Следующий день начался суматошно. Встали мы рано, быстро перекусили и спешно загрузились в карету. Тётушка выполнила обещание и пришла нас проводить, вручив мне письмо для своей старой знакомой Генриеты ОТрайт.

       Буду рада, если ты привезёшь мне ответку от неё, — Леокадия Андреевна улыбнулась самой загадочной улыбкой, которую я хоть раз на ней видела.

Засунув письмо в сумочку, я попрощалась. Наши сокурсницы ещё спали, и это нам было только на руку. Собственно именно по этой причине мы и отчаливали спозаранку.

       Желаю вам удачи! — выдала тетя, закрывая двери повозки.

В Веросе мы заехали к мои родственникам и я получила своё

королевское платье с украшениями в придачу. Бабушка была очень рада предстоящему приёму у короля, для неё это оказалось очень важным событием. А я переживала, вдруг опять чего-нибудь накосячу: в купол кого-нибудь запихну, например.

Полёт в дирижабле был уже привычным. Капитаном корабля был суровый мужчиной, к которому я с просьбами подходить не решилась. Зато подруга освободила мне первый томик Гарри Поттера и я занялась чтением. По сути, мы с Ликой весь перелёт просидели с книжками, зачитываясь этим произведением, миновавшим меня в том возрасте, когда остальные его осваивали.

В Вернхольме нас встретил мужчина в возрасте моего деда, а может даже и старше, бородатый и седовласый, с добрыми глазами, похожими на бусины, очень живыми и улыбчивыми. Барон Армфельт виртуозно владел мимикой глаз, даже уголки губ его оставались в серьёзном положении, а глаза откровенно смеялись. Как у него это получалось, я понять так и не смогла.

       Давайте знакомиться, юные Леди. Меня зовут — Нил. Я очень рад, что в нашем доме будем немного шумно, а то мы с женой уже как старики погрязли в каждодневном отдыхе и скуке.

Я удивилась тираде этого мужчины, как это можно погрязнуть в отдыхе? Оказалось всё просто. Пока Нил Армфельт трудился советником, его жена Арлет занималась домом, детьми и подготовкой совместного отдыха. А сейчас дети разъехались, были ещё молоды и со своим потомством пока временили, а муж с женой оставшись не удел и в окружении всего лишь слуг, заскучали. Пропало желание куда- то бежать, что-то делать. Есть такие люди, которым нужен стимул для действия, а когда этот стимул пропадает, человек теряется и тускнеет, чахнет, ему становится всё равно на происходящее.

С нашим приездом жизнь в доме барона зашевелилась, забила фонтаном, Арлет моментально помолодела, её глаза загорелись светом и радостно заблестели. Баронесса Армфельт была женщиной чрезвычайно активной, но при этом как-то не навязчивой. Невысокого роста, стройностью могла посоревноваться со мной,темноволосая (я предполагаю, что крашеная,ибо даже намёка на седые волосы не наблюдалось), и очень шустрая. Она просто фонтанировала идеями.

       Я отказалась от помощницы по моде, — почти с порога сообщила она нам, — так сама могу вам помочь в этом вопросе.

Я вспомнила, что тётя Лёка обещала нам какую-то даму в помощь выбора нарядов. Я про это и позабыла уже, правда адреса этой дамы у меня не было, видимо они как-то сами связались всё решили. Вообще голова у меня уже пухла от

обилия информации.

Оказывается, наши предстоящие дела и приёмы у короля были расписаны по дням на всю предстоящую неделю. В понедельник мы должны были прийти на приём в совет, там требовалось изложить нашу проблему и получить разрешение на посещение королевского архива. Кто бы мог подумать, что по такому делу не надо обращаться к королю непосредственно (это я саркастически фыркнула про себя).

Вторник отводился на поход по магазинам и выбор нарядов к приёму в королевском дворце. В среду планировался первый визит ко двору, накануне дня рождения монарха Олвина III. Четверг был отведён на наши дела, по которым мы собственно и прибыли в столицу. В пятницу было большое празднество по поводу того самого дня рождения короля, сюда входил карнавал в масках и большой бал в главном королевском дворце.

Блин, я в сказку походу попала. Только принца рядом не хватало, подумав это, я вздохнула и почему-то вспомнила тёмные глаза с поволокой, которые совершенно не хотела вспоминать.

Суббота была продолжением праздника пятницы, вернее он планировался идти всю ночь и закончиться к обеду. Сутки праздника, я >це не выдержу. А вечером в субботу нам ещё встречаться с родными капитана Савара, так как в воскресецье утром нам надо возвращаться в колледж.

Лика выслушала наше расписание молча, даже тени эмоций на её лице не проявилось. Вот ведь выдержка, догадайся по ней, что у неё там внутри бушует... Или не бушует.

       Девочки, вас в одну комнату поселить или по отдельности? — поинтересовалась баронесса, мы с подругой переглянулись и хором ответили:

       Вместе.

       Какие вы дружные, — порадовалась такому единогласию хозяйка дома и повела нас в гостевые апартаменты.

Это было не просто одна комната,тут имелось отдельная гостиная, спальня с двумя кроватями и ванная комната. И только когда мы остались одни, Лика позволила себе улыбнуться, радостно похлопать в ладоши и, кинувшись мне на шею, сообщить:

       Зарина, ты подарила мне сказку я о таком, и мечтать не смела.

Я была рада хоть чем-то её развлечь, а еще посчитала: раз она открывает передо мной свои чувства, значит доверяет. И это радовало вдвойне.

Уснули в этот день мы на удивление рано, вернее подруга моя рубанулась на середине нашей болтовни, видимо вымоталась. Мне же казалось, что я еще долго не смогу уснуть, но когда открыла глаза, за окном уже появились первые лучики солнца, а кровать подруги была пуста.

Лику я нашла в гостиной с книжкой в руках.

       Ранний птах как всегда, встала раньше всех, — я плюхнулась на диванчик рядом с подругой, чем отвлекла ту от чтения.

       Я выспалась,теперь бы поесть, — высказала свои пожелания подруга, откладывая книгу в стороцку.

Я в принципе была с ней согласна, поэтому быстро одевшись, мы дружно пошли на разведку. Во сколько тут завтрак вчера никто из нас не удосужился уточнить.

В столовой, где мы вчера ужинали, было пустынно, даже намёка на наличие хозяйки дома не обнаружилось. Зато откуда-то из угла доносились ароматы, способствовавшие ещё большему разгулу аппетита. Девушка я любопытная, поэтому прямиком пошла в сторону таких манящих запахов. Я сначала думала, что тут просто угол, но была не права. Неожиданно обнаружился коридор, ведущий в кухню, на которой хозяйничали какие-то странные существа. Три женщины, невысокого роста, совершенно лысые (спросите меня почему я решила, что они женщины — наверное потому, что в ушах висели серьги, а на пальцах имелись кольца). Так вот эти женщины готовили еду, вернее они что-то делали, а еда готовилась сама. Вот в воздухе открылась небольшая солонка и посолила блюдо, которое стояло на плите и издавало такой манящий аромат.

       Вот и гостьи наши пожаловали, — оторвалась от готовки одна из женщин. — Я же говорила, что молодые есть захотят пораньше.

       Ты чего встала? — спросила за моей спиной подруга, я как вкопанная застряла прямо в проходе.

       Это кто такие? — шёпотом спросила я.

       Стряпушки, — спокойно поведала Лика, для неё они не были чём-то неведомым. — Лучшие повара на все двенадцать миров.

Пока я соображала, пытаясь вписать в своё понимание невесть откуда взявшиеся еще семь миров, подруга подтолкнула меня немного вперёд, чтобы пройти к этим поварятам.

       Здравствуйте милые, как у вас тут вкусно пахнет, мы учуяли запахи ещё у себя в спальне и не смогли усидеть ца месте.

Я удивилась Ликиному красноречию, обычно она была скупа на похвалу. А тут прям соловьём разливалась.

       А я так и подумала, что кушать пораньше захотите, — с улыбкой ответила первая женщина. Голос у неё был немного скрипучий, но при этом приятный. — Идите в столовую, сейчас подадим вам булочки и чай.

И почти следом за нами прошествовали две стряпушки, неся на голове по подносу с ароматным чаем и парой булочек.

Я ела эти булки и не могла понять, а булки ли это. Нежное тесто, с какой-то начинкой, чем-то напоминало воздушный эклер, но во сто крат вкуснее.

       Добавочки дать? — спросила любезная повариха, когда мы осилили свои порции. Я уж было хотела кивнуть, но меня опередила Лика:

       А завтрак у хозяев когда?

       Через час.

       Вот тогда мы и позавтракаем еще раз, с ними и булочки будут кстати.

       Правильно, — согласилась с моей подругой стряпуха, — а то объедитесь и к королевскому балу ни в один наряд не влезете.

По пути обратно в наши покои Лика после моего вопроса рассказала про этих чудесных поваров.

       Они живут, обычно при домах, где работают. Мужчины у них занимаются детьми. Вот здесь трудится целая семья, три жены одного мужа, а он занят домом.

       То есть мужчина не работает? — решила уточнить я.

       Ты считаешь домашний труд не работой? — тут уже Лика удивила меня.

       Нет, ну работа, конечно... — я немного замялась. — Просто непривычно, что домом занимается мужчина.

       Просто у них мужчин очень мало, а талант к готовке у женщин просто феноменальный, поэтому в богатых домах их берут всей семьёй. Три-четыре жены готовят, а мужчина занимается воспитанием потомства, я думаю у этих троих на всех не меньше семи деток.

Я ошарашено переваривала информацию, пытаясь ровненько уложить в своей голове такую непонятную для меня ситуацию. Получалось с трудом, в нужные колеи не укладывалось.

       А почему они лысые?

       Потому что на кухне не место волосам! Знаешь, сколько раз в моей стряпне оказывались мои же волосы, и как было стыдно, если из еды их вылавливали мама или брат?

Ну, да, резон тут был,и этот действительно очень неприятно, обнаружить в своей тарелке с едой чей-то волос, да и свой собственно тоже.

       У вас тут всё чудесатее и чудесатее, — вынесла я свой вердикт этому миру.

       Ну, у вас тоже не без чудес, — помахав мне книгой о Гарри Поттере, улыбнулась Лика.

       Лика, эта книжка — сказка, — сообщила я и увидела в её глазах недоумение. — Это выдумка Джоан Роулинг там, на книге написано имя автора. У нас нет волшебства!

       Выдумка? А как такое можно выдумать?

       Ну... — я присела рядом. — Выдумать можно всё что угодно, у нас фантазии у художников, писателей и музыкантов хоть отбавляй.

Потом я ей рассказывала про наш мир,и она сделала свой вывод:

       Видимо у вас настолько скучно, что людям приходится выдумывать сказки, чтобы жить было веселее.

Я решила её не разубеждать, может привезу как-нибудь в гости, пусть своими глазами посмотрит на нашу скуку.

А потом был второй завтрак и поход к Генриете ОТрайт. Арлет Армфельт поехала с нами, чтобы мы ненароком не заблудились в незнакомом городе.

Знакомая моей тётушки оказалась очень примечательной особой: с ярким макияжем, синими волосами, собранными в какую-то чудную причёску, выглядевшую как; цветок, стайка кружащих вокруг головы Генриеты бабочек добавляла цветочности данному шедевру. Наряд женщины, при этом был достаточно прозаичен, хотя, женщин в брюках в этом мире я пока не наблюдала, не считая колледжа и лётной школы.

Она встретила нас очень серьёзно, но получив письмо от тёти Лёки, обрадовалась и принялась за дело.

Над Ликой она колдовала почти два часа, из них полчаса они потратили на выбор образа. Блондинкой моя подруга быть не захотела, в итоге остановились на русых волосах с красным отливом и рыжих прядях. Мне было тоже предложено, что-то изменить и я немного подумав, решила сделать мелирование. Всегда хотела высветлить прядки, да мама была против и соответственно денег мне на данную процедуру не выделяла.

Правда, я бы и накопив, не решилась идти ей наперекор.

       Мадам ОТрайт, — обратилась я к женщине. — А можете подсказать нам что-то по макияжу?

       Во-первых деточка — не называй меня так официально, для моих любимых клиентов, не зависимо от возраста я всегда

Генриета. Во-вторых — по макияжу я вам выдам брошюрки там все заклинания, сами выберете и сами сделаете в нужный момент.

Брошюрки оказались очень индивидуальны, каждой своя,и открыть можно только прикоснувшись ладонью в поверхности. Меня удивила подобная секретность, но оказалось всё просто:

       Я обычно не дарю свои секреты, но для племянницы моей дорогой Леокадии я готова сделать исключение. И для её очаровательной подружки безликой. Особенно для неё, там очень индивидуальная книжка, — говоря это было очень заметно, насколько Г енриета горда своими разработками.

       А вдруг кто-то захочет похитить у меня брошюрку и отрежет мне руку? — предположила я страшное.

От моих слов ужаснулись все, видимо у них тут страстей таких не бывает, но всё оказалось объяснимо до банального:

       Брошюра настроена на твою магию, детка, — меня эти её детка и деточка начинали подбешивать немного. — А в отрезанной конечности не сохраняется магия индивида, это знает каждый ребёнок. Вообще открыть книжицу можешь только ты, в состоянии бодрости и при полном умственном здравии.

Да, успокоила. Мне уже стало любопытно для чего же нужна такая секретность.

А книжка действительно оказалась с секретом, встроенным на первом листике зеркалом, в котором на моё лицо применялась тонна вариаций боевой, и не очень, раскраски. Дальше от меня требовалось выбрать нужный образ,и на следующие три листа я получала подробную инструкцию действий и заклинаний, а так же ингредиентов необходимых

для получения нужного эффекта. Ликин экземпляр был подобный, но настроен именно с учётом особенностей безликой.

Первым делом мы подобрали себе приемлемые, как нам казалось, образы и выписали на листик то, что надо было приобрести, дабы достичь требуемого эффекта. После обеда мадам Армфельт полюбопытствовала, что мы хотим сегодня успеть ещё сделать.

       Нам бы в магазин косметики, — тихонько попросила я. — И идти с нами не обязательно, достаточно того, что кучер нас отвезёт куда надо, и подождёт. Мы не потеряемся.

Мои уверения на Арлет не подействовали, и она вызвалась ехать с нами. В магазинах она не преминула приобрести кое- что и себе. А так же напомнила, что для карнавала надо будет придумать образ и особенный макияж, в котором мы будем неузнаваемы. В одном из косметических бутиков мы наткнулись на целый рекламный проект, где нашему вниманию были представлено множество вариаций карнавальных гримов.

       Думаю, мы с вами этим займёмся послезавтра, — остановила наш энтузиазм мадам Армфельт. — Подбирать надо и наряд и макияж, а у нас пока и задумок нет.

В общем, весь воскресный вечер мы провели в экспериментах над своей внешностью и примеркой тех или иных нарядов. Моё королевское платье, которое я одевала к деду на день рождения, Арлет одобрила, сказав, что в среду на приём к королю оно очень даже подойдёт. А вот на совет стоит надеть, что-нибудь скромное, даже строгое.

Из моих платьев нашлось одно, которое подошло под данное мероприятие, тёмно-синее, с голубым кружевным воротником,такими же манжетами и узором по низу платья. Для Лики подобрали бежевый наряд, я думала, что она в этом цвете окажется серой мышкой, но при новом цвете волос и с правильным макияжем она оказалась даже очень красоткой.

Вообще с подругой происходили удивительные метаморфозы. Мы, оставшись после ужина вдвоём, перепробовали разные варианты предложенные брошюрой Генриеты. И я заметила такую особенность, после преображения Лика становилась совершенно другой внешне, её лицо будто было нарисовано заново.

       Это же такой дар, — воскликнула я. — И мне кажется не стоит его зарывать в горничных. Думаю, такое умение менять внешность очень хороший навык во многих сферах.

Лика со мной может быть бы и согласилась, если бы нашлась, что ответить.

       Я даже не знала, что на это способна. У нас не принято женщинам себя украшать, менять, мы привыкли быть серыми и незаметными.

В общем, у меня возник ещё один пунктик, надо обнаружить профессию, в которой моя подруга сможет раскрыться и стать самодостаточной. И плевать я хотела на этих их толп жрецов,толп вождей. Можно ведь и не возвращаться в Тартрию, тут ещё одиннадцать миров имеется, хотя Землю я бы в расчёт не брала, а впрочем.... Почему бы и нет.

Поход в совет был очень скучным и банальным: нас приняли в назначенное время, выслушали и выдали разрешение в королевский архив.

Вторник мы провели опять в походах по магазинам. У меня для приёма у короля наряд-то имелся, а вот Лику надо было тоже приодеть, чтобы она рядом со мной смотрелась достойно. Ну и наряды для карнавала. Тут предполагались двойные костюмы, которые мы приобретали напрокат. Первый костюм был предназначен к маске, а второй уже под макияж, ведь после полуночи все скидывают маски, и показывают своё лицо.

Образы нам подбирала баронесса Армфельт,так как мы не разбирались в местных нарядах такого толка, даже Лика не представляла, что выбирать. В итоге я была в белом наряде, вся в перьях, самой себе я напомицала какую-то волшебную птицу.

А Лику наоборот сделали роковой демоницей, с рожками. Я от вида этих рожек вечно хихикала, они были такие милые и забавные.

В общем, с этими образами мы определились, а вот после полуночи подобрали себе простые наряды: мне городской цветочницы, а моей подруге по вкусу пришёлся мужской костюм,и она выбрала что-то похожее на образ жокея, который на скачках лошадью управляет.

Брюки Лике нравились всегда, правда в Ламерии и Тартрии их обычно носили только мужчины. А тут такой удобный случай.

После походов по магазинам в дом барона Армфельта был приглашён преподаватель этикета, который весь вечер мучил нас, показывая в каком случае и как надо правильно приседать в поклонах, реверансах и книксенах. Там на каждого вельможу приходился свой, это же жесть какая-то. Как, спрашивается я вообще смогу разобраться, кто стоит перёдо мной, ну кроме короля конечно. В итоге под конец наших мучений этот террорист (преподаватель этикета) выдал:

       Если не знаете, какой статус у вельможи делайте так, — и продемонстрировал что-то среднее между всеми видами приседаний.

Я после ухода этого талантливого истязателя еще полчаса бушевала, чем ввела Арлет в недоумение.

       Зарина, ты чего бушуешь? — остановила она меня.

       Зачем столько времени надо было потратить на бестолковое запоминание всей этой фигни? — я схватилась за голову. — Всё равно в итоге надо знать два вида: первый для короля и его семьи, а второй, который среднее между всеми тремя. И он нам два часа втирал, что и как, окончательно запудрив мозг и запутав, а деньги, небось, взял за почасовку.

Мадам Армфельт задумалась, ей видимо такой расклад в голову не приходил:

       Ты знаешь, а ведь ты права. Пойду, скажу мужу, пусть отзовёт часть платежа.

       А так можно?

       Конечно, он же чеком расплатился, сообщит в банк, какая сумма полагается по чеку, и всё.

Когда баронесса удалилась, Лика заметила:

       А я вообще-то все приседания запомнила.

       Серьёзно?

Она кивнула и, улыбнувшись, успокоила меня:

       Только я всё равно не знаю, как различать те или иные персоны между собой, поэтому ты права, нам на праздник понадобится всего два варианта: королевский и общий.

Собственно так и получилось, нас представили королю,и его жене, мы сделали главные приседания, а в дальнейшем выполняли только тот, который Лика окрестила, как общий.

Сборище при дворе было как в каком-то фильме про средневековье. Всё блестящее. Каждая женщина гордо несла себя и свою причёску. Цветок с бабочками на голове у Генриеты это было ещё скромно, как оказалось. Тут встречались и горные хребты, около которых летали небольшие дракончики. Я вспомнила, как Маиза рассказывала, что её сестра Эля мечтает заняться разведением чего-то подобного. У одной дамы голова была похожа на цветочную клумбу, вокруг которой кружили не только бабочки, но и шмели и им подобные, хорошо хоть мух не было.

Мы выглядели скромницами, с простыми причёсками. Правда, девушки нашего возраста, собственно себе тоже башни на голове не строили. Королева была тоже с чем-то простым, но изящным. Я потом даже краем уха уловила перешёптывания двух дам: у одной была на голове ваза с фруктами, у второй парусный корабль. Они обсуждали королевскую причёску, немного возмущаясь:

       Неужели опять новая мода, и причёски придётся делать такие простые? — возмущалась та, что с кораблём.

       Кошмар какой, мы только привыкли к этим шедеврам, а нам такая подстава, — вторила ей фруктовая ваза.

Я усмехнулась, рассказала подруге, мы немного посмеялись, вообще за шторками в королевской зале можно много чего послушать,и это было презабавно.

В этот день был только приём у короля и трапеза, никаких тебе балов и танцев, но стол ломился от яств, красота оформления была не хуже шедевров на головах у местного бомонда. И всё это очень вкусно. Вот интересно, сколько стряпушек трудится на королевской кухне?

Мы с Ликой, к счастью за столом сидели рядом с бароном Армфельтом и его женой. Я лично не бралась за столовые приборы, пока не замечала, что и как делают соседи. Вроде в грязь личиком не ударили и смотрелись очень даже наравне с остальными.

       А что это за молодой мужчина? — поинтересовалась я у Арлет человеком, стоящим за королевским троном.

       Это Тень короля, — шепнула мне моя соседка в ответ. — Его зовут Тиль, и он между прочим безликий, как и твоя подружка.

Я пристальнее присмотрелась к этому человеку, на безликого он был похож меньше всего: белокурые волосы и загар. Он был или просто смуглым,или загорелым. Хотя... Может мазался чем?

Я легоньцо толкнула подругу локтем и, кивнув в сторону трона, шепнула:

       За троном стоит безликий, Арлет сказала, что это Тень короля. Безликие бывают смуглыми?

Лика отрицательно мотнула головой и, прищурив взгляд, прошипела:

       Мать мне, наверное, и в этом случае врала.

Я-то собственно в этом не сомневалась, уже уверившись, что матери моей подруги верить нельзя.

Приём у короля закончился официальным прощанием со всеми гостями, и я обрадовалась, что мы были в числе первой десятки,так как очередь на данную церемонию была очень приличная.

       Бедный король! — воскликнула я, когда приземлилась внутрь кареты и расслаблено привалилась в углу.

       Почему бедный? — спросили почти хором Арлет и Лика, правда це очень стройно, но я поняла.

       Ну, вы себе представьте, сидеть как кукла на этом дурацком троне, улыбаться всем, даже если ненавидишь человека. Потом прощаться с каждым, он же всех по имени называл, как он вообще всех помнит?

       Ты права, — согласился со мной барон Армфельт, — власть — это тяжкое бремя. А всех он не помнит, у него за спиной стоит безликий, вот у того память феноменальная, он ему и подсказывает.

       Так он же не всегда был рядом? — возразила я.

       Вообще-то всегда, — тут уже в разговор вступила Лика. — Он всегда был около короля, просто иногда принимал невидимую сущность.

       А вы своих видите? — полюбопытствовал Нил Армфельт.

       Да, даже не-то чтобы видим, больше даже чувствуем след ауры. В невидимом состоянии она меняется, приобретая очертания дымки, тумана, чего-то подобного, — объяснила моя подруга.

В общем, этот день закончился, и только добравшись до кровати, мы поняли как устали от этого вечера, а еще ведь карнавал впереди, а там и бессонная ночь на горизонте.

А на следующий день в королевском архиве нас ждал сюрприз. Допуск нам дали только в обычные секции, а списки пассажиров дирижаблей хранились в секретном отделе, куда мы попасть не могли.

Нам ничего не оставалось, кроме как достать пачки старых газет и прочитать, что тогда писали о том происшествии.

Час сидения над газетами завесу над тайной, конечно же, не приоткрыл.

       Зарь, — тихонько позвала меня подруга, — давай попробуем пробраться в секретную секцию?

       Как ты себе это представляешь? — так же шёпотом спросила я.

       Помнишь у Гарри Поттера было заклинание отпирающее все замки, можно попробовать применить.

       Лика, — я даже перешла на голос. — Это же сказка,и заклинания из этого произведения не работают и там нужна волшебная палочка.

       Тсс, — подруга приложила палец к губам. — У меня есть идея,и мне кажется, она сработает.

В королевском архиве было пусто, сюда нас проводил мужчина, встретивший на входе, мне показалось, что он тут один. До него сейчас было далеко, а шуметь мы не собирались. Я вздохнула и сказала:

       Давай попробуем.

И мы попробовали. Секретная секция располагалась в самом конце огромного зала, мы туда тихонько пробрались и Лика начала колдовать. Палочки у неё не было, она что-то шептала, делала какие-то движения руками, но безуспешно. Я разозлилась и, топнув ногой, взмахнула рукой, направив импульс в сторону замка, тот щёлкнул и дверь приоткрылась.

       О, как! — ошарашенно глянула на меня Лика.

И мы заглянули за дверь. Там стояли ряды со стеллажами, как тут что искать было непонятно.

       Ты стой здесь, а я внутрь, — строго заявила моя подруга, возражений слушать она не стала и проскользнула за дверь.

Меня немного волновало, с какой лёгкостью открылась дверь. Не могло в засекреченном отделе быть всё так просто. И я была права, не прошло и десяти минут, как послышались шаги совсем рядом, буквально у меня за спиной.

       Что за чёрт! — я всего лишь успела обернуться и столкнулась нос к носу с обладателем белых волос и нереальным для безликого загаром.