рекомендуем сервисный центр

-            Я не успела! - Судорожно проговорила она, в панике хватаясь за кожаный подлокотник.

-            Опять ложь, - несчастный двигатель, получил новую порцию оборотов.

-            Я сказала ему! - Уже в истерике закричала Ева, цепляясь за спинку его кресла, как за спасательный круг.

-            Что же, сейчас судьбу вершишь ты.

Влад нервно дернул плечом, заставляя ехать машину ещё быстрее. Ева уже не понимала где находится, не верила, что можно разогнаться ещё больше.

-            Потому, что я тебя люблю! - Прокричала она, выливая в эти слова всю свою боль, высыпая все занозы, раз за разом калечащие сердце.

-            Бред, - Влад не переставал подгонять стрелку к финальной метке.

-            Люблю! - Срывающимся голосом повторила Ева.

-            Нет, - упрямая нога давила педаль, продолжая превращать пейзаж за окном в мазок кистью художника.

-            Я говорю правду!

Уже ни на что, не надеясь, сказала Ева.

Превращающую в прах правду, которую не принял бы ни один здравомыслящий человек, правду, которая не родилась бы у любого, имеющего хоть каплю здравого рассудка.

Любовь не всегда сила.

Любовь не всегда подарок.

Бог или Дьявол, черт их разбери,тасует колоду как ему вздумается, кидая каждому на шею свои арканы. И человек,изначально думающий, что способен противостоять судьбе, обычно падает в конце пути, полностью перемолотый и изжеванный. Выхода нет. Там, выше, все пути уже расписаны. Все роли розданы, а билеты проданы зевающей толпе, которая требует зрелищ и поднимает вой, когда твое истерзанное тельце, слишком вяло реагирует на уготованные судьбой сюрпризы.

-            Ты всегда врешь, - проговорил Влад, и стрелка спидометра, слабо дернувшись, таки достигла финальной отметки, и пару секунд содрогаясь в конвульсиях, замерла в немом ожидании.

Мира за окном больше не было, мир вообще испарился, потеряв свой смысл.

-            Больше жизни, - проговорила Ева зажмурившись, уже самой себе.

Мир вспыхнул белым огнем, а после и вовсе стих.

Екугребовалось несколько мгновений,или минут, чтобы способность рассуждать вернулась на законное место. Ева тряхнула головой, словно освобождаясь от липких лап сна. Тишина, сменившая шум огромной скорости, била по ушам ещё сильнее.

Ева открыла глаза, судорожно вдыхая воздух.

Влад остановил машину.

Он вышел на улицу, прислонившись к прохладному металлу,и застыл.

Чего ожидать от него, Ева и понятия не имела. Она видела, как внутри него идет борьба жестокого палача и справедливого судьи. ЕЬшчущего убийцы и хладнокровного монстра.

Один раз он уже был в таком состоянии. Тогда, ночью, в отеле. Тогда, было сложно сделать выбор, сейчас - в сто раз сложнее. Тогда, он поступил правильно, или все- таки нет?

Влад и сам не мог ответить на этот вопрос.

Главное, было сделать правильный выбор сейчас.

Он обошел машину и открыл дверцу:

-            Выходи. Выходи, Ева!

-            Что ты хочешь?- Выдавила из себя девушка, понимая, что покидать машину, у нее нет никакого желания.

-            Я сказал, выходи!- Он с силой ударил по крыше,и Ева, вздрогнув, поспешила покинуть зону своего комфорта,тут же, оказавшись прижатой телом Влада.

-            Если бы я мог, я бы стер твою память. Вытер бы все, что случилось между нами, и заставил полюбить заново. Не так, как сейчас.

Он провел рукой по ее волосам, перемещаясь к шее.

Несравнимые ни с чем ощущения боролись в теле девушки. Двойственные и не ясные, как сон.

-            Мой десятый круг ада, зациклен на тебе. Он стоит на повторе, каждый день, не давая мне спокойно жить. Все это, какая- то божественная трагедия, а я не шарю, что мне нужно сделать, с*ка, что бы вырваться отсюда. Может, ты сможешь мне помочь?

Влад наклонился, заставляя ее поднять лицо и заглянуть в его глаза.

Если бы кто- нибудь, на этом чертовом шарике знал, как ей хотелось ему верить...

Бесконечная вереница предательств, от тех, кто был допущен слишком близко, оставила неизгладимый след, но он... Он всегда имел место в ее сердце, которое сам и распотрошил.

-            Я боюсь давать тебе обещания, боюсь смотреть в твои глаза и видеть там свое отражение,ты должна меня ненавидеть. Должна отрезать мне все пути, лишить любого шанса.

И Ева это знала, она была согласна с каждым его словом, но, не смотря ни на что, чинила мосты, которые он однажды сжег. Наступая себе на горло, просто потому, что не могла иначе.

Она коснулась рукой его волос,и провела пальцами по виску. Не передаваемое ощущение, как прикосновение к чему-то прекрасному и запретному, совершенно недоступному.

Сколько времени она мечтала об этом, сколько месяцев с этим жила.

-            Только, пожалуйста, не молчи...

-            Запрети мне думать, запрети вспоминать, запрети принимать решения, - проговорила она, зачарованная горьким медом, который излучали его глаза.

-            Я не могу, - почти шепотом ответил Влад, чувствуя как ее холодные пальцы, поглаживают его разгоряченную кожу.

-            Только ты и можешь, - Ева моргнула, и две соленые капли продолжили путь по ее щекам.

рекомендуем сервисный центр

Он прижал ее к себе, чувствуя полное удовлетворение.

Все время, которое он провел без Евы, было мрачным и серым. Холодным и пустым. Сейчас же, он словно хлебнул живой воды, взял в руки тот самый священный Грааль, достиг прозрения о не бессмысленности своих страданий. И он точно знал, Ева испытывает то же самое.

-            И что теперь?- Она вытерла слезы, отрываясь от его плеча,- что нам теперь делать?

-            Жить сегодняшним днем.

-            В смысле?

-            Не знаю как у тебя, но у меня уже аллергия на построение планов, - Влад ухмыльнулся. - Нихе*а из того, что планируешь не сбывается.

-            Я заметила, - Ева печально улыбнулась.

-            Чего ты хочешь сейчас, в эту секунду? Важно только это.

И это действительно было важным. Тем чувством

предвкушения, когда твоя мечта, когда-то далекая и невыполнимая, сбывается и делает тебя самым счастливым человеком.

Ева коснулась губ Влада, вначале легко, практически невесомо, а после углубила свой поцелуй, чувствуя, как он отвечает ей.

И это было прекрасно. В ее груди зарождалась весна, просыпались бабочки, щекоча изнутри своими тонкими крылышками.

-            Это был ответ? - Влад на мгновение отстранился, ему казалось, что он опьянел и у ее губ был самый изысканный вкус.

-            Отвези меня к звездам, - проговорила Ева, и в ее главах снова блестели слезы.

-            Не понял, - Влад нахмурился.

-            К звездам, - повторила Ева, не отрывая от него своего взгляда, словно опасаясь, что все это очередной жестокий сон. -Ты обещал мне рассказать про луну... В следующий раз... Когда мы...

-            Ева, маленькая моя, - эти слова вырвались сами, пораженный он прижал ее еще крепче.

Именно этого он боялся, именно этого опасался больше всего. Она не забыла ничего, помнила каждую мелочь,и остатки совести грызли его, не позволяя расслабиться ни на минуту, и впустить в свою душу абсолютное счастье.

-            Я расскажу тебе все истории, которые знаю, - пообещал он, прижимая ее крепче.

Еермания просыпалась, поток из машин уплотнился, и уже проносился мимо них с завидной регулярностью. Все спешили по своим делам и заботам,и никому не было дела до припаркованной на обочине машине, и двух силуэтов, прижимающихся друг другу. Иногда жизнь преподносит сюрпризы, меняет роли,и переписывает судьбы. Иногда и предателю, выпадает шанс стать спасителем растерзанного ангела.

ЧЕРТОВО КОЛЕСО

Осень окончательно пробралась в город, и закрепилась в его чертогах.

Летов стоял у окна своего кабинета, с высоты взирая на происходящее под его ногами. Длинные пальцы, неторопливо перебирали в руках бархатную коробочку, он думал, что если сегодня все закончиться удачно, у него появится единственный повод полюбить эту унылую пору года.

-            Максим Олегович, ваш кофе.

Летов обернулся на вошедшую секретаршу,и направился к столу, пряча в карман ключ, от своей новой жизни. Все действительно изменилось, а перемены пришли оттуда, откуда никто не ждал.

-            Ты договорилась по поводу цветов? - Спросил он, занимая свое кресло.

-            Да, конечно, - девушка кивнула, опуская поднос.

-            Ресторан?

-            Да, они доставят весь перечень к шести часам. Организаторы уже отправились к вам в дом, обещали позвонить, когда закончат работу, - предугадывая следующий вопрос, ответила девушка.

-            Хорошо, - Летов поднес к губам чашку и сделал глоток.

Ему еле удалось выставить Агату из дома, выдумывая

нелепые предлоги, и отвечая на сотни подозрительных вопросов.

Обычно все было проще, пластиковая карта творила чудеса, и все, кого он знал, с легкостью ретировались, стоило им увидеть, сей замечательный девайс. Недавнее примирение с матерью, сыграло Максиму на руку, и ему удалось уговорить Агату, провести с ней целый день, в обществе парикмахеров, массажистов и прочего персонала сферы красоты.

рекомендуем сервисный центр

-            Что-то еще? - Летов поднял бровь, глядя на свою секретаршу.

-            Да. Звонил Дмитрий Николаевич, просил напомнить, что сегодня вечером у вас важная встреча с партнерами, я не знаю, связано ли это с банкетом, к которому идет подготовка...

-            Блин, Митя, - Летов отставил чашку, перелистывая календарь. - Я совсем забыл. Перезвони ему,и скажи, что я сегодня очень занят, пусть либо перенесет встречу, либо обсудит все дела сам.

-            Я все поняла, - девушка кивнула и поспешила удалиться.

-            Вот бл*дь, - от досады, Летов ударил кулаком по столу.

Встреча была действительно важной, но с тех самых пор, как

Агата появилась в его жизни, он слишком мало внимания стал уделять работе.

Хотя переносить запланированное он не стал бы, даже под угрозой смертной казни, боясь, что больше никогда не решится на такое безумие. Конечно, следовало позвонить Мите самостоятельно, объясниться, обрисовать ситуацию, но он был уверен, что ничем хороним этот разговор не закончится.

Его другу было необходимо время, для того, чтобы принять нынешнее положение вещей. Максим достал из кармана номер, набирая ту, кого больше всего хотел слышать в этот момент.

Все эти язвительные реплики, неуместные смешки, стали чем-то незаменимым, необходимым стимулом, своеобразной кислородной маской.

-            Ты прям как чувствуешь, Летов, - с придыханием в трубку произнесла Агата. - Как только перекачанный, полуобнаженный мулат, уединился со мной в комнате, чтобы провести сеанс массажа, ты тут как тут, готовый испортить мне кайф. Знаешь, тебе тоже нужно научиться всем этим штукам...

-            Я просмотрел список персонала, чьи услуги оплачивал, - довольно усмехнулся он, откинувшись на спинку стула.

-            Что серьезно? - Фыркнула Агата, - ну ты и зануда.

-            Твое воображение, все компенсирует, нет? - Макс не сдержал улыбку.

-            Мог бы и раскошелиться, на мулатов , - девушка потянулась от удовольствия.

Голос Летова, в сочетании с умелыми руками, которые творили невероятные вещи, вели прямиком в рай.

-            Я буду ждать тебя дома в семь.

-            Да, мой господин, - проворковала она.

-            Серьезно? Все так просто? Мне действительно нужно научиться этим штукам, - задумчиво произнес он, отпивая кофе.

-            До вечера, - проговорила Агата отключившись.

Прошла, наверное, минута, когда Летов осознал, что сидит за столом с одной из самых идиотских улыбок на лице.

Максимализм, утраченный ещё в далекой юности, неожиданно проснулся, требуя, чтобы все задуманное прошло идеально, без малейшего изъяна. Всегда привыкший доверять проверенным людям, с кем вел длительное сотрудничество, он еле сдерживался, чтобы не проверить каждый пункт самостоятельно, не меньше, чем по сто раз. Он чувствовал себя мальчишкой, который впервые в жизни принимает важное решение. Допуская, что возможно, это и есть самое важное решение за все эти годы.

Он видел подобное сотни тысяч раз в кино, но ни разу в реальной жизни. В его мозгу уже укоренилась и порядком вросла мысль о том, что жить долго , счастливо ,и умереть в один день- история явно не для него и не о нем.

Встречая ца своем пути одну принцессу, за другой, рыцарь внутри него, понимал, что сражаться за них нет смысла.

И только, когда он попал в лапы маленького дракона, который перевернул жизнь Максима с ног на голову, он понял, что это именно то, что он искал.

Все должно было быть мегаидеально, но и особого пафоса не хотелось.

Летов отловил все дела и быстренько добрался домой, все же переживая, что кто-то накосячит и все пойдет не по его плану.

К его приходу, одна из дальних комнат, в которую кто-либо был редко вхож, уже кардинально видоизменилась.

Небольшой столик, накрытый исключительно на двоих, был безупречен. Скатерть цвета слоновой кости, до блеска натертые серебряные приборы и бокалы, изящные витиеватые подсвечники- все это просто до ужаса гармонировало между собой, создавая именно ту атмосферу, которую так хотел Летов.

рекомендуем сервисный центр

-            Максим Олегович, а цветы? Пришло несколько букетов,и я не знаю...

-            Я сам,- перебил Максим помощницу, ощущая, что хоть это все и круто, но в этом нет его души. Его частички. Это все было создано по его строгому приказу, за его деньги, но не им.

Летов подошел к проигрывателю, и стал перебирать

глянцевые упаковки пластинок. Он помнил, как друзья преподнесли ему этот подарок.

Он едва не сдержался, чтобы не покрутить пальцем у виска,и не выкинуть очередную реплику, в стиле : "эй, ребята, восьмидесятые давно кончились", но звук, издаваемый этой маленькой ретро-коробочкой, расставил все на свои места. И вот, сейчас, когда комнату наполнил мелодичный блюз, Максим достал зажигалку, и зажег свечи. Ощущение нелепости, устойчиво не желало покидать его, но уверенность, что все должно быть именно так, не позволяло отступить.

Тяжелые шторы, были опущены, мягкая подсветка, оттеняла огни на столе. В полном ведерке шампанского было достаточно льда. Но чувство, что чего-то не хватает, по- прежнему грызло под ложечкой.

Летов прогонял еще раз и ещё раз в голове, предстоящее событие, когда наткнулся на ту брешь, которой изначально не предал значения. Слова любви.

Что, черт возьми, он должен сказать Агате?

Где брать пример, если, по сути, его никогда не было. Отец Максима был очень жестким человеком, и все, кому Летов - младший внушал животный страх, полегли бы замертво, при встрече с его родителем.

Максим не помнил нежности исходившей от отца ни в свой адрес, ни в адрес матери. Он просто знал, что он их любит,и этого было достаточно.

 

Если бы этой сумасбродной девчонке было достаточно этого знания, если бы она перестала пытать его этими вопросами, если бы была немного терпеливее,то... Летов усмехнулся сам своим мыслям, то она бы не была сама собой, и оц не стоял бы здесь влюбленным идиотом, подбирая фразы, которые ему абсолютно не свойственны.