Перед глазами вспыхнули совсем ещё недавние картины. Он тогда был более ограничен в своих движениях, и это вино, как кровь стекающее по обнаженной груди. Амели стиснула под столом ноги, в очередной раз проклиная Самбера.

-            Давайте есть индейку. Она с травами. Там целый букет. И розмарин, и тимьян, шалфей. А цитрусовый соус, я сделала с ликером, надеюсь никто не против, - Эмма начала по- хозяйски разделывать птицу,и раскладывать по тарелкам.

Амели смотрела на свои пальцы под столом, которые вцепились в нежную ткань платья.

Что он вообще здесь устроил? Елка, платье, непонятная женщина, индейка. Это что, смотрины? Рождество обычно проводят в кругу самых близких и Амели очень сомневалась, что она,или сидящая на против дама, имели к этому хоть какое-то дело.

-            Ты должна попробовать, - на тарелку девушки упала большая ножка и она подняла глаза.

-            Спасибо. Очень вкусно пахнет.

-            Да уж, хоть что-то в этом доме пахнет вкусно,- проворчала женщина, с недовольством кидая взгляд на Кайла.

-            Только не начинай, - пресёк он ее попытку и Амели показалось, что ему очень хотелось добавить ещё что- то.

Что-то на подобие: иначе я вышвырну тебя отсюда.

-            Ну а теперь время подарков.

Он потер руки, поднимаясь с места. Если Амели правильно заметила, то мэр и не притронулся к еде. Он..

Он волнуется?

Самбер достал из кармана пиджака, два конверта.

-            С Рождеством, Амели, - он поднес ей один из конвертов и ей пришлось взять, - открой.

Неправдоподобность ситуации, резала глаза, закладывала уши. И что же там? Чек выписанный за ее услуги и прощальный смайлик?

Негнугцимися пальцами, Амели оторвала корешок конверта, заглядывая внутрь. Небольшой лист бумаги, свернутый пополам, печатный текст.

-            Что это? - Проговорила она, потому что сознание, отказывалось с ней сотрудничать.

-            Мой подарок, - пожал плечом Кайл.

-            Я не понимаю... - Амели напрягла зрение, вчитываясь в буквы.

-            Мой адвокат уже готовит дарственные документы, а это, можно сказать, праздничная часть.

"Да ладно, быть не может этого”, - вопил Амели внутренний голос. "Это какая-то шутка. Розыгрыш".

Она несколько раз перечитала одну и ту же фразу, отрицая реальность происходящего.

Кайл Самбер, лично, по своему собственному желанию, дарил ей дом? Дом?! Дом, который был построен по самой мельчайшей детали, её собственного макета?

-            Не может быть, - сорвалось с её губ, прежде чем она поняла, что произнесла это в слух.

-            Да ладно, я уж не настолько ублюдок, чтобы присваивать себе чужую мечту. Да и потом, если ты ненавидишь мой город, пусть в нем будет хоть что-то хорошее для тебя. А если уж совсем невмоготу,ты всегда можешь его продать. Деньги - это тоже отличный подарок.

-            Кайл, я не... я не ненавижу твой город, - слова путались, отказываясь собираться во вразумительные предложения.

-            Меня, мой город - это ведь одно и то же? Не будем уточнять.

Ты можешь делать все, что пожелаешь. Хочешь, прогони своих подруг, - Самбер ослепительно улыбнулся, довольный своей идеей. - А это тебе.

Кайл протянул второй конверт Эмме,и та незамедлительно разорвала его, особо не церемонясь.

-            Неужели? - Ее глаза сверкнули, и она захлопала в ладоши, - когда? Когда ты узнал?

-            Вчера пришел ответ, - пожал плечами Кайл, особо почему- то не разделяя радость женщины.

-            Как же я рада, - она поднялась со стула и обвила руками шею Самбера.

Амели стало любопытно что же там такое, но поинтересоваться она не могла.

Мистер мэр, который каждый день прогонял ее, только что подарил ей дом? То есть, фактически пригвоздил к этому городу? Амели ничего не понимала, пожалуй, Самбер получает сегодня Оскар, в номинации " я сам не знаю чего хочу”.

-            Я, пожалуй, не буду так оригинальна, - Эмма отстранилась от мужчины, опуская руки в карманы своего длинного, чёрного кардигана. Она только что обнимала Самбера,и он позволил ей это сделать, не оттолкнул, стало как-то отчаянно завидно.

Женщина достала из кармана два бархатных мешочка, и открыла один из них, опуская на белоснежную скатерть, чёрный как сама ночь камень.

-            Это око творца, - проговорила она, глядя на Кайла. - Черный агат, даёт власть над силами ада. Это самый

сильнодействующий оберег, из тех, что мне известны.

Амели видела скептицизм в глазах Самбера, но,тем не менее, видимо, не желая обидеть, он продолжал её слушать.

Амели в пол уха слышала речь о преимуществах камня, о том, что он дарует внутреннюю силу, твердость характера, прочность материального положения, и думала, думала, отчаянно думала, что же ей делать.

-            Займись огранкой сам, - с какой-то теплотой улыбнулась ему Эмма, - только не носи его постоянно. Это может вызвать печаль.

Черный камень, больше похожий на орлиный глаз, отправился обратно в мешочек,и Амели вздрогнула, когда услышала свое имя.

-            Это для тебя, - Эмма развязала второй мешочек,и на скатерть упал еще один камень.

Насыщенный оранжевый, почти красный, он выглядел ярко и необычно.

-            Это карнеол, он питает силы напрямую из Венеры, и является самым сильным приворотным камнем.

-            Приворотным? - Повторила за ней Амели, чувствуя, как ее щеки вспыхнули, когда она не удержалась от того, чтобы не посмотреть на Кайла, - но зачем мне...

-            Он увеличивает привлекательность своей владелицы, - продолжила Эмма. - Защищает от стихийных бедствий,и жизненных опасностей, я советую носить карнеол на шее, вот только не переусердствуй, - женщина спрятала яркий камень, похожий на каплю, обратно в мешочек, - его постоянное ношение - развращает.

-            Только идиот может верить в эту ерунду, - ухмыльнулся Самбер, замечая как Амели не находит себе места, - но побудем сегодня идиотами. Совсем немного.

-            Спасибо, - девушка смущенно улыбнулась, принимая из рук женщины подарок.

-            Теперь твоя очередь.

-            Что? - Амели непонимающе сдвинула брови, и ее щеки снова вспыхнули.

-                  У тебя есть кое-что для меня, ведь так? - Самбер придвинулся ближе,и в серых глазах вспыхнул огонек.

-            Извини, я не думала, что...

-            Вот и я не думала, - перебила ее Эмма, - может быть расскажешь, что случилось такого, что ты решил отпраздновать Рождество? Сколько я тебя знаю...

-            Что ты там знаешь, - перебил ее Самбер, неохотно отвлекаясь от Амели, - просто захотелось вкусно поужинать. А если есть повод, то почему бы и не подстроиться.

-            Поел вкусно? - С сарказмом произнесла женщина, указывая взглядом на картофельный пирог.

-            Сегодня я не обращаю внимание на минусы, - уклончиво ответил Кайл, - в детстве, я часто оставался один. Мне никогда не дарили подарки, я ни разу не наряжал с родителями елку. Маленький божий сын родился более двух тысяч лет назад, и наверное уже тогда знал, что из года в год, будет портить мою жизнь. В этот день, я потерял близкого друга. Самого близкого. В этот день, девушка, в которую я был маниакально влюблен, отказала мне. В этот день, умерла моя жена. И ты думаешь, что меня может расстроить пирог из разваренной картошки?

Амели едва не открыла рот от услышанного. Даже тогда, когда она максимально ввела его в беспомощное состояние, он всем своим видом не позволил в достаточной мере ощутить торжество.

Даже связанный, сидящий на полу, он был непробиваемым. Казалось, коснись его обнаженной груди кочергой, и он не произнесет и звука. Гордый. Сильный. Самодостаточный. Это то, что заставляло восхищаться в немом ужасе. Казалось, у него нет ни единой слабости, ни единой возможности чувствовать боль...

-            Но, не будем о грустном, - Самбер усмехнулся, стирая улыбкой любой намёк на уязвимость. Возвращаясь в привычный облик.

-            Амели, мне не терпится узнать, что ты заказала несколькими днями ранее экспресс-доставкой. Твои привычки подтирать следы, позволили сохранить часть интриги, и я, все ещё не знаю, что там наверняка. Так что, не обманывай, что ты не готовилась.

Амели лишь возмущенно покачала головой. Нет, неужели ему действительно больше нечего было делать, как держать её под постоянным прицелом. Что это за невыносимый мужчина, которому невозможно даже сделать сюрприз?

Теперь, после его подарка, после его откровенного признания в том, что он в открытую за ней шпионит, её, на первый взгляд оригинальный подарок, казался глупой ерундой, которую он непременно поднимут на смех.

-            Я не уверена, теперь, что этот подарок подходящий, - ответила Амели, встречаясь с ним глазами.

-            Значит, со временем действитёльно ничего не меняется, - ухмыльнулся мужчина, поднося к губам бокал.

Это еще что? Что за виртуозное умение использовать запрещенные приёмы, мистер Самбер?

-            Ты всех заинтриговала. Мне самой не терпится узнать, что ты ему приготовила. Надеюсь, это не ещё один пирог?

Эмма громко рассмеялась. Похоже, что в ее организме уже было достаточно вина. Но Амели не чувствовала себя настолько раскрепощенно. У нее просто не укладывался в голове весь этот вечер. Безумный ужин с непредсказуемыми и не менее безумными людьми.

-            Этот пирог готовила не я, - огрызнулась она, раздражаясь громким смехом, - я вообще ничего не собиралась готовить и присутствовать здесь тоже не собиралась. А еще, в отличии от некоторых я не могу делать вид, что все хорошо, когда не все хорошо. Следить за моими покупками, не очень то и благородно.

-            Перестань. Я никогда и не претендовал на роль благородного человека, - перебил ее Самбер.

-            Очень жаль. Это качество должно присутствовать в мужчине. Как вы считаете, Эмма?

-            У меня есть много других качеств. Например мгновенно закрывать рот кому угодно. Помнишь, мы вчера с тобой практиковали это? -Зрачки Кайла сузились,и он непрерывно наблюдал за Амели. Не сводя глаз. Держа под полным контролем.

-            А я считаю, что главное в мужчинах - это серьезные намерения. Вокруг одни кабели, о каком благородстве может идти речь? Оно было распято рядом с тем, чей день рождение мы сегодня празднуем, - цокнула языком Эмма, допивая очередную порцию вина из своего боцала.

-            А может быть, подарок был не мне? С чего это я взял что он для меня, да? - Кайл нервно рассмеялся и расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке.

В доме действительно стало очень жарко. Гнетуще жарко.

-            Кажется, ваш камень действительно не работает, - Амели бросила на стол бархатцый мешочек.

Ну, а чего она ожидала? Нормального праздника с мистером Самбером? Где-то в параллельной Вселенной, если только.

-            А ты, если такой самоуверенный, мог бы и не дожидаться торжественного вручения,тебе же, наверняка, известно, где он лежит?

-            Где-нибудь между моими исчезнувшими футболками и твоими трусиками? - Самбер насмешливо поднял бровь.

-            Ты опошлил уже, все, что можно, - Амели с ненавистью просмотрела на мужчину.

Хочет подарок? Будет ему подарок.

Вскочив со стула, Амели бросилась к лестнице, направляясь в свою комнату.

Открыв туалетный столик, она сжала в руках металлическую серую коробку,и открыла крышку. Аккуратно зафиксированными там лежали три монеты из титана, разного номинала и размера.

Отполированные, блестящие, новенькие...

Казалось, еще никто не прикасался к ним пальцами.

Амели помнила, как провела несколько дней, ломая голову на тему : что подарить человеку, у которого все есть?

Она даже проникала в его гардероб, касаясь всевозможных костюмов, рубашек, пальто, галстуков (которых никогда на нем не видела), перчаток, брюк, прихватывая пару новеньких футболок.

Все казалось заезженным и не подходящим. Хотелось удивить, чем-то средним между брендовой шмоткой и вертолетом на управлении.

А потом, на нее словно снизошло озарение. Амели открыла графический редактор и начала творить, после того, как поняла, что материалов недостаточно, она отправилась в город, сделать пару пейзажных снимков. А после, добившись желаемого результата отправила материалы,требуя срочного исполнения.

Теперь, в металлической коробочке блистали монеты, с высеченным храмом, протыкающим острыми шпилями небо, с неровным ландшафтом, с очертаниями на возвышении самого дома мэра, с красивыми витиеватыми буквами, образующими змеиное "Самбервилль".

Это был эксклюзив. Копий этому не было.

Теперь, стоя здесь посреди своей комнаты, Амели осознавала, что сама не слабо приложила руку к этому городу. Целый дом, и пусть и коллекционная валюта, не так уж и мало.

-            Поздно уже, - выдохнула Эмма, когда Амели скрылась из вида.

-            А что, после полуночи темные силы не дадут тебе войти в дом?

-            Здесь воняет, Кайл. Все пропитано мертвечиной. Я сперва думала что это так дурно пахнет пирог, но нет. Это разложившееся человеческое мясо. Я слышу подобное за версту.

-            Не неси ерунды, - Самбер устало махнул рукой на женщину, - тебе лишь бы привнести во все свой магический смысл.

-            Ты что- то хранишь?

-            За окном кладбище. Может быть это так напрягает твое шестое чувство.

-            Ты рад? - Внезапно спросила Эмма,и Самбер пожал плечами, вместо ответа на ее вопрос.

-            А я рада. Очень.

-            Это главное, - сострил мужчина, - все что я делаю, все для тебя.

-            Не ерничай. Будь мягче. Девчонка просто идеально подходит под тебя.

-            Под меня? - Самбер ехидно улыбнулся, - под меня отлично подходит любая. Только вот мне это не...

Он не успел договорить, замечая на ступеньках фигуру Амели.

В комнате воцарилась тишина, только поленья в камине жалобно потрескивали и размеренно тикали настенные часы.

-            Ладно, - Эмма коснулась груди мужчины, когда Амели спустилась с лестницы, и обернулась к ней. - Я уже говорила Кайлу, что мне пора домой, да и паренёк, все это время ждет в машине, каждый имеет право встретить Рождество с семьей, не хочу его задерживать.

-            Ну так, может усыновишь его? - Колко спросил Самбер.

-            Ешьте индейку, - проигнорировала его Эмма, - все остальное не рекомендую.

-            Без вас бы не разобрались, - фыркнула Амели, не желая уже никакой индейки.

Она села на небольшой диван у камина, глядя как на металлической поверхности коробки,играет огонь.

Эмма ещё что-то говорила Самберу, он что-то отвечал, но настроение было отчаянно упадническим.

Она так надеялась, что хотя бы в этот день все может быть по

другому. Платье... елка. Это давало надежду. Они бы провели этот вечер в тёплой компании друг друга, а завтра она бы уехала, навсегда сохранив в памяти это мгновение.

-            Твоя спина говорит о том, что ты напряжена, - услышала она у своего уха, когда Кайл сел рядом, протягивая ей бокал.

-            Нужно было уйти мне, а не ей,ты отлично проводил время в компании этой отвратительной и бестактной женщины. Никакого напряжения.

Амели было уже все равно, что она говорит.

Когда догорает последний мост, не самое ли время, выкрикнуть на тот берег всю правду?

-            Спасибо, за столь справедливую оценку моей матери.

Амели едва не поперхнулась вином, растерянно глядя на

профиль мужчины сидящего рядом.

Блики огня, казалось, играли с его кожей.

Только она решила, что больше не позволит ему манипулировать собой, он снова изворачивался и попадал туда, где не было защиты.

-                  Я не знала, нужно было предупредить заранее, - проговорила она, намерено опуская слово "извини".

-            Зачем? Чтобы не услышать от тебя истинные эмоции, полученные от ее компании?

-            Я бы, возможно, пыталась рассмотреть более приятные качества в ней.

-            Это точно лишнее. Возможно, что вы увиделись в первый и последний раз в жизни, - Кайл устало потер шею и закинул на небольшой журнальный столик, ноги.

-            Это тебе, - Амели протянула ему коробку, которая, как ей казалось, уже горела в ее руках.

-            Подарок. Он точно для меня? - Самбер улыбнулся, но все же принял коробку из рук Амели.

-            Открой и убедишься.

Он незамедлительно последовал ее совету, открывая металлическую крышку.

-            Ну знаешь, меня обычно сложно удивить. Я думал, это будут запонки. Или галстук. Ремень или перчатки. Или и то, и другое. Еще часы. Для теплых носков и мягких тапочек, я еще вроде молод. Но ты удивила меня. Это круто.

Самбер сперва провел пальцами по гладкой поверхности монеты, потом, по шероховатому ребру. Взял ее в руки, перевернул, рассматривая свой дом теперь уже с новой, более интересной стороны.

-            Я польщен. Не думаю, что я заслуживаю подарка от тебя.

Амели улыбнулась, довольная эффектом. Она ненадолго

увидела в Самбере то, чего не видела никогда. Елаза горели то ли от радости, то ли от восторга, выражали неподдельные, искренние чувства. Положительные. А это было такой редкостью.

-            Давай ещё выпьем, - Кайл бережно положил монетку на место,и взял со стола бутылку, наполняя бокал Амели немного больше, чем положено, - тебе очень идет это платье.

-            Я не верю твоим комплиментам, - фыркнула она,тоже вытягивая ноги, - сейчас ты говоришь о платье, а через пять минут, выставишь меня за дверь, влепив перед этим по лицу.

-            Ну тебе же это нравится. Если бы это было не так, то я уверен, тебя бы здесь сейчас не было. Тебя всегда привлекали такой тип мужчин?

-            Зачем ты спрашиваешь о том, в чем сам прекрасно осведомлён? Мой дом, моя личная жизнь, моя переписка - ты знаешь все. Откуда, Самбер? Этот вопрос просто не дает мне покоя.

-            Я не знаю, чем закончились твои отношения с Блейком, - ответил он, уклоняясь от заданного вопроса, - может расскажешь?

-            Ты хочешь поговорить о бывших? - Амели нервно заерзала, не желая поднимать эту тему.

-            Просто интересно узнать, как ты обрываешь отношения с мужчинами, которых любишь.

Амели почувствовала дрожь. Дрожь, которая пронеслась по ее телу,и не желала отпускать. Откуда он знает? Откуда он все знает о ней?

-            Он оказался предателем. Грязным и мерзким предателем. Я сказала Марте и Алексе, что выхожу из игры. Я хотела выйти замуж за Вильямса.

-            А в итоге стала богаче, и без кольца на пальце, - подытожил Кайл.

-            Алекса стала кричать на меня, убеждать, что в клиентов нельзя влюбляться. Но меня было не переубедить. Я твёрдо решила, что не обману его. И тогда, она предложила мне доказать, что Блейк козел, которому все равно, кого трахать. Я не поверила ей, а она переспала с ним. Господи, зачем я все это рассказываю тебе?

Амели коснулась рукой щеки, которая просто пылала жарким огнем.

-            Все это конечно интересно, но только этот твой Вильямс, вряд ли трахнул твою подружку. Тебя обманули, Амели. Тебя обманули твои же самые близкие люди.

-            Я поняла это, когда было слишком поздно, - ответила она, прикусывая губу, потому что отчаянно захотелось плакать.

-            Ты жалеешь, что сейчас не с ним?

-            Я не знаю, - Амели вздохнула, разбавляя горечь во рту вином. - Не знаю, смогла бы сделать его счастливым, была бы счастлива сама. У меня не ладится с отношениями, как ты заметил. Я наводила о нем справки спустя время. Мне показалось, что он в порядке.

Амели скинула неудобные туфли, даря ступням свободу.

-            Ты заговорил меня,и так и не ответил на вопрос, который я задала тебе...

Амели мягко улыбнулась. Почему ей казалось, что это действительно прощальный вечер?

-            Это очень долгая история,- неохотно ответил Самбер, хмуря брови. - Долгая, кропотливая, задевающая те аспекты, которые бы мне не хотелось затрагивать.

-            Но, я никуда не спешу. У тебя есть целый винный погреб, и в этот вечер ты выглядишь достаточно радушным хозяином, что просто грех не воспользоваться всеми открывшимися опциями.

-            Я це хочу, чтобы ты обманывалась иллюзиями. Люди не меняются за один вечер. И уж точно не меняются в лучшую сторону.

-            Я это понимаю, но все же, ответь откуда у тебя появился мой проект? Я конечно могла бы поверить в то, что он был продан, но я не верю в такие совпадения...

-            Не было никакого конкурса, - перебил её он. - Точнее был, но участвовала в нем одна ты.

-            Это как? - Г лаза Амели округлились.

-            Когда-то давно, один парень, решил что его персона, которая не была удостоена твоего внимания, будет более гармонично выглядеть на фоне дома твоей мечты. Ему оставалось только получить эту мечту в свои руки.

-            Что за парень? Это кто-то из моих, - Амели замялась перед словом "клиентов".

-            Нет, - Кайл брезгливо поморщился, - семь лет назад, у тебя не было никаких клиентов. Ты успешно обучалась в Гринвич Виллидж, обедала в "Tittle Collins", вела активную социальную жизнь в Facebook, фанатела от "Eimp Bizkit", собирала вокруг себя толпы почитательниц, которые соревновались между собой, кто из них в этот день принесет тебе кофе утром. Твои родители снимали тебе квартиру, которую ты делила со своей неприметной подругой,и купалась в похотливых взглядах студентов с вечным недотрахом, а клиентов тогда никаких не было... - Кайл покачал головой, вглядываясь в огонь.

Словно это пламя диктовало ему все эти слова.

-            Тогда ещё не было никакого Самбера, как и его города. Всего лишь молодой, влюбленный парень, который подрабатывал в одном баре, в который ты однажды пришла. А

потом, знаешь как бывает... Он нафантазировал себе слишком много. Слишком для того, что бы его мечты разрушились одной твоей насмешкой. Это грустная история. Парень тот давно умер. Помянем его.

Самбер приподнял бокал и не дожидаясь от Амели ответного жеста, залпом осушил его.

-            Ты сейчас серьезно? -Потрясению Амели не было границ.

Она судорожно перебирала всех своих ухажеров, которым

когда -либо сказала "нет", но не могла среди них припомнить хоть кого- то, похожего на Кайла Самбера. Это скорее всего, было шуткой. Неудачной и неуместной.

-            Все в этом мире изменчиво. Тогда, ты отказала ему, а все это время, я отказывал тебе. Закон бумеранга, который возвращается обратно с удвоенной силой. Ты ещё недостаточно набила шишек?

-            Я в это не верю, - Амели выдохнула весь накопившийся воздух.

Она сама не замечала, как замирала, когда Самбер говорил. Забывала дышать.

-            Не может быть. То есть,то, что я сейчас здесь, перед тобой, тоже не случайность? Но как?...

-            Это было легко, - Кайл беспристрастно пожал плечами, - у меня был один козырь, который рано или поздно выстлал бы вам дорогу сюда. Но это ровным счетом ничего не значит. Я перестал жить местью в то же мгновение, когда увидел тебя. Внутри ничего не дрогнуло и тогда мне стало понятно, что старье стоит выбрасывать, а не хранить. Будь то вышедшие из моды вещи или же чувства, с истекшим сроком годности.

-            Этого не может быть, - твердо заявила Амели. - У меця хорошая память на лица, имена и события, я никогда не встречалась с тобой! Может быть,ты преподносишь мне чужую историю?

-            Я же и не отрицаю этого, я даже говорю о нем в третьем лице. Один парень сдох, бесславно и без почестей, а другого,

ты встретила уже здесь, - мужчина кивнул на недавно полученный подарок, - даже монета имеет две стороны, а человек более многогранен.

Как бы ты плохо обо мне не думала, Кайл Самбер, по истине лучшее, что можно было вылепить из этого тела, потому что, первый, хотел законсервировать тебя в этом доме навечно, а я, всего лишь возвращаю его тебе, и дарю свободу.

-            Это бред! Это какой-то бред! - Амели вскочила с дивана, не находя себе места. Все эти мерцающие огни, расплывались перед глазами. Происходящее было похоже на сон сумасшедшего, слишком нереалистичный сон. А потом комнату заполнила едва слышная музыка, добавляя свою долю сюрреализма.

-            Потанцуешь со мной, раз уж ты все еще здесь? - Кайл притянул Амели к себе, и она невольно обрушилась на его грудь. Без каблуков, без нижнего белья, отравленная услышанной правдой.

Самбер медленно вел её в танце, пока мысли в голове её приходили в еще больший беспорядок.

Он не позволял себе ничего лишнего. Одна рука слегка сжимала запястье, вторая деликатно придерживала за талию. И никогда не позволит.

Это такая месть, ювелирная,искусная...

Возможно тогда, она казалась ему такой же недостижимой высотой, кем являлся он сейчас.

Амели помнила себя в то время. Она всегда была смышлёной девчонкой, и быстро смекнула, как удачно можно использовать свою внешность. С кем стоит общаться, а о кого даже не стоит пачкать карму. Тогда, она была так высоко, что самому Богу пришлось подвинуться, но и падать пришлось все с той же высоты.

-            Теперь нет смысла во всем этом? - Спросила она, - ты достаточно самоутвердился?

-            Еще тогда, когда заполнил твой рот спермой. Мне быстро надоело, поверь.

-            Ты просто не нормальный, - выдохнула Амели, потому что слов у нее совсем не было.

-            Я и не отрицаю этого. Но думаю, что эта ненормальность, мне к лицу. Я весь вечер пялился на твою грудь, - он коснулся кружев, нежно проводя рукой по ее груди.

-            Не надо, - Амели отстранилась, чувствуя, как тело предательски кричит о желании чувствовать и дальше его прикосновения, - вчерашнего мне хватило сполна.

-            Вчера просто была подготовка к сегодняшней ночи.

Ночи? У Амели закружилась голова, ноги подкосились,

полностью позволяя Самберу чувствовать абсолютную власть.

"Мистер мэр не только умело правил этим городом, но и моим телом".

-            Я знаю, что неважно, где это произойдет, но я привык все заранее планировать.

Под ногами исчез пол, а сильные руки Кайла, обхватили ее, поднимая.

Амели судорожно вцепилась в его шею. Что он делает? Что за прекрасное превращение из грубого чудовища в прекрасного принца? Так не бывает. Когда ждать подвох? Сейчас или же, когда он разденет ее?

-            Самбер, - прошептала Амели, когда его губы нежно встретились с ее.

Всего лишь вбзвайз на мгновение. Коротко. Но очень волнительно. Сладко.

-            Не называй меня так, - в серых глазах горело пламя, она готова была поклясться, что видела в них пожар.

Это всего лишь отражение. Отражение ее самосожжения.

-            Кайл, - вторая попытка слетела с губ.

-            Сегодня я не Кайл Самбер. Просто молодой парень, которому в Рождественский вечер,ты сказала "да". Мы прошлись с тобой по магазинчикам, выпили по бокалу вина, а потом пришли ко мне. Знаешь что будет дальше?

Самбер шел по ступенькам, говорил, целовал, а Амели плавилась, впитывала и соглашалась со всем.

Не смотря на то, что ее сердце отстукивало сигнал о спасении, не смотря на то, что интуиция вопила о том что ей снова будет больно, её губы плавились от жаркого поцелуя, её тело растворялось в кольце его рук.

Она шумно выдохнула, когда спиной упала на кровать. Впервые вот так с ним,интимно, без унизительных поз, в постели... Его постели.

Амели нетерпеливо потянулась к нему, цепляясь за рубашку, плотная ткань издала треск, одна из пуговиц со звоном отлетела в сторону, подтверждая Амели, что она на верном пути. Теперь две её руки пришли в ход, просто раздирая белоснежную ткань, для того чтобы приложится губами к каждому открывшемуся участку тела, для того чтобы почувствовать вкус его кожи, чтобы не упустить момента быть с ним так близко, до дрожи.

Как будто поцелуями можно выразить то, что давно не помещается внутри.

Кайл завёл руки за спину, стаскивая с себя то, что осталось от рубашки, пальцы Амели в ту же секунду прошлись по его рельефным рукам, пока он позволял к себе прикасаться, пока она ещё могла себе это позволить.

Плевать, пусть видит, как она дрожит от него, как тянется к его губам, подобно путнику погибающему в пустыне. Пусть наслаждается, если это то, чего он хотел.

Воздух вокруг загустел, как будто наполнился электричеством, когда он провел ладонью по лицу Амели, совсем недавно он ударил её в это же место, а теперь чувствовал под своими пальцами нежную кожу, ощущал её жадные руки на своём теле, и отчаянно желал закрыть глаза от удовольствия, но не мог себе этого позволить, опасаясь упустить хоть одну её реакцию.

Опытные пальцы безошибочно отыскали замок, практически одним рывком спуская платье до пояса.

Уложили на спину, стащили длинную юбку вниз, задевая бедра.

-            ... потом я раздел тебя,и сказал бы, что ты самая красивая девушка, которую я когда либо видел. Я был бы не опытен, излишне волнителен, не знал бы, что если сделать вот-так, - длинные пальцы настойчиво отыскали нужную точку,и хватая воздух открытым ртом, Амели прижалось лбом к его лбу, чтобы не заскулить, - твое тело бы само мне подсказало как правильно нужно делать. Мне нравится, как ты реагируешь на мои прикосновения. Это безумно возбуждает. Ты хочешь меня, Амели?

-            Сильнее, чем это только возможно, - со стоном произнесла она, потому что руки Самбера ни на секунду не останавливались, безоговорочно властвуя над ней.

-            Вчера, ты сказала мэру "нет". Это значит, что у меня, у простого парня, есть шанс завоевать твое сердце?

-            Оно твое, - выдохнула Амели, и губы Кайла продолжили жадно покрывать ее тело поцелуями.

Она не выдержала, проникая под ткань брюк. К черту ремни, замки и прочее. Ей хотелось почувствовать его как можно скорее, не тратя больше времени.

Самбер был возбужден. Очень возбужден. И это вызывало приятный восторг. Она ласкала его, чувствуя, как он подстраивается под ритм ее руки.

Совсем ненадолго, он прекратил свою сладкую пытку, наспех избавляясь от остатков одежды.

-            У нас достаточно времени, что бы сделать это не один раз. Сейчас будет первый.

Амели вскрикнула, принимая в себя его пальцы.

Кайл стиснул зубы, ощущая то, как ноет член. Чувствуя под собой её тело,такое жадное, ненасытное.

Он верил в то, что сейчас она была как никогда честной. И хотелось разорвать её в клочья, растащить на памятные сувениры, оставить везде свои следы, укусы, синяки, сатанея от собственного желания, от того, что внезапно всего происходящего становится мало.

Сколько у неё гребаной власти над ним... Если бы он когда- нибудь позволил ей узнать правду...

Хотелось мстить только за это, вдалбливаться грубо, чтобы не почувствовала, не смогла уловить той нежности, которая болезненно трепыхалась внутри разрывая когда-то прочные цепи.

-            Пожалуйста, - простонала Амели, - чуть ли не плача, - пожалуйста...

О чем она просила? Чего хотела? Нужны ли были теперь слова?

Подарила себя. Продала. Отдала. Когда он снова вцепился в её рот поцелуем, почувствовав что она мокрая до неприличия. Никогда такого не было, чтобы не только тело, но и душа сотрясалась в судорогах, чтобы пустота внутри заполнилась резко и бескомпромиссно.

Губы Кайла сменила его рука, заглушая крик смешанный с болью и наслаждением.

-            Я бы любил тебя тогда нежно, боясь причинить вред, я бы тогда еще не знал, что так, тебе понравится больше...

Его рука оторвалась ото рта, позволяя дышать, кричать, со стонами выкрикивать имя, кусая до крови губы, с каждым его ритмичным толчком, достающим так глубоко, насколько это возможно.

Амели не чувствовала себя. Все превратилось в зыбкий космос, в глубокий океан. Она больше не слышала своих криков, больше не чувствовала его фрикций. Только бесконечное умиротворение, сладострастие, экстаз, блаженство.

Она стала с ним одним целым, счастьем в чистом виде, не разбавленном, без красителей и добавок.

Они давным-давно взлетели выше небес, покинули орбиту, выстраивая свои собственный мир.

Но Самбер был сосредоточен как никогда, выдерживая ритм, от которого Амели уже давно потеряла счет своим оргазмам. Разряд за разрядом. Волна за волной.

Он смотрел на девчонку, толком не понимая, что его сильнее заводит: то, как она сжимает свои стенки, вытесняя его, доставляя тем самым бесконечный кайф, или же то, как соблазнительно открыт ее пухлый ротик, как прикрыты глаза, и на щеки падает тень от длинных ресниц. Она охренительна настолько, что хотелось иметь ее везде и сразу.

Сейчас, завтра, всегда.

Посадить на цепь, запереть от чужих глаз, запретить носить одежду, ибо ему никогда не надоест ее нагота.

Или нет.

Пусть одевается. А он будет стаскивать с нее тряпки, рвать их, кромсать.

-            Смотри, смотри Амели, - он приподнял ее голову, зарывая свою ладонь в волосах, - я хочу, что бы ты видела.

Размеренно, плавно, он входил в нее, двигая бедрами, и Амели готова была поклясться на Библии, что прекраснее этого она ничего не видела.

Восьмое чудо света, картина за которую она бы отдала все свои деньги.

Тело Самбера было шикарным. Каждый изгиб, твердый живот, аппетитные кубики пресса, которые хотелось ощущать подушечками своих пальцев.

-            Открой рот, - Кайл надавил на ее щеки, заставляя ее автоматически выполнить свою просьбу, - мне не терпится трахнуть тебя и сюда. У меня остались хорошие воспоминания.

Разве она могла быть против? После всего, что происходило раньше, после того, что происходило сейчас, она уже лишилась всякого стыда и смущения. Полностью открытая и доступная только для него одного.

Кайл сдавленно застонал, когда его член погрузился в

горячий рот, поддерживая её затылок, подбирая угол, чтобы войти полностью,и едва не кончил от того как коротким спазмом его обхватило тугое горло.

Его бедра прицялись ритмично двигаться, а срывающее башню, какое-то не человеческое удовольствие,толкало все ближе к краю.

-            Каждый раз, когда ты мне дерзила, мне хотелось сделать так, - проговорил он, прижимая её голову к себе ещё сильнее, перекрывая кислород, чтобы потом выйти и снова ворваться, сходя с ума от делающих его еще тверже, всхлипов.

-            Когда ты пререкалась со мной,ты хотела получить именно это?

Ещё серия глубоких толчков, невозможность дышать и осознание того, что ей теперь плевать, что с ней будет. Амели больше не принадлежала себе. Для него.

Его.

Во имя него.

Пусть делает с ней что угодно, лишь бы не остыл, не насытился.

Амели судорожно сглотнула, когда первые горячие струи обожгли её горло. Он опять это делал, вколачиваясь в нее, заставляя глотать, не давая возможности выплюнуть.

Да она бы и не стала. Не посмела.

Не под этим горящим темным взглядом, который контролировал каждый её рефлекс, спускаясь ниже, не разрывая зрительного контакта.

Амели призывно облизала губы, с таким же вызовом смотря на него в ответ. Она чувствовала как эта темнота вливается и в нее, как между ними появляется что-то общее.

А потом, она и вовсе её поглотила, когда Самбер резко притянул её затылок уже для поцелуя, зарываясь пальцами в волосы,и срывая все клеммы.

Кто-то выключил свет.

Кто-то выключил жизнь.


ГЛАВА 21.

Амёли несколько раз просыпалась, чтобы убедить себя в том, что все произошедшее было правдой. Сладкой, манящей правдой.

Самбер спал рядом, совсем без одежды, нервно вздрагивая от прикосновений девушки. Она легла ему на грудь, услышав мимолетное напряжение в его теле. Самбер не привык делить с кем-то постель, и не понятное чувство гордости, распирало Амели. Почувствовав его руку у себя на бедре, она победно улыбнулась, в очередной раз проваливаясь в сон.

Когда она снова открыла глаза, за окном уже светало. Можно было предположить, что она пропустила обед,и Кайл остался голоден. Или же, сам приготовил себе кофе. А это то зрелище, которое точно нельзя пропустить. Одна мысль о том, что Самбер стоит у плиты, скорее всего без одежды, будоражила сознание. Заставляла встать и посмотреть на все это своими глазами. А потом, трахнуть его, пока он не успел ни опомниться, не активировать режим деспотичного хозяина.

Амели завернулась в шелковую простынь,туго завязывая ее на груди.

Её тело, все ещё помнило его руки, успевшие пройтись везде, обеспечивая себе полный доступ. Самбер не любил мелочиться, и этой ночью забрал себе все подчистую.

Амели бросила быстрый взгляд в зеркало: растрепанные волосы, припухшие губы, кажется возле шеи остались следы его пальцев... Она даже не стала приводить себя в порядок. Е[усть смотрит на то, как она неприлично счастлива.

Амели едва открыла дверь его спальни, спустилась по лестнице, развернувшись к ступеням ведущим к подвалу,и замерла прижимая к себе простынь, когда увидела его, выходящего из комнаты, в которую она сотни раз самозабвенно дергала дверь.

Ускорив шаг, Амели протиснулась между ним и так долго манящей к себе двери, прислонившись спиной к ней, и не давая закрыть замок.

-            Что там, Кайл? - Она принялась скользить ноготками, по груди мужчины.

Почему-то ей казалось, что теперь, она имеет право знать обо всем на свете. Что это был не просто секс, к которому все логически двигалось, это было чем-то большим...

-            Доброе утро, - короткая улыбка коснулась его губ, а рука крепко сжимала ручку двери, не давая Амели ни малейшего шанса проникнуть внутрь.

-            Я думала, там хранится не нужный хлам. Думала, что ты отнекиваешься, лишь бы только придать своей личности ещё больше таинственности. Мистер мэр и странная комнатка, к которой никто не имеет доступ. Но теперь, мне очевидно, что ты что-то скрываешь, - девушка пристально смотрела в его глаза, ощущая холод, который пробирал ее спину.

-            Отойди от двери, я закрою ее. А потом, мы пойдем пить кофе. Ужасно хочу пить.

-            Ну что там, Кайл, - её пальцы потянулись, накрывая запястье Самбера, - я посмотрю только одним глазком и все.

-            Ничего, что должно интересовать тебя, - Кайл грубовато отодвинул её, прислонившись плечом к двери, и механическими движениями закрывая замок.

-            Почему ты такой упрямец? - Вспыхнула она, цепляясь за его плечи и спину. - Я все равно найду возможность и попаду туда, ясно?

Щеки девушки вспыхнули от злости, когда он положил ключи в карман, молча удаляясь.

-            Буду стоять здесь, и дергать ручку, пока она не сломается, понятно? - Выкрикнула она в спину, демонстрируя свои намерения. - Буду дергать изо всех сил, назло тебе, Самбер!

Амели слегка вздрогнула, когда он развернулся,и немного прижалась к двери, но не стала прекращать задуманное. Это

когда инстинкт самосохранения работает слабее упертости.

Она вскрикнула, когда Самбер подхватил её, перекидывая через плечо, и заставляя брыкаться, как пойманную рыбу.

-            Сделай мне и себе кофе, - мрачно проговорил он, опуская её у плиты,и придвигая один из стульев.

-            Ты сейчас серьёзно?

-            Более чем. Мне нахрен не нужны твои капризы и истерики. Если я сказал приготовить кофе - ты готовишь. Если я сказал, что там нет ничего интересного - значит ты беспрекословно это принимаешь.

-            Е[очему ты скрываешь что там? - Не унималась Амели, - если бы все было так как ты говоришь,то ты бы настолько не парился. Да на тебе лица нет!

-            Я не собираюсь делиться с тобой ни своими секретами, ни своими чувствами. Ты много на себя берешь. Если у нас был секс, то это не значит, что ты имеешь полное право иметь и мои мозги.

Самбер с силой клацнул чайник, подавляя в себе желание объяснить Амели все по-другому.

-            Я не урод, которого лепят под заголовки "Ваш идеальный муж

", я думал, в совместном пробуждении, есть хотя бы один плюс, мне молча приготовят кофе, и не будут капать на мозги. Еоворят, чем больше девушка кричит ночью, тем меньше ей хочется разговаривать днем. Ты не достаточно сильно кричала? Тогда давай я компенсирую то, чего тебе недодал,и ты оставишь меня в покое?

Кайл одним движением, посадил Амели на кухонную тумбу, дергая её простынь, не смотря на сопротивление девушки.

Его рука залезла под шелковую ткань, хватая её задницу, и крепче прижимая к себе.

-            А знаешь, что ожидала я, когда думала, что мы проснемся вместе?! - Выкрикнула она, защищаясь от его рук.

-            Я как идиотка, просыпалась сотни раз, чтобы убедиться,

что ты рядом со мной и абсолютно реален,и для чего? Для того чтобы утром проснуться, и в очередной раз услышать, что меня здесь просто трахают ради чашки кофе?

-            Ну почему только кофе? Ты могла бы приготовить что-то ещё.

-            Какой же ты козёл, Самбер! - Амели все-таки вырвалась из его заточения, поправляя свой импровизированный наряд.

-            Ты сейчас раздула из ничего огромный скандал, и это я козел? - Самбер презрительно фыркнул, - знаешь что, моя дорогая, катись ко всем чертям. Твой кофе всегда чересчур горький, еда так себе, а секс посредственный. Не вижу тебя больше ни в роли моей уборщицы, ни тем более в роли любовницы. Какое счастье и счастливое совпадение, что сегодня возвращается Софи.

-            Я тебя ненавижу, - процедила Амели, готовая разодрать его идеальную чистую кожу на лице, - что б ты сдох!

-            Еще одно подобное высказывание в мой адрес, и я хорошенько врежу тебе. Это уж точно закроет твой рот.

-            Удачно оставаться, - выдавила из себя девушка, ощущая, как слезы давят ее сильнее, чем слова Кайла.

Она бросилась наверх, проклиная себя за свою наивность. Неужели, счастье с Самбером всегда будет длиться до тех пор, пока они находятся в постели?

Все то время, пока она с ненавистью запихивала в сумку свои немногочисленные вещи, она надеялась на то, что он встанет у неё на пути, вырвет их из рук,и никуда не отпустит.

Но это же был Самбер! Мать твою, Самбер !

Без эмоциональный, равнодушный, самовлюбленный ублюдок.

-            Забери свои ключи! - Амели не удержалась, чтобы ещё разок, не продемонстрировать свое наплевательское отношение, но она, всего лишь делала вид, в то время, как Кайл, лишь равнодушно словил, летящую в него связку.

-            Какая отличная реакция, - съязвила она, жалея, что не зарядила ему в голову.

-            Прекращай, - Кайл отбросил ключи на стол, - у тебя теперь есть где жить. Это не далеко,и по вечерам, я всегда к твоим услугам, но... Как мы оба уже поняли, совместное проживание, это то, что нужно нам меньше всего.

-            Я не буду твой девушкой по вызову, это ясно?

Тем более, секс то посредственный. Никогда не думала, что мои искренние чувства так грязно оскорбят. Но спасибо, что сразу дал четкие обозначения всему, что произошло между нами. Пожалуй, мне стоит обратить свое внимание на кого-то попроще. Того, кто будет ценить меня и мои эмоции, а не называть их дерьмом.

-            Амели, - Самбер тревожно дернулся, пытаясь схватить ее за руку, но не успел.

Девушка ловко увернулась, и хлопнула входной дверью, оставляя его, в полной растерянности.

Пойти за ней он не мог.

Неважно, хотел он этого или нет. Не мог.

Всадив в дверь кулаком изо всех сил, он запустил в волосы руки, доставая телефон.

Трубку взяли сразу, не доставляя повода нервничать еще сильнее.

-            Ты можешь выходить сегодня на работу, - проговорил он, поглядывая в окно, за тем, как Амели едва не споткнулась, сражаясь с сугробом, на губах отразилась какая-то мимолётная улыбка, которая, в эту же секунду, бесследно испарилась.

-            Это ничего не значит, Софи, с сегодняшнего дня, ты приступаешь к своим прямым обязанностям. Твоя помощь нужна немедленно. Уже прошло достаточно много дней,и я не хочу тянуть до завтра.

Кайл проследил за тем, как Амели скрылась из поля его зрения, и крепче сжал в руках маленький ключик, внутри своего кармана.

-            Сегодня. Разговор окончен.

Самбер бросил трубку, прикрыв глаза,и впитывая тишину дома. Сейчас, он не был уверен, что этот звук его устраивает.

•kit it

- Амели? - Марта поднялась с дивана гостиной, - кутаясь в какую-то старческую шаль.

-            Нормально с тобой все? - Девушка подняла бровь, скептически глядя на подругу.

-            Да, знобит просто. Наверное, простыла.

-            Понятно, - Амели принялась подниматься на верх, считая, что меры приличия соблюдены.

-            Можно я войду?

Амели услышала раздражающий ее голос и закатила глаза.

-            Ты уже вошла.

-            Просто... У тебя с Самбером все серьезно, да? - Марта поежилась, потому что при воспоминании мэра, ее озноб усилился.

-            Да у нас все серьезно. Серьезная ненависть друг к другу. Антипатия. Непереносимость. Если раньше от него, мое тело начинало чесаться, и это было похоже на аллергию,то теперь у меня просто анафилактический шок!

Амели швырнула свою сумку, от распирающей ненависти. Она ненавидела эту овцу Марту, ненавидела свою наивность, ненавидела этот дом и себя в цем. Дом мечты стал проклятым с тех самых пор, как его воздвигли на земле лжи и страданий.

-            Ну, это замечательно, то есть...

-            Ты уже настолько не похожа сама на себя, что в состоянии смеяться в глаза?

-            Я не радуюсь твоим проблемам, я радуюсь тому, что у нас вполне логично, есть одна и та же цель.

-            И какая же? - Амели усмехнувшись, сложила на груди руки.

-            Цель под названием Кайл Самбер.

-            Бери, он свободен, - нервно дернула плечом девушка.

-            Не в этом смысле, Амели, - Марта сделала шаг ближе, нарушая зону её комфорта. - Я готова сделать всё, что потребуется, использовать против него, его же влечение.

-            Да зачем ты ему нужна? - Насмешливо фыркнула Амели, понимая, что на самом деле, где-то внутри нее зарождается паника.

-            Я хочу отомстить ему. Хочу, что бы он корчился от боли. Что бы понял как это. Но для этого мне нужна твоя помощь. Мы должны стать одним целым. Как раньше.

-            Как раньше уже никогда не будет. А развести Самбера - не выполнимая задача. Он все знает. Знает о нас, чем мы занимались. Уверена, что он даже в курсе какую музыку мы слушаем и под какое порно самоудовлетворяемся. У него есть доступ к аккаунту каждого из нас. Поэтому, ничего не получится. Он всегда будет на шаг впереди, - Амели с досадой пожала плечами, но Марта, казалось, и не слышит ее.

-            У меня все получится. Я готова с ним встретиться, готова пожертвовать всем, ради того, что бы наказать его. А утром, мы свалим отсюда, прихватив все, что дорого Самберу.

-            Я настолько часто хочу покинуть этот город, что это уже звучит смешно. Смешно и страшно от того, из раза в раз, мои попытки оканчиваются тем, что я попадаю в дом Кайла. Снова и снова. Такая себе закольцовка.

Так что, я не враг сама себе.

-            С каких пор,ты кого-то боишься? - Марта недоверчиво посмотрела на девушку.

-            Может с тех пор, когда узнала, что за мной уже семь лет присматривал человек, чье имя, наверняка никому из нас неизвестно?

-            Я тебя умоляю, Амели, это уже похоже на параною. У меня такое ощущение, будто мы поменялись местами.

Я готова взять все на себя, ты просто появишься в последний

момент, когда это будет необходимо, возможно,тебе даже не придётся светится, - Марта подошла ещё ближе,и взяла девушку за руки.

Она лишь недоверчиво посмотрела на нее, качая головой.

-            Смотри, в этом нет ничего сложного.

Марта достала свой телефон, набирая номер Самбера. Длинные гудки громкой связи, противно ударили по ушам, сменяясь звуком знакомого голоса.

Амели почувствовала, как задрожали её коленки, стоило ей только услышать эти нотки.

Будь он проклят, этот Самбер. Почему в одном его коротком "да", кроется столько воспоминаний, заставляя сердце колотится в бешеном ритме?

"Тебе ведь нравится, когда я делаю так, скажи - да", - и куча картинок, заставляющих немедленно покраснеть.

Совсем недавно, Амели представляла, как разобьет ему голову ключами, а сейчас уже готова простить все, и оказаться на смятых простынях, прижатая его телом.

-            Я хотела извиниться за прошлый визит, - проговорила Марта, подмигивая Амели. - Может быть, мы бы встретились, я подумала над вашим предложением,и решила, что пришло время его принять.

Марта закусила губу, как заправский рыбак, наблюдая за поплавком.

-            Любое предложение имеет срок годности, и у моего он истек. Сожалею, но мне больше не интересно...

-            Но, мистер Самбер...

Марта растерянно посмотрела вначале на телефон, а потом на девушку, которая внутренне ликовала.

-            Ну вот, я же говорила, - Амели разжала пальцы, потянувшись к телефону, на который пришло емс.

"Моя подушка, все еще пахнет твоим шампунем. Думаешь, я такой безнравственный придурок? Я долго и качественно выбираю то, что буду трахать. Ход с Мартой был слишком банальным. Ты меня огорчаешь".

Приятное тепло растекалось по телу,и Амели снова почувствовала волну удовольствия.

Самбер был из тех, чьи слова могли возбуждать ничуть не меньше, чем действия.

" Моя подушка пахнет тобой", - от одного этого предложения, она готова была сорваться, и снова нырнуть с головой, в его покрытые непроницаемым инеем, глаза.

Но сегодня с его уст слетели и другие слова. Менее приятные. Перечеркивающие многое.

-            Как-то так, - пожала она плечами, с удовольствием рассматривая растерянную подругу.

Достаточно смело было помышлять, что имеешь какую-то власть над Самбером. Только что произошел не только провал всех грандиозных планов Марты, но и личное поражение девушки.

Самбер больше не хотел ее.

-            Я все равно этого так не оставлю, - сверкая темными глазами, произнесла подруга.

-            Он очень умный и хитрый, это добавляет проблем образу жертвы. Ты же помнишь наши законы, Марта, лезть на рожон, это самое глупое,из того, что можно сделать. И потом, кажется, у тебя были другие ориентиры?

-            Были. - Марта присела на кровать Амели, - он выпроводил его из города.

-            И он даже не прихватил тебя с собой? Может пора прекращать гоняться за фантомом?

-            Может быть, - произнесла Марта, и тут же испугалась своим словам.

Слишком просто они были произнесены. Слишком спокойно. Так, будто она готова отпустить то, что вселяло в нее жизнь. Может быть потому, что ей надоело так жить? Делать вид, что все нормально, пытаться ходить в магазин, общаться с соседкой, которая последнее время частенько стала захаживать к ней на чашку кофе.

Глупая ведьма обманула ее, и Марта уже давно прокляла ее.

Ее и Кристиана. Он высосал из нее желание жить, мортидо не отпускало ее. Часто, после ухода соседки, она запиралась в ванной, наполняла водой ванну, до самых краев и опускала лицо под воду. Она знала, что однажды не вынырнет. Что однажды, откроет рот и глубоко вдохнет, прекратив тем самым свои мучения.

Она больше не собиралась ни требовать от него объяснения, ни выяснять, правду ли ей сказал Самбер. Когда стучишь в закрытые двери, рано или поздно, у тебя не остается сил.

У Марты больше не осталось сил.

•kit it

Кристиан вел свою машину, бросая боковой взгляд на человека, который все эти дни, был его спутником. Он что-то внимательно рассматривал в телефоне, периодически усмехаясь, и наконец-то молчал.

Святые небеса, в редкие моменты это случалось. Кристиану самому не верилось, что на багровеющем закате, промелькнула вывеска города. Города, в который он по-настоящему стремился.

Все эти поручения, которыми его снабдил Самбер, были как- то не по адресу. Почему именно он, должен был передавать плотно запечатанный конверт адвокату, объезжать ещё пару инстанций, дожидаться пока тот самый адвокат, вернёт ёму новый,и теперь везти его в Самбервилль в компании не самого приятного человека, до сих пор отдавало странностью. Он, конечно, пытался включить свои профессиональные навыки, милосердие, всепрощение, непредвзятую любовь, но, выходило дурно.

Словно, с тех самых пор, как он отрекся от части себя, половина чувств, тоже застряли где-то в небытие.

-            Ну что ты, Кристиан, какие планы? - Парень не дал вдоволь насладиться тишиной, проявляя свою надоедливую наружность. - Кем нынче работают бывшие Святые отцы ?

Мужчина сдержал вдох раздражения, продолжая следить за дорогой, успокаивая себя, что с каждой секундой, расстояние становится все меньше и меньше.

-            Ещё не думал над этим, Ральф.

-            Ты смышлёный вроде бы, - усмехнулся парень. - Можешь к нам, отчёты, учеты, аудиты, город не большой, работы немного. Вот, даже командировки иногда случаются, а за них Самбер премию платит .

-            Я подумаю.

-            А нечего тут думать, - важно заявил Ральф, - я считаю, выбора у тебя нет. Люди нынче старых нравов стали, это вот мне плевать на все эти службы, а ты, вспомни, какие толпы собирал... Это с каждым объяснись, с каждым поделись. А у нас, дверью хлопнул в кабинет,и сиди себе только с цифрами и общайся, - рассмеялся парень единолично расценив свою шутку.

-            Закинешь к Самберу?

Он хлопнул рукой по бардачку, доставая оттуда конверт из кремовой бумаги.

-            Или со мной пойдёшь, руку мэру пожать?

-            Не думаю, что это то, что мне нужно.

-            Ну, как знаешь, - Ральф равнодушно пожал плечами, вращая в руках конверт.

Чертовы бумажки, которые все это время, заставляли Кристиана быть совсем не там, где он хотел.

Судьба, порой, достаточно жестока. Она, в начале, всеми способами подталкивает тебя в нужном направлении, и когда ты наконец-то открываешь глаза,и принимаешь решение идти правильной дорогой, меняет дородные знаки и гасит свет.

Кристиан верил, что она всего лишь испытывает его на прочность. Проверяет, сможет ли он, привыкший жить одной жизнью, в царстве веры и справедливости, оказаться совсем в иной среде.

Кристиан всегда был уверен, что переступая порог храма, он оказывался во владении сатаны. На балу у дьявола, который будто бы насмехаясь над его чистыми помыслами, приоткрывал ему завесу алчности и похоти.

Все однажды ломаются, не в силах противостоять самому страшному своему искушению. Марта была его болевой точкой, восьмым грехом, библией от лукавого.

Неважно когда: когда он впервые услышал ее голос, или когда проник тайком в дом,или когда она впервые коснулась его.

Это было страшно. Страшное чувство завладело его телом и он не мог сопротивляться. Организм реагировал на нее так, как не реагировал никогда.

Монсеньор был в публичном доме. Видел обнаженных женщин. Издевался над собой, понимая, что не хочет ни одну из них. Не хочет касаться их.

И один только ее голос, одно только воспоминание о ней, заставляли тело отзываться сладкой истомой, собирая внизу прилив крови.

Он обвинял ее в том, в чем сам был виновен. Желание быть с ней, желание трогать ее, целовать, чувствовать - победило все остальное. Стерло из мыслей.

Кристиан подъехал к дому, в котором должна была быть его Марта. Только бы дождалась.

Только бы поверила в то, что он никогда не касался других женщин.

Вера в то, что Самбер ничего не наговорил девушке, не заставил ее полностью разочароваться в нем,тускло тлела внутри.

Кристиан вышел из машины, по привычке произнеся шепотом короткую молитву.

Разве глупцу и предателю Господа, помогут молитвы? Он верил, что помогут. Бог всепрощающий. И на все его воля.

Если он создал женщину, и наделил её всем тем, что она имеет. На что он вообще рассчитывал?

Кристиан позвонил в дом, впервые задумываясь о том, как воспримет его Марта...Таким.

Наверняка, в её глазах он выглядит как последний предатель, лишившийся того, чем она, возможно, восхищалась.

Теперь ни к нему будут шествовать толпы, ни его слову будут внимать, не в нем находить утешение. Теперь он не мессия, простой смертный, которому особо и ничего ей предложить.

Внешний вид, обычная одежда, он сам до сих пор не мог принять этого, чего же он ждал от неё?

-            Здравствуйте, Вам кого... - Слова застряли у Марты в горле, а в носу безумно защипало. Слезы брызнули их глаз так резко, что она и сама не поняла, что плачет. Как будто кто-то внутри открыл вентиль, и все что копилось столькие годы, хлынуло через край. Она бросилась ему на шею не веря происходящему, не чувствуя под ногами земли.

Он вернулся. Вернулся!

Марта обхватила его щеки руками, пытаясь сквозь пелену слез, рассмотреть знакомые, до боли в сердце черты. Но слезы, словно защищали её от переизбытка счастья, подталкивали только ощущать.

-            Кристиан, это ты... Ты, Господи...

Марта задыхалась в его руках, задыхалась от его объятий, умирала от того, что он, наконец-то, больше не отталкивает её. На его груди больше не было креста, и она готова была остаться на его шее распятием, если бы только это отныне имело значение.

-            Ты не злишься на меня? - Он взял ее лицо в ладони, как самый сокровенный дар.

Как самое большое сокровище. Зачем о чем-то думать и

размышлять о своих поступках, если ты можешь быть счастлив? Если можешь дарить счастье одним своим присутствием? Это ли не кусочек рая?

-            Злюсь? - Марта махнула головой и ее черные волосы, раскинулись на плечи, коснулись его рук.

-            Я должен многое рассказать тебе. Я не хочу, что бы между нами была хоть малейшая недосказанность. Этого не должно быть, слышишь? Но прежде, пока я не натворил глупостей, скажи мне: это один раз и навсегда? Боже, что я несу...

Кристиан зажмурился, потому что он хотел сказать много чего. Все, что копилось в нем все это время, рвалось наружи.

-            Навсегда? Ты у меня спрашиваешь навсегда ли это? - Марта всхлипнула, не веря своему счастью.

Нет меры чувств,иначе любые небесные весы сейчас сломались бы от их неподъёмной тяжести.

-            Это навечно, Кристиан. Это до последнего вдоха, до последнего взмаха ресниц, до последнего стука сердца, - она уткнулась лбом в его грудь, пытаясь собраться.

-            Если мне потребовалось столько лет, пришлось вынести столько боли, если это такая плата, то я готова платить её снова и снова. Сгорать до костей, и из пепла возрождаться заново, только если знать буду, что небо подарит мне тебя...

-            Это, конечно, здорово, но, по полу из-за вас, гуляет сквозняк.

Марта резко отстранилась от мужчины, еще не свыкнувшись с новым положением. Словно все её помыслы и действия, до сих пор, было чем-то постыдным.

-            Марта впусти гостя и закрой дверь, - недовольно нахмурилась Амели..

Да, давайте. Будьте все счастливы. Все вокруг. И тыщ ты, и ты Марта,и ты, гребаный святой отец, и ты Самбер, черт бы тебя побрал!

Амели сцепила зубы, чувствуя непомерное раздражение,и показательно открыв холодильник, достала оттуда виски.

-            Выпьете или вам нельзя, у вас обет? - Язвительно ухмыльнулась она, наполняя свой бокал, - Марте вот, например, нельзя пить. Может хоть вы составите мне компанию?

-            Амели можно тебя на секунду? - Марта умоляюще взглянула на подругу, прошептав одними губами "пожалуйста".

-            Ты бросишь гостя одного? Это цеприлично.

-            Я ненадолго, - Марта растерянно улыбнулась, стыдясь посмотреть на него.

Не сейчас. Даже просто взгляд слишком сокровенно. Слишком интимно. Посторонних быть не должно. Не сейчас.

-            Ну что еще? - Амели недовольно закатила глаза прислонившись к стене.

-            Пожалуйста, проси у меня все что хочешь, все что только придумаешь, только, пожалуйста, оставь нас сегодня наедине, - Марта мертвой хваткой вцепилась в её руки, не отрывая умоляющего взгляда.

-            Хорошо, без проблем, - Амели попыталась оторвать от себя цепкие пальцы.

-            Правда? - В глазах девушки снова заблестели слезы.

-            Да, почему бы и нет. Прихвачу только с собой бутылку виски и сдохну где-нибудь под сугробом! - Выкрикнула она, понимая, что из этой хватки ей не выбраться. Она и не подозревала никогда о наличии такой силы в ней.

-            Ну ты ведь всегда умела все придумывать, - жалобно проскулила девушка.

-            А на кой черт? - Амели в притворном ужасе округлила глаза, и картинно перекрестила Марту, - нахрена мне это нужно?!! До последнего не хотела кичиться этим, но дом, из которого ты предлагаешь мне свалить,теперь даже по документам мой!

-            Самбер подарил тебе дом? - Марта охнула, даже не в силах поверить в это.

Самбер и подарки - несовместимые вещи.

Бартер, сделка, проигрыш в споре, - да все что угодно, но не добровольное желание.

-            Самбер подарил мне дом,- утвердила Амели, - и ты сейчас просишь меня отсюда свалить, не совсем честно не так ли? Было бы правильнее, если бы я попросила тебя уйти, вместе с твоим другом.

-            Значит у вас все серьезно,- подруга пропустила мимо ушей ее слова, - почему ты мне не сказала этого утром? Я бы никогда не стала даже думать о мести, если бы знала... Ты любишь его, да?

Амели презрительно фыркнула, оставляя этот вопрос без ответа.

Она намеренно задела плечом Марту, снова возвращаясь в холл.

-            Погода на улице замечательная. Люблю мороз и снег в лицо. Это прям то, что мне сейчас надо, - с сарказмом произнесла она, натягивая длинные сапоги, - Марта,ты не будешь против, если я воспользуюсь твоей шубой? Хотя, ты же пользуешься моим домом!

Амели схватила меховое изделие, и пулей выскочила на улицу.

Почему даже священник снял свою рясу, ради Марты, а Самбер, не может стать просто обычным ради нее?

Это ведь самая малость.