Вопрос о нейтрализации Балтийского моря снят, и рас­смотрение его отставлено. Со своей стороны поддерживал принятие Вашей помощи.

Как и многие друзья вашей страны, я надеюсь, что вы идете навстречу великому бу­дущемуВеликой, объединенной и счастливой Польши, вместе с большей частью Прибалтики, что поставит нас в почти сосед­ские отношения...1

К королевскому ордену Маннергейм распорядился добавить еще одну розу, как символ Аландов. Ни дружбы, ни, тем более, оборонного сотрудничества с бывшей метрополией не по­лучилось, и это впоследствии сказалось на политике обеих стран. Швеция подняла вопрос об Аландах на парижской мирной кон­ференции, но безрезультатно; в 1921 году решением Лиги Наций Аландские острова были признаны нейтральной территорией в со­ставе Финляндии.

Независимость Финляндии. В случае возрождения монархии Россия ни за что не откажется от своего права на Финляндию. Позднее Маннергейм сопоставил имперские устремления царской и социалистиче­ской России: «...Это „право44 основывалось на тех же стратегических соображениях, которые появились вновь в требованиях Советской России осенью 1939 года...  необходимым условием для безопас­ности Петербурга являлись русские укрепленные военные базы на северном берегу Финского залива и в Ханко.

Скрывал свою частную жизнь, и письма Китти он, скорее всего, уничтожил. Но его письма к возлюбленной сохранились.

В Финляндии все это время продолжаются дебаты по поводу государственного устройства. После ужасов гражданской войны многие считают, что конституционная монархия — единственная надежная форма правления, тем более что ее никто и не отменял с 1772 года. В парламенте, из которого социал-демократы демон­стративно вышли, теперь в большинстве монархисты.

НИ БОГ, НИ ЦАРЬ И НИ ГЕРОЙ

Никто не даст нам избавленья —

ни бог, ни царь и ни герой,

добьемся мы освобожденья

своею собственной рукой!

«Интернационал»

Судить только за совершенные во время войны преступления, а остальных отпустить по домам. Но что он считал преступлением, подлежащим наказанию? Участие в боях? Социалистические убеждения?

Родился вовремя, чтобы осуществить грезу своей жизни и стать освободителем роди­ны. Великолепное достижение, которое может быть участью только немногих избранных1.

Год назад, когда наша горечь из-за твоего изгнания оыла преиело- ной, у меня, я думаю, было полное право выйти в отставку и тем самым выразить свое мнение. Хотя такой поступок принес бы мне большие осложнения, я серьезно его обдумывал и говорил об этом с Папой, Софией и Юханом, как мне помнится. У меня сложилось впечатление, что они скорее советовали мне отказаться от своего замысла, чем осуществить его. Это выражение своего мнения, ко­торое тогда было бы полностью оправданным, сегодня получило бы совершенно другое значение и наименование. Оно попросту не под­ходит.

в 1901 году закон о ликвидации финляндских войск и введении в Финляндии, как и в остальных частях России, всеобщей воин­ской повинности. Но сопротивление обычно законопослушных жителей Финляндии оказалось на редкость упорным: в 1902 году 60% призывников просто не явилось на призывные пункты. Опа­саясь беспорядков, в 1905 году финляндцев вовсе освободили от прохождения военной службы в российских войсках, заменив ее специальным налогом.

Зачисленный на новую должность в мае 1903 года, Маннергейм успел прослужить чуть больше года и решил вновь круто поменять свою жизнь. В феврале 1904 года началась Русско-японская война. Маннергейм просил перевести его в действующие войска, несмотря на то, что Брусилов не хотел отпускать способного и исполнительно­го подчиненного. В послужном списке значится: «Высочайшим при­казом, состоявшимся в 7-й день октября месяца 1904 г., переведен в 52 драгунский Нежинский полк подполковником с отчислением от школы». И далее: «Прибыл в полк 10 ноября 1904».

Г. Маннергейм — А. Фредериксу 22, О. Brunnsparken, Helsingfors,

17 ноября 1937 г.

Дорогой друг,

с грустью прочел я те два письма, которые ты мне переслал, и одно из которых отсылаю назад, как ты просил.

Это настоящая трагедия, от которой бедная жертва заслу­жила быть избавленной, по меньшей мере, хотя бы благодаря своей щедрости и гуманитарной активности. И без слов ясно, что я буду счастлив сделать все для меня возможное, чтобы смягчить для гра­фини то печальное будущее, которое ее ожидает. К сожалению, моя ситуация отнюдь не так блистательна, как, похоже, думают многие. У меня есть доходы, благодаря которым я могу жить до­вольно прилично здесь, где жизнь дешева, но у меня часто возника­ют труднопреодолимые сложности.

Еще в марте 1902 года Густав в конце писем, как и прежде, пере­дает приветы от Наты, но уже в августе в длинном послании к брату Юхану ни о жене, ни о дочерях — ни слова.

Поначалу Натаактивно поддерживала мужа в его увлечениях, бывала на скачках и, скорее всего, не возражала против покупки новых лошадей. Скакуны Маннергейма часто брали призы, но ча­стенько и проигрывали. Наездником на скачках бывал он сам, или жокей, или кто-то из приятелей. Иногда ему удавалось совершить выгодную сделку и, продав породистую лошадь, купить еще луч­шую.

Поступил приказ и эскадроны построились, как увидели царя и царицу, блед­ных и серьезных, проехавших мимо в парной коляске и сопрово­ждаемых каретами императорской свиты обратно по той же дороге, по которой следовало сказочно блестящее коронационное шествие. В чем дело, мы еще не знали. Но по потрясенному выражению на лицах безмолвного общества можно было заключить, что случи­лось нечто роковое.

Ноту семье. Но не совсем уверен, осуществится ли замысел в этом году. Если бы у Тебя появилось желание провести каникулы здесь, в деревне, Ты доставила бы Нате большую радость, и нечего даже говорить, в каком восторге был бы я. Дорога из Гельсингфорса за­нимает ровно двое суток, но в целом она не слишком утомитель­на. Тебе нужно будет попросить Агнес Идестам или какого-нибудь другого из знакомых встретить Тебя в Петербурге и проводить на московский поезд. Я бы в Москве тебя встретил.

ПРОЗА

Анастасия АГАФОНОВА. Степная трава. Рассказ. Ш-123.

Сергей АКЧУРИН. Булгаков и колдуны. Рассказ. Х-168; Десять сит­цевых платьев. — Слезы Могерини. — Черный рояль. Рассказы. XI-3.

Александр АННИН. Бабушка. Ро­ман. VIII-3; IX-30.

Одно время, ввоз в Россию “иномарок” почти практически был перекрыт. Поэтому подавляющему большинству водителей, приходилось вынужденно убеждать себя в том, что свой, отечественный производитель ничуть не хуже западного. Жигули были скопированны с “Фиата” и рекомендовались, как превосходный автомобиль. Москвич был удивительным созданием и на тот момент, казался даже достойным автомобилем: шасси Опеля плюс смешанные отдельные части.

Психологическим заболеванием, при котором человек отказывается от приема пищи, хочет быстро очистить кишечник с желудком, считается анорексия. В таком случае через определенное время появляются следующие проблемы: почечная недостаточность, остеопороз, выпадение зубов и волос, ухудшение памяти, язва желудка.

Наше падшее естество с тайной радостью принимает учение апокатастаси- са не потому, что грешный человек радуется о спасении всего человечества и даже демонов, а потому, что ложная надежда дает возможность грешить без страха за свою вечную жизнь.

Современные либералы и гуманисты в один голос заявляют: «Надо любить Бога, а не бояться Его, так как Бог есть Любовь». Они не понимают глубины Адамова падения, не сознают, что страстный человек любит свой грех, а не Бога.

Апологетам этих ложных учений следовало бы оставить попытки превра­тить почитание царственных страстотерпцев православными людьми в ца- ребожническую ересь, а взирая на подвиг царственных мучеников, стре­миться украсить и свои души теми добродетелями, которыми прославились они: смирением, терпением скорбей, незлобием, нищелюбием, милосердием к страждущим, а особенно — верностью Матери-Церкви.

Разумеется, у Белопольского, известного в то время как автор архитектурной части скульптур Вучетича, включая мемориал на Мамаевом кургане, доцента МАРХИ по кафедре архитектуры жилых и общественных сооружений, не было ни­какого опыта в реставрации памятников архитектуры, как и у его помощников, да в МАРХИ в то время и не было еще реставрационного факультета. Нельзя забывать, что здание имело определенную социальную окраску. Николаев, будучи в то вре­мя ректором МАРХИ, хотя и дал согласие на внесение изменений по увеличению площадей комнат, но, как свидетельствуют его коллеги и близкие, результат его не устроил, потому что планировка здания подверглась радикальной переделке, что и следовало ожидать. А ленточные проемы Белопольский растесал еще больше — под установку гостовских окон. За скобками остается вопрос: почему автору проекта не предложили возглавить коллектив по «реновации» его собственного проекта?

20-е годы ХХ века были временем становления первого советского поколения студенчества. Для крупных вузов в Москве строятся студенческие городки на Лиственничной аллее, на Бахметьевской и Студенческой улицах, во Всехсвят- ском переулке, на территории бывшей Анненгофской рощи в Лефортове. Среди них и комплекс зданий для студентов Текстильного института на улице Орджо­никидзе, д. 8/9 (тогда 5-й Донской проезд), дом 9 — это по 2-му Донскому про­езду. В годы учебы в Университете дружбы народов мне приходилось почти еже­дневно проезжать на трамвае мимо этого разрушающегося шедевра авангардной архитектуры, ведь университет в начале 60-х располагался по адресу: ул. Орджо­никидзе, д. 3 и был рядом с этим памятником, но на противоположной стороне.

Все современные холодильники, в основном (89%) заправлены тремя разновидностями хладагента:

1 - R 600a
2 - R 134a
3 - R 12

При этом сам процесс замены компрессора не похож друг на друга и имеет определенные отличая (всё зависит от начальной формулы хладагента). К примеру, поговорим о схеме замены компрессора при наличии хладагента R 12.

Холодильник состоит из многих деталей, но основной и неотъемлемой считается компрессор. Данный элемент холодильника отличается своей длительной работоспособностью, ведь он может не выходить из строя в течение нескольких лет, но все-таки некие непредвиденные воздействия, например, резкий перепад напряжения в электросети, могут привести к поломке. 100-100

Самодержавие живет в народе и в Церкви. Царь сам себя ограничивает в проявлениях власти государственной, а в отношении к Церкви он ограничен ее каноническими нормами. Царь, как выразитель народной веры, его чувств, мыслей, упований, не может в своих деяниях не признавать строя Церкви, вытекающего из ее канонов.

Через мгновение они ввалились в помеще­ние магазина, улыбаясь и отвешивая какие-то сальные шуточки, набрали рыбы, креветок и водки (продукт, как заверил один из них, при этом нисколечко не погрешив против истины, первой необходимости).

До Солдатской бухты дойдем, хочу на доты глянуть, — расплачиваясь, прогромыхал пер­вый из них. — Пока их полностью в океан не смыло.

И в тот момент, когда осознание этого посе­тило его, Сергей вдруг испугался: ведь возвра­тившись на остров, он не нашел здесь дома. А значит. значит, все зря? Но другая мысль ус­покоила, заставила ожесточиться его обветрен­ное шальным морским ветром лицо и сжаться в тугую пружину его измученную жизнью душу; эта мысль придала не столько надежду, сколько цель — свирепую, безжалостную.

Добрел. Огляделся — не видать ли где прору­би, не стоит ли пешня, не тянется ли тропин­ка от какого-либо дома? Не видать. Гладкий снег, без человеческих следов. Не хожено ни­кем. С трудом, через торосы, выбрался на кру­той берег. К домам бы подойти — была мысль забраться в какой-нибудь и печь растопить — не по-людски, не по правилам и незаконно это, но спасаться-то надо. Шиш! Избы по са­мые окна занесены, двери сугробами завале­ны. Сунулся к ближней — хоть через окно за­лезть, — провалился по пояс, полные сапоги снегом набил, упал, насилу выбрался. Все — пипец! Куда дальше?

Афанасий тихонечко слился. К себе завер­нул. Слушать пьяные базары, а этим все и за­кончится, не было желания. И так все понятно было. Деревня приумолкла. Никого видеть и ни с кем говорить не лежала у Афанасия душа. Грустно все.

В дом на холме мы вернулись за полночь. Я не торопилась покинуть Бухарест, стараясь продлить день настолько, насколько это было возможным.

      

      Слова Влада, что мы могли бы быть где угодно и делать что угодно, но вместо этого гуляли вдвоём по парку, никак не шли из головы. То, где я была и почему, не вызывало никаких вопросов, но вот что имел в виду Влад? Говорил ли он о том, что сделает что угодно, чтобы поймать Этьена, или просто дал мне возможность оплатить долг, о котором я твердила в то утро в гостинице. Или была другая причина?

      Я, не смея выбраться из своего угла, всё так же не сводила глаз с огромного просвета, зияющего на месте вынесенного окна. Слабые всполохи ветра, блуждающего в горах, то и дело цепляли обломившуюся доску, обвисшую на нескольких волокнах разбитой деревянной рамы. Время от времени я ощущала, как прохладные прикосновения дотягиваются до моего лица, заставляя вздрагивать и озираться.

      На следующее утро я поднялась пораньше. Двадцать второе декабря было первым официальным днём моего штурма Трансильвании и, конечно, я должна была встретить его достойно. 

Изначально в отечественных холодильниках использовался компрессор, в котором ось вращения расположена горизонтально (холодильники «Зил», «Ока», «Саратов» и т.д.). В данном поколении холодильников использовались компрессоры холодильника на электродвигателе с моторесурсом, достигающим 50 лет. Ток потребления при этом был равен 1000 мА и соответствовал выходной мощности в 130 ватт. Скорость вращения компрессора достигала 1500 оборотов в минуту.

   Не перестаю восхищаться этими багетами! Можно вот так расплю­щить, он опять поднимается. О, о! Гляньте! Или вот так разорвать, рас­пластать, как цыпленка, надвое, потом соединить, и обе разорванные по­ловинки как будто прирастают друг к другу заново.

   Да полно тебе, Алешка! Словно мы не знаем свойств парижских ба­гетов, — усмехнулся пятидесятилетний Иван Алексеевич, глядя на то, как его младший собрат по литературе, коему еще и сорока не исполнилось, искренне веселится, плюща и терзая ни в чем пред ним не виноватый свежий французский хлеб.

   России-то оказался.

    Цветок на ветру? Это очень красивое имя, — согласился Ронг.

   И мы с тобой тоже как цветы на ветру! И мне нравится этот ветер, который понесет нас по всему белому свету!

    Я люблю тебя, Ли! Мой цветок на ветру!

И так они ехали радостно в это свежее и пригожее утро из пункта С в пункт Ш.

дураком попом, — и что дальше? Привезет их маменьке и папеньке в Шанхай — и что? Надо бы закончить весь балаган и приказать Григо­рьеву возвращаться в Шанхай. Всех простить, всем дать жить, как они хотят, самому утешаться свиданиями с ночной китайской красавицей, а там Господь Бог или кто там — судьба? — выведет его на какую-то новую, глядишь, и хорошую дорогу.

И вот теперь, когда раздался телефонный звонок из Ситана, Борис Николаевич, выслушав донесение сыщика и повесив трубку, крепко заду­мался. Нет, он не бросился немедленно выискивать средства, способные как можно быстрее доставить его к месту назначения. Он лишь поинтере­совался у друзей-офицеров:

Выследив Ронга и Ли, Рогулин не замедлил сообщить об этом Трубец­кому. Из главного полицейского управления Ситана он дозвонился до консульства Российской империи в Шанхае. Трубецкой был в отъезде, но Рогулин попросил найти его и сказал, что перезвонит через три часа. В назначенное время Трубецкой подошел к телефону:

А Ли сидела в лодке, смотрела на своего статного и красивого мужа и с грустью думала о Трубецком. Ей было жаль его, жег стыд, что она так подло его обманула. Но не могла же она из жалости к этому в общем-то достойному человеку отречься от любви всей своей жизни!

Это письмо мальчишка-китаец поначалу принес в российское консуль­ство, откуда его отправили на авеню Жоффр, где только что поселились генерал Донской и его жена. Письмоносец, посланный от Елизаветы Александровны, потребовал у ее отца двойной оплаты, получил ее и до­вольный исчез. Генерал сначала сам прочитал, потом вслух генеральше, а теперь в присутствии Александра Васильевича и Маргариты Петровны это письмо читал полковник Трубецкой.

Как быстро бегут струи времени! Еще недавно все они съезжались в Шанхай, взволнованные предстоя­щим событием, предвкушая созда­ние своей партии, и вот они все уже снова на пристани, готовятся сесть на просторную, рассчитанную на двадцать человек лодку, чтобы плыть на ней по озеру Наньху. Все, кроме Чэня Гунбо, его жены, ко- минтерновцев со своими перевод­чиками да еще Мяо Ронга и его друга Мин Ли, по прозвищу Кон­фуций.

Таня вышла замуж в 18 лет. Любовь-морковь кружила ей голову, мир казался прекрасным, а муж - воплощением идеала и всех возможных добродетелей. Новобрачная в белом кружевном платье выглядела красавицей и отчасти походила на сливочное пирожное с кремовой розочкой (роль розочки исполняла шляпка с цветами и вуалькой). Таня была стройной сероглазой девушкой с пышными волосами и тонкими губами, покрытыми слоем помады ярко-сливового цвета. Больше ничего броского в облике невесты не было, даже цветы и те были фиалками невыразительного бежевого цвета.

Первые несколько дней после приезда на историческую родину мужа Маша была довольна и старым домом в 18 комнат, и прилегающей территорией, густо заросшей ананасами, - пока ей не пояснили, что в зону ее ответственности входит как содержание этого дома, так и поддержание урожайности ананасов на плантации. Уже через месяц Маша (руки у нее покрылись волдырями от мотыги, а колени распухли от натирания полов в 18 комнатах) ананасы буквально возненавидела, но поздно - бежать из Бенина можно только на самолете, самолеты летали только из Котону (бенинского аналога Нью-Йорка), а до этого города - около 400 километров непроходимых джунглей. Писем Машин благоверный не поощрял, так как они, по его мнению, отрывали Машу от работы. О подробностях Машиной жизни не догадывались ни ее родные, ни Таня со Светой, так как г-н Мпонго тщательно дозировал информацию, просачивавшуюся за пределы виллы. Однако Тане на свадьбу разрешил послать ананас со своей плантации, и даже открытка никаких подозрений у него не вызвала. Но, к несчастью, Таня не стала, есть подарочный ананас, а просто положила его в коробку вместе с открыткой. Спустя пару месяцев фрукт высох, стал похож на папье-маше, и его употребление в пищу утратило всяческую актуальность.

Стоит ли покупать недорогое жилье в заброшенном населенном пункте? Сегодняшняя ситуация свидетельствует о том, что такие квартиры мало кому нужны. Многие люди стремятся уехать в крупные мегаполисы и забывают о небольших городах с пришедшей в упадок инфраструктурой. Как итог, в таких местах невозможно продать трехкомнатные квартиры даже за бесценок, потому что рядом пустуют вполне пригодные для проживания дома...