рекомендуем технический центр

Не имея возможности как-либо повлиять на ситуацию, Лихт только и могла, что кусать губы от злости, мысленно костерить грымзу на все лады и мечтать о том, чтобы та провалилась куда-нибудь далеко и надолго, желательно сразу в лапы Акхэнащз которых, как всем известно, обратной дороги нет.

Так, усилиями магистрессы, вместо крепких объятий и колких слов, заготовленных Анилихт для деда, девушке пришлось довольствоваться поклоном, сухим кивком и пожеланиями легкого пути. В свою очередь от сирхтаги Лихт получила благословляющий поцелуй в лоб и гарантию скорой встречи. Дед обещал навестить внучку в день ее рождения - десятого ахра. На том и расстались.

Не успел экипаж Его милости покинуть пределы академии, магистр растеряла всю свою показную любезность и обрадовала новую ученицу заявлением:

- Как бы не мечтал об этом Римаих, звание достопочтенной тебе не получить. Во-первых,ты слишком стара, что бы суметь обуздать свою магию. Во-вторых, ты уже выпустила ее и использовала во зло, а значить потеряла над ней контроль, - Урлихгия сделала говорящую паузу, давая девушке возможность осмыслить ее слова. - Только потому, что Его милость является моим старым и добрым другом, я согласилась потерпеть тебя здесь до связывания. Посему давай договоримся, милочка, держи себя в руках. Если на территории академии хоть что-то вспыхнет по твоей вине, мне придется забыть о данном обещании и тут же отправить тебя на совет. Так что, рекомендую хорошенько подумать . Если хочешь подольше поиграть во внучку Его милости, сиди тихо, как мышка, и, желательно, пореже попадайся мне на глаза. В остальном, чем ты будешь заниматься здесь, меня не интересует. Все понятно?!

На этой требовательной ноте она закончила и воззрилась на Анилихт, ожидая от той незамедлительного согласия. Лихт кивнула, хоть для этого пришлось приложить некоторые усилия и преодолеть общую одеревенелость. Девушка хоть и успела догадаться о двуличии грымзы, откровенной демонстрации вражды все же не ожидала.

Вот так! В открытую?! Не стесняясь и не боясь?! А ведь только что мило улыбалась и обещала деду сделать все возможное, что бы Лихт чувствовала себя комфортно на новом месте. Точцо гадюка!

-            Вот и славно. Взаимопонимание - великая вещь, - пропела довольная магистресса и, наградив свою собеседницу широкой улыбкой, оставила ее приходить в себя в одиночестве.

Много времени той не потребовалось. Едва Урлихгия скрылась их вида, Анилихт шумно вдохнула и зашипела не хуже той самой гадюки:

-            Подавиться тебе собственным ядом! Еще посмотрим кто кого, Ваше надменное си...

Ни домыслить, ни договорить девушка не успела. Со спины в нее со страшной силой что-то врезалось, сбив с ног. Лихт начала падать, вытянув вперед руки, что бы избежать приземления плашмя, но до мощеной камнем дорожки так и не долетела. Ее поймали чьи-то крепкие руки и без усилий вернули в горизонтальное положение.

-            Я бы на твоем месте думал прежде, чем говорить что-то об Урли, - зашептал над ее плечом уже знакомый голос.

Молодой человек, не стесняясь, прижимался к ней, держа руки на девичьей талии.

-            Те, что перед тобой, - парень чуть развернул Анилихт, чтобы та смогла увидеть компанию из пяти человек, которая сейчас с искренним изумлением глазела на них, - имеют чуткие уши и очень длинные языки. Не успеешь оглянуться, как Урли будет знать обо всем. Чтобы выжить здесь, нужно быть предельно осторожной. Особенно таким, как ты. Поняла?

Анилихт только и смогла, что рыкнуть нечто невнятное. Неприятие, что породило в ней знакомство с магистром Академии, сконцентрировалось на доброжелателе. Вот кому придется расплачиваться за ее испорченное настроение!

Он потащил ее куда-то, подальше от любопытных глаз и, лишь втолкнув небольшую нишу, успокоился.

-            Понятно изъясняюсь?

Стоило доброжелателю отпустить ее, девушка круто развернулась. В груди клокотала и требовала выхода злость.

-            Таким как я?! Полукровке? - собственный голос напоминал шипение.

Он без тени смущения кивнул.

-            Вам всегда сложно. А в твоем возрасте ещё сложнее.

-            В моем возрасте? - Анилихт задохнулась от возмущения. Глаза и до того сердито прищуренные, превратились в узкие щелки. - Не слишком много на себя берешь? - цедя слова, точно брызжа ядом.

Любой из ее друзей в Лигхейме, мгновенно бы понял - дело дрянь, пока сматываться, а этот только плечами пожал.

-            Всего лишь предупредил. Сомневаюсь, что кто-то другой осмелится.

-            А ты значит смелый? - прожигая взглядом смазливую физиономию. В голове одно: если тотчас не одумается - ее не остановить!

Не одумался.

Оглянувшись нет ли кого позади него, вновь пожал плечами:

-Я - это я.

Терпение Анилихт лопнуло. Многозначительное «я» стало последней каплей. Не задумываясь над тем, что собирается сделать, девушка подскочила к обидчику и резким ударом согнутой в колене ноги стерла самодовольное выражение с его лица. Чертов самовлюбленный баран!

рекомендуем технический центр

По пути к месту своего заселения, которое, надо сказать, находилось в весьма живописном местечке возле стен академии, где многовековые деревья тянули к небу пушистые кроны, Лихт размышляла над тем, с чем ей еще предстоит столкнуться. Дня не прошло, а уже успела нажить врага в лице магистрессы и этого... как его... Аделхарда. Маловероятно что парень обрадовался попытке лишить его будущего потомства. Если судить по взгляду, которым ее провожали, держать ответ придется непременно.

Впрочем, последнее ее не пугало. Справится! Еще посмотрим кто кого! А вот перед возможной реакцией магистрессы Анилихт пасовала. Не зря же та советовала «тихо как мышка». К сожалению, «как мышка» не получилось.

Чем дольше она размышляла на эту тему, чем сильнее склонялась к выводу - как ни крути, а попотеть придется. Чтобы не разочаровать мать, сестру, деда и утвердиться в статусе достопочтенной, придется не просто выложиться по полной, но и выше головы прыгнуть. Да и палки в колеса ей однозначно обеспечены. Чем бы дело не закончилось, а Аделхарду она поверила - сложностей впереди хоть отбавляй.

Пришлось взбодриться.

-            Еще посмотрим, кто кого, - теперь уже вслух повторила Анилихт, мысленно обещая себе, что обязательно добьется желаемого, даже если ей придется сидеть за учебниками дни и ночи напролет. Ее семья будет ею гордиться!

Е[ридя к такому умозаключению, Лихт поняла, что пока не готова верцуться в комнату и заняться распаковкой вещей. Е[оявилось желание пройтись и осмотреться. В конце концов, полдня гоняясь по территории академии, девушка толком не успела ничего разглядеть . Разве что себя в ученическом балахоне. Это было первое, чего от нее потребовала сопровождающая - выглядеть, как остальные академисты.

Сколько она бродила так, сворачивая с одной мощеной дорожки на другую, Анилихт не знала. Девушка бездумно плелась, куда глаза глядят,и не задавалась вопросом, где в итоге окажется. Очутилась неподалеку от храма.

Вблизи громада собора выглядела не просто величественной - она подавляла. Казалось, его башни касаются небес, и если взобраться на хрустальный шар, то можно шагнуть прямо в цветущие сады Акхэ.

Вдруг почувствовав себя маленькой и никчемной, пред ликами богов, Анилихт обхватила плечи руками и привалилась к ближайшему дереву. Откуда-то пришел безотчетный страх - необъяснимый, неопределенный...

-            Ты тоже чувствуешь это?

Лихт не испугалась, хоть и вздрогнула от неожиданности.

-            Что именно? - сделала вид, будто не поняла, предоставляя внезапной собеседнице возможность объясниться.

Взгляд тем временем огцупал хрупкую фигурку и остановился на бледном лице. В темно-синей ученической форме обратившаяся выглядела совсем юной,и только глаза на узком, скуластом лице таили в себе неодолимую глубину.

-            Какое-то угнетение, - задумчиво протянула девушка, вопросительно глянув на Лихт. - Рядом с ним всегда тяжесть на душе. Еоречь какая-то... боль... Не знаю, - она замолчала

ненадолго. - Говорят раньше, ещё до того, как храм окончательно отстроили, здесь казнили алрхаги. Отлавливали по всей империи и привозили сюда, чтобы предать суду и лишить жизней.

-            Не слышала об этом, - призналась заинтересованная Лихт.

Да и от кого собственно , если уж Его милость ни словом не

обмолвился о такой интригующей подробности.

Анилихт вообще мало что знала о барнах Великого дома, кроме того, что в самом начале правления Сатхаргов те подвергались гонениям и были полностью уничтожены. Во всяком случае,так говорил Его Святейшество во время своих проповедей.

-            Еще услышишь, - успокоила девушку собеседница. - Ты ведь новенькая?

-            Неужели так заметно? - удивилась Анилихт, осмотрев свой наряд. Вроде такой же, как у всех. Ничем не отличается.

-            Не то, что бы заметно, хотя и это тоже, - неуверенно улыбнулась девушка. - Просто... я видела, как вы приехали.

В ее голосе звучало извинение вперемешку с сожалением. Лихт удивилась. О чем сожалеет? Сколько людей видело их прибытие, Анилихт даже предположить не могла. Несколько сотен? Больше?

-            Если ты не против, давай присядем вон там, - прервала ее размышления собеседница. - Сегодня не мой день. С утра чувствую себя усталой, - пожаловалась она, и Лихт неосознанно кивнула.

Вид девушки и правда оставлял желать лучшего. «Ей бы кушать побольше!» - предположила Анилихт, но вслух ничего не сказала.

Устроившись на скамье, примостившейся между кустами какого-то неизвестного Анилихт растения, ее собеседница решила представиться.

-            Лихрагия, но все здесь называют меня Ли, - сказала она, адресовав собеседнице прямой взгляд.

Лихт на мгновенье показалось, что у этого теплого карего озера фиалковое дно, но девушка поспешно отогнала странную мысль. Ну и шальной сегодня день! Мерещится всякое...

-            А тебе самой как нравится? - поинтересовалась Лихт, уловившая до боли знакомые нотки в чужом голосе.

-            Мне? - девушка искренне удивилась. В глазах немой вопрос.

-            Вот мне нравится Лихт, хотя мама и сестра с рождения называют Ани, - объяснила она собеседнице, ожидая ответного откровения.

-            Гия, - тихонько прошептала та. - Отец так называл в детстве...

-            Что ж, рада знакомству, Г ия. Надеюсь, подружимся, - бодрым тоном возвестила Лихт, что бы отвлечь собеседницу от грустных мыслей. - Я собираюсь обратно. Уже темнеет, а еще нужно отыскать место, куда меня поселили, - Анилихт огляделась, только сейчас сообразив, что не имеет ни малейшего преставления в какую сторону идти.

Новая знакомая поспешно поднялась.

-            Да, конечно... Как скажешь... А хочешь, провожу?

Анилихт обрадовано кивнула.

-            Только я совсем не знаю, куда идти, - пришлось признаться ей. - Наверное лучше вернуться к корпусу, а там я соображу...

Г ия улыбнулась и протянула руку, демонстрируя собственную пятиконечную печать .

-            Ключ у тебя с собой?

-            Да, конечно.

Порывшись в карманах мантии, Анилихт вытащила свой. Рамхия сказала , что дверь в комнату запечатывается самостоятельно, а вот чтобы открыть ее необходимо приложить к замку печать.

-            Так значит ты ранхсаги, - полувопросительно­полуутвердительно протянула Г ия.

-            Ранхсаги?.. С чего ты взяла?

-            На печати усеченный герб Среднего дома. Символ воинов, - пояснила Лихрагия, будто это все объясняло.

Лихт отрицательно мотнула головой.

-            Сакхра. Вернее иллира. Но я только недавно узнала об этом и ещё не привыкла.

-            Иллира?! - изумленно, с частичкой недоверия протянула Гия.

-            Ну да, иллира, - подтвердила немного задетая Анилихт. - Или ты тоже считаешь, что полукровкам здесь не место? - с вызовом.

-            Нет, конечно... Что ты... Просто... тебя поселили с барнами, вот я и подумала... - принялась оправдываться Лихрагия. - Обычно расселяют согласно статусу, - совсем уж тихо закончила она.

-            Согласно статусу? Ты хочешь сказать, что меня поселили с ранхсаги? - удивилась Лихт. - А как же... нет званий, нет раздоров? - с сарказмом повторила она слова магистрессы, получив от Гии согласный кивок.

-            На словах только, - смущенно отозвалась девушка. - На самом деле все иначе, - точно извиняясь.

Лихт сердито насупилась.

-            Вот как значит, грымза... Еще один подарочек... Хорошо...

-                  Грымза? - Гия вовсю заламывала руки и стремительно бледнела, хотя куда уж больше Анилихт не представляла.

Пришлось попросить:

-            Не обращай внимания... Я просто... о своем, - отметая недоверие во взгляде собеседницы. - Так как? Не передумала меня провожать?

Ответ обрадовал.

-            Нет, что ты... Провожу, конечно...

-            Ну тогда пошли, - оборвала девушку Анилихт. - Заодно расскажешь, как тут у вас все устроено.

Гия послушно кивнула и засеменила рядом, Лихт же расплылась в благодарной улыбке. Слава Акхе, обойдется без обморока!

 

К тому моменту, когда спутницы добрались до комнаты Лихт, вернее подходили к строению соответствующему печати, она уже знала, что Гия выходец из Верхнего дома, но в силу своих способностей принадлежит к барнам Низкого. Что девушка от рождения слаба здоровьем и ей достаточно много времени приходится проводить в постели - даже здесь в академии - в силу чего достаточным количеством друзей она не обзавелась. К тому же, Лихрагия приходилась двоюродной племянницей опальной родственнице императора, что также резко сужало круг предполагаемых доброжелателей. Ее просто-напросто предпочитали избегать . Помимо всего прочего, Гия в свои неполные шестнадцать выглядела в лучшем случае на четырнадцать с половиной, что не могло не отвращать от нее одногодок. В общем, было чему посочувствовать.

И Лихт сочувствовала. Сочувствовала настолько, что решила непременно сдружиться с новой знакомой. В конце концов, для них обеих поддержка и понимание не будут лишними.

Остановившись неподалеку от входа в свое новое жилище, Анилихт поблагодарила девушку за помощь и пообещала встретиться с ней завтра.

-            Если я не потеряюсь, пока буду искать корпус, - шутливо подмигнув новой знакомой.

-            Хочешь, я встречу тебя утром, - смущаясь и краснея, предложила Г ия.

-            Будет здорово, - не задумываясь, согласилась Анилихт. Хуже от этого точно не станет.

-            Тогда до завтра, - обрадовалась Лихрагия и уже отошла на несколько шагов, когда неожиданно передумала и повернула

обратно. - Скажи, а ты правда разговаривала с Его сиятельством наследником? - с оттенком недоверия в голосе спросила она.

Анилихт даже закашлялась от неожиданности.

-            С кем? - недоуменно переспросила девушка, вспоминая, когда успела пересечься с наследником. И наследником чего?

Видя ее замешательство, Гия уточнила:

-            Его сиятельство сатхарги Аделхард... - теперь уже с благоговением.

Сообразив, о ком идет речь, Лихт повела плечом:

-            Так он еще и Сиятельство... Вот уж не думала, - за наигранной бравадой, скрывая искру внезапного страха. Воспоминание о перекосившемся лице наглеца вдруг перестало приносить радость .

Дальше - хуже.

-            Какая же ты счастливица! Разговаривала со вторым наследником императора! - восхищенно пролепетала Лихрагия и зашагать прочь, даже не догадываясь о том, насколько ошарашила свою новую знакомую.

Лихт только и оставалось, что растеряно смотреть той вслед. Аделхард - наследник императора? Это ведь шутка? Правда? Она зарядила между ног наследнику императора?!

Но почему-то казалось, что Еия в розыгрышах не сильна.

рекомендуем технический центр

Для того чтобы попасть в выделенную ей комнату, расположенную в самом конце левого коридора, Анилихт следовало миновать общий зал, утыканный креслами, столиками и диванчиками наподобие лавки мебельных дел мастера.

После откровений Ени девушка была готова к каким угодно подвохам, а потому вошла в холл с высоко поднятой головой и расправленными плечами, чтобы, не дай Акхэ, никто не заметил ее тщательно скрываемую нервность.

Едва Лихт появилась на пороге, не менее двадцати пар глаз впились в нее острыми иглами. Все девушки примерно одного возраста, насколько могла судить вошедшая, и все они разглядывали ее, как невиданного, загадочного зверька. Лихт явственно ощущала на себе их тяжелые, изучающие взоры,и отвечала таким же.

Уделив пристальное внимание двум особо ханжески выглядевшим академисткам, Анилихт направилась через холл к коридору. Е[ока шла ее ощупывали, оценивали и обсуждали.

Она кожей чувствовала их взгляды. Шепоток перемещался по зале легким бризом. Лихт старательно не обращала на него внимания, хоть до нее и долетали некоторые обидные фразы. Девушка решила для себя, что если с их стороны не будет никаких слишком уж вызывающих поползновений,то и она не станет ввязываться в ссору. Для первого дня достаточно неприятностей! Вот только судьба к ней сегодня не благоволила.

Девушка почти добралась до коридора, когда из него выплыли три темноволосых барышни. Одна из них держала в руках бокал с прозрачной жидкостью и выглядела до неприличия высокомерно. Лихт вежливо посторонилась, давая возможность пройти, но у той оказались иные планы.

Остановившись напротив Лихт, академистка окинула ее насмешливым взглядом, отдельно задержалась на коротко остриженных волосахщ лишь затем посмотрела в глаза. Лихт ответила прямо и твердо, чтобы услышать.

- Так это и есть наша безродная новенькая?

Обращалась она однозначно не к Анилихт, а к тем, кто рассредоточились за ее спиной. Шепоток, путешествовавший по холлу моментально стих, все смолкли в ожидании. Лихт также молчаливо ждала того, что последует за ехидством.

Начинать склоку первой в ее планы не входило.

-            Меня предупредили, что наша новая соседка огнеопасна... - явно переигрывая, брюнетка изобразила страх. - И я решила принять кое-какие меры предосторожности, - последние слова сопровождались демонстративным переворачиванием бокала. Хорошо хоть не на голову!

Лихт внутренне подобралась, не позволяя себе отреагировать незамедлительно и по старой привычке ответить ударом в челюсть, но и оставлять без внимания унизительную выходку она не собиралась. Пока ее противница под смешки и хихиканье своих обожательниц стряхивала последние капли с края бокала, девушка осматривалась в поисках способов отмщения. Когда нашла, посмотрела на темноволосую и, иронично приподняв бровь, поинтересовалась:

-            Закончила?

Та ненадолго растерялась, видимо не ожидала от новенькой попыток противостоять, но довольно быстро справившись с удивлением, обратилась к своим спутницам:

-            Вы слышали? Она, оказывается, умеет разговаривать! - был ее следующий укол.

Лихт усмехнулась и с деланно безразличным видом повернулась спиной к брюнетке. Подвоха она не ожидала. Противница столь зримо гордилась собой, что на новую подлость пока что была не способна.

В нескольких шагах от девушек стояла напольная ваза со свежесрезанными цветами. Подойдя к ней, Анилихт вынула из воды букет и потянула его ближайшей ученице.

-            Подержи, пожалуйста. Я скоро вернусь, - заранее извиняясь, что вмешивает.

Подхватив вазу, которая на поверку оказалась достаточно тяжелой, девушка вернулась к обидчице,и прежде, чем та успела сообразить что к чему выплеснула на темноволосую больную часть содержимого. Подол собственной мантии также захватила, но это было несущественно. Несколько лишних капель намокшей ткани уже не повредят.

Пока брюнетка истошно вопила, махала руками и сыпала обещаниями всевозможных кар, Лихт поинтересовалась у притихших академисток:

-            Еще кто-нибудь огня опасается? Лучше сразу подготовиться, а то вдруг возможности не представится, - выразительно поболтав оставшейся в вазе водой.

Внушение подействовало. Хлюпающие звуки, судя по всему, никого не впечатлили. А возможно наоборот - чрезмерно взволновали умы. Несколько человек даже отступили от греха подальше : то ли из страха оказаться облитыми, то ли показывая свою непричастность к происходящему.

Удовлетворенная Лихт грохнула вазу на прежнее место.

-            Можешь поставить, - разрешала она девушке, прижимающей к груди охапку цветов, но та лишь глубже зарылась лицом в ароматные бутоны, и Анилихт поняла, что ее нечаянная помощница изо всех сил сдерживает смех.

-            Поладим... - Лихт подмигнула незнакомке и с независимым видом продолжила свой путь в комнату. На этот раз желающих воспрепятствовать ее продвижению не нашлось .

рекомендуем технический центр