рекомендуем сервисный центр

Данте несколько раз нарушал скорость. Скорее всего, завтра ему придут штрафы, плевать он хотел на это. Все его мысли заняло только хрупкое тело, которое он прижал к себе, едва покинул машину, а потом преодолев небольшое расстояние, зажал между собой и стеной, пока Молли искала ключи от дома, а после в лифте, пока он очень медленно ехал,и с особым напором у двери в квартиру, когда её дрожащие пальцы, пытались попасть в замочную скважину.

Едва они оба переступили порог, и Данте наошупь скинул свои кроссовки, он подхватил Молли на руки, опуская на кровать,и сквозь одежду терзая её грудь, справился с дурацкими босоножками.

-            Ты готова? Я знаю, что это тупо звучит, но я должен спросить,- Данте крючок за крючком, расстегивал топ Молли, понимая, что ее ответ уже для него не так важен.

Он хочет ее, он возьмет ее. Другого не дано.

-            Меньше разговоров, мистер Арес, больше дела,- простонала Молли, обхватывая его своими ногами.

Данте чувствовал, как горят его ладони от прикосновений к горячему телу. Он так и не начитался умных статей, с пособием как делать это правильно, да и какой с него, к черту, умник?

Вряд ли бы в его голове остались какие-то мысли, когда он обнажил молочное тело, хватая в свои лапы небольшую грудь. Данте чувствовал себя дикарем, грабителем который напал на молодое тело, и украл его не спросив разрешения. Он стащил с себя футболку, скинул джинсы, забираясь сверху, и

придавливая Молли к кровати. Она дрожала всем телом, и жадно хватала воздух. Еще ничего не началось, но их кожа была влажной, а сердце выстукивало ритм марафонца.

Данте подтянул её к себе, делая то, что делал неоднократно. Но каждый миллиметр погружения, был ни с чем не сравним. Ему хотелось растянуть удовольствие^ не хотелось причинять боль одновременно.

Он впервые был первооткрывателем. Магелланом, Колумбом, тем самым неизвестным, которому удалось увидеть Атлантиду,и которому потом никому не верил, что идеальный мир существует.

Тем счастливчиком, который познал все тайны человечества,тем, кто впервые полетел в космос, и коснулся звезд, тем, кто умеет читать мысли,тем, кто использует свой мозг на все сто процентов, тем, кто посмотрел на все семь чудес света и нашел свое. Восьмое.

Данте никогда не придавал сексу такое глобальное значение, никогда не переоценивал его, но сейчас, звёзды сыпались из глаз, а воздух стал сладким, будто превратился в сахарную вату. Белую, воздушную.

Е[рямо как прекрасное создание, которое находилось полностью в его власти.

Никаких границ и препятствий не должно было быть между ними больше. Он давал себе эту клятву,и скреплял её кровью. Было невозможно даже представить, что кто-то настолько прекрасный, столько долгих лет ждал именно его. Мир бешено кружился вокруг них, обнажая чувства, оголяя нервы, и рождая то, что не у каждого может родиться. Любовь.

Молли вышла из душа, в своей хлопковой пижамке из серых шортиков и розовой майки, с какой то дурацкой надписью. Улыбка не сползала с её лица, все то время, как она все-таки настояла на том, что примет душ самостоятельно, стыдливо сгребая постельное белье,и унося его с собой. Не верилось. Просто не верилось, что это случилось. В такие моменты всецелого счастья, обязательно случается какое-то "но", которое оглушительно бьёт тебя по голове и лишает дара речи.

-            Ты будешь спать в одежде? - она положила рядом с Данте новый комплект постельного белья, опуская свои руки ему на плечи.

-            Ты же знаешь, я не могу остаться, - проговорил он, нежно гладя её спину в ответ.

-            Я не отпущу тебя, даже и не думай,- Молли крепко обняла парня, обвивая его ногами.

-            Послушай, это не моя прихоть, это необходимость, Мо. Я сам не хочу уходить, покидать эту тепленькую постельку, и твой горячий ротик,- Данте поцеловал девушку, но она отстранилась от него, внимательно рассматривая его лицо.

Каждую родинку. Каждую морщинку, ямочки на щеках, пухлые губы. Это все принадлежит ей, серьезно?

-            Мы со всем справимся, я обещаю. Тебе не нужно не снотворное, не свитер. Я буду охранять твой сон, доверься мне, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты остался.

Данте глубоко выдохнул. Он и не собирался с ней спорить, ему хотелось верить, что все будет именно так. Но раны на груди и на ладонях ещё болели, и он даже в страшном кошмаре не мог представить что с ним было бы, если вместо его тела, окажется тело малышки?

-            У меня есть вот что, - Молли отстранилась от него, открывая ящик стола и доставая перцовый баллончик. - Я положу его под подушку, Данте.

-            Ты такая забавная, - он тихо рассмеялся, прижимая ее к себе, - почему ты не потрудилась найти себе нормального парня? Инвалиды, идиоты...

-            Это все не так, выдохнула она, забираясь к нему на колени. Я обещаю, что поеду с тобой в тур, если ты останешься.

-            Ты шантажистка, знаешь об этом?

-            Я просто не хочу выпускать из рук свое счастье, - Молли залезла руками под его футболку, снимая её.

-            Как ты? - он пробежался взглядом по ее лицу.

-            Все хорошо, лучше не придумаешь.

-            Врешь?

-            Никакой лжи. Так мы досмотрим фильм про мистера Грея?

Молли перелезла на кровать, потянув Данте за ремень.

-            Мне всегда казалось, что там главная как раз героиня, а не герой. Что это за предпочтения, мисс Стоум?

-            Героиня просто вытащила счастливый билетик. Этим мы с ней очень похожи. Так что, в этот раз, я пожалуй, даже не стану завидовать ей.

-            Чувак смотри, как накачался. Мне до него далеко,- усмехнулся Данте, демонстрируя свою тощую руку в краске.

Они много смеялись, потому что на душе было спокойно и легко, обнимались, потому что не могли без прикосновений, Данте то и дело страстно целовал ее,и не мог поверить, что все бывает вот так, как показывают в красивых фильмах.

-            Может все-таки свяжешь меня?- проговорил он, путаясь руками в шелковых волосах, когда на ноутбуке появились титры, а Молли уже вовсе сладко зевала.

Насыщенный день, насыщенный вечер.

рекомендуем сервисный центр

Данте очень хотелось продолжить его еще, но он понимал, что эта настойчивость сейчас не совсем уместна.

-            Нет, Данте. Сегодня ты у меня в гостях, а на чужой территории чужие правила.

-            Эй, мне казалось, я тут уже все освоил и ничего здесь чужого нет. Разве это не так?

-            Дай мне немного побыть строгой хозяйкой, - Молли прижалась к нему спиной, обвивая себя его руками, и он уткнулся лицом в её затылок, вдыхая запах шампуня. Променял бы он тепло её тела на верёвки? Вряд ли. Когда хищник чувствует кровь, ему очень сложно остановится. Когда пробует, что-то внутри активируется, срабатывает механизм, заложенный природой,и все становится иначе. Данте тоже попробовал что-то нормальное и человёческое, проваливаясь в сон, и впервые обращаясь к кому-то сверху. Не за себя. Нет. Ради себя он бы не проделывал такие манипуляции. Эта девчонка просто свела его с ума, уговорила на безумие, предпочла потенциальную опасность,из-за своей глупости, или чего-то большего?

Данте притянул её еще сильнее, чтобы каждым изгибом своего тела, чувствовать её изгиб. Отныне она его оберег и его святыня. А если монстру внутри что-то не нравится, он просто может сдохнуть, вряд ли кто-то придёт на его похороны.

Спальня Молли как раз выходила на солнечную сторону,и Данте, несколько раз просыпался, недовольный ярким светом, который проникал сквозь закрытые глаза. Он привык, что его окно было всегда задернуто плотцыми шторами, создавая иллюзию полярной и очень длинной ночи.

Все-таки, в очередной раз, открыв глаза, он не смог больше уснуть.

И даже дело было не в солнце, а в том, что постель была пуста.

Тревога сжала желудок, и заставила подняться с кровати, даже не успев прийти в себя. Моящт быть, он уже успел что-то натворить?

- Снежок,- окрикнул Данте, но в ответ ему звучала только тишина.

Он подошел к столу, вероятнее всего, за ним Молли делала уроки, о чем говорили различные учебники, большие тетради, Данте не особо шарил во всем этом. На гладкой поверхности, лежала записка:

" Я за продуктами. Мой холодильник пуст, а я даже не знаю, чем кормить капризную звезду. Надеюсь, я приду раньше, чем ты проснешься. Белоснежка”.

Данте глубоко выдохнул, наконец, чувствуя облегчение. То есть, ночь прошла хорошо? Он впервые осознанно спал с девушкой, и не причинил вреда ни ей, ни себе? Не испугал, не покалечил? Фантастика.

Со стола на него смотрело множество корешков, книг, конспектов. Неужели Молли действительно так активно училась?

Но один корешок розовый, и не формальный так и выделялся из всех остальных, подмывая Данте протянуть к; нему руки.

Нет, не для того чтобы рыться в чужих записях и влезать туда, куда не приглашали, всего лишь для того, чтобы убедиться, что Молли все таки врушка. Она говорила, что не ведет дневник с двенадцати, но что-то ему подсказывало, что это именно он.

Данте Арес, это же синоним к слову засранец? Верно? Всего лишь одним глазком, не более.

Данте открыл дневник, перелистывая сразу несколько страниц, но не увидел там ожидаемых наклеек с розовыми сердечками и душевных историй с цветными заголовками. Наоборот, почерк был очень плохо разборчив, обычно девушки так не пишут, не пишут словно это непрерывная линия кардиограммы.

"Данте" (Эден)

Настоящее имя заставило поморщится, но не вызвало волну паники.

"Перечень реакций", "Классификация", "Психотип".

"Эксперемениальное занятие".

"Мотивы".

"Первичная диограмма"

Данте показалось, что в его глазах рябит.

В этой тетради было все. Что это? Его история болезни? Молли стащила ее у миссис Бекер? Но почему тогда здесь все , о чем могла знать только Мо?

Данте не мог разобрать весь текст. Местами почерк был совсем не ясен. Но то, что он читал, почему-то, занозами впивалось в самое сердце, заставляя его кровоточить.

" Вспыльчив, агрессивен, конфликтен, бездушен, груб.

Ситуация: не смог подружиться ни с одним человеком в группе" .

"Любит повышенное внимание. Страдает манией величия.

Ситуация: на теле незнакомой девушки, он увидел татуировку, на которой были слова его песни. Это расположило пациента к ней,и он захотел продолжить дальнейшее общение".

Что за бред? Данте усмехнулся, потому что, если бы не его имя, он бы вообще не понял о ком идет речь. То есть, она его видит именно таким?

" Рос без семьи. Сознание работает по-детски и он, словно маленький мальчик,требует к себе и для себя любовь, внимание, ухаживание, заботу, опеку, помощь. Он во всех ищет своих родителей, которых не было. Хочет, чтобы его кормили, одевали, развлекали, воспитывали, образовывали, лечили, ублажали. Не желает нести ответственности, во всем и от всего зависим и привязан, ко всему пристрастен.

Он хочет, чтобы все о нем заботились и о нем действительно все заботятся, но с личной выгодой и за деньги. Пример: его девушка Мейбл.

Ситуация: пациент потерял над собой контроль, а в чувства его смогла привести колыбельная, которую он неоднократно слышал в детстве по радио,и телевизору, но никто ему ее не исполнял. Его внутренний ребенок обрел покой, когда услышал, что для него наконец, спели колыбельную".

Причины внутреннего конфликта: причастен к трагедии (перечеркнуто) принимал участие, был причиной (знак вопроса). Присутствовал (дважды подчеркнуто). Следствие: панические атаки.

Способы избавления: способы не найдены. Есть возможность временного притупления симптомов. Нужно больше сеансов, для того чтобы проверить прогрессию.

"Фрей" - обведено в круг с четырьмя знаками вопроса.

Какого черта его имя вообще здесь написано?

Кривая линия вниз натыкающаяся на колющее глаз слово: "БИТМОР".

Данте уже вообще что-то слабо соображал, читая о первом поцелуе с Молли, но совсем с другой стороны. Будто они не влюбленная пара, а он подопытный кролик, которого закинули в гребанный питомник с удавами, мышь, которая медленно, но верно шла к мышеловке, по запаху сыра.

Все его реакции, его извинения, его грубые отталкивающие слова, которые, как ему казалось, обижают Молли, вовсе не оскорбляли ее. Ей было... Плевать? Она писала об этом слишком хладнокровно, слишком по-научному.

Это все и впрямь было слишком.

Пациент, пациент, пациент. В ходе работы с пациентом, во время нестандартной ситуации, пациент...

Он схватился за голову, отбрасывая розовую, милую тетрадь, которая была по меньшей мере, для него сейчас, тетрадью смерти.

Вероятно, его мозг работает с большими задержками. Скорее всего, он и правда кретин. Вначале в одном и том же человеке узрел двух разных,теперь...

Данте принялся хаотично хватать книги с полок "Педагогическая психология", "Психоанализ", "Психодиагностика", "Психосоматика", "Социализация"...

Она ходит по разным группам, и собирает истории, как Марла" - всплыло в воспоминаниях.

Какая любовь, какая черт возьми, помощь? Она даже не пожалела своей девственности, чтобы исследовать столь запушенный экспонат. А он как идиот делился с ней всем наболевшим, пока она как хамелеон меняла облики, втираясь в доверие.

Данте снова схватил в руки тетрадку, и первую попавшуюся ручку, вырисовывая своим не менее уродливым почерком то, о чем кричало сердце:

"Считай, что ты сдала экзамен, сука".

Данте наспех натянул штаны, чуть не порвал футболку и покинул место, которое всем сердцем ненавидел. Презирал.

Сел в машину, пытаясь выровнять дыхание. Нет, сдохнуть не хотелось. Потому что больше не хотелось ничего. К чертям собачьим все. Чувства для идиотов, сколько же он раз повторял себе это. Никому не нужные, лишние эмоции, без которых можно прожить долго и счастливо. Старый Данте умер. Данте, в котором теплилась надежда и вера в то, что быть счастливым трудно, но возможно. Невозможно, потому что это все мнимое, надуманное, вымышленное, несуществующее. Наглая ложь. Данте был уверен, что после того, как Джульета испустила дух, Ромео поднялся и зажил припеваючи.

рекомендуем сервисный центр