Я так тебя люблю.

В сумраке звенящем забьется сердце И заплачет тихо.

Лесные травы и ночные птицы.

Я так тебя люблю.

Вот и все, что я могу сказать.

Власть тьмы,

Дань Луне,

Я знаю, ты придешь ко мне,

И только лишь

Твой взгляд сможет меня согреть.

Ночью все иначе (с) Алена Свиридова

Майя не стала разговаривать с Толой. С нее хватило откровений Агни. Мысль о том, что ее телохранительницы оказались предательницами, неприятно давила на сознание. Отдельно добавляло эмоций, что приближенная малолетняя драконесса, к которой она и вовсе привязалась как к родной

сестре, пришла убить ее саму, ее муящ и выкрасть их ребенка. Поэтому Майя ещё не очень понимала, что ее бесило больше - хваленая «преданность» драконов или собственное ротозейство и неадекватная доверчивость. Одно она знала точно - ей хотелось крови. Очень и очень много крови. Оставалось только понять, чьей именно: идиота мужа, свято верящего в драконью верность, дурака Агни, решившего, что он самый умный, предательницы Толы, не сказавшей ей ничего, хотя они частенько откровенничали, или придурошной себя, попавшейся на крючок жалости к сиротинунже-убийце? Надо подумать. Побыть одной и как следует подумать. Да,так она и сделает.

-            Ворн, я хочу слетать на озеро. Насколько на Альтаире сейчас безопасно? - спросила она у идущего позади пустынного дракона.

-            В целом, безопасно, повелительница, но я бы все равно дал вам пару своих проверенных драконов.

-            Чего ты опасаешься?

-            По факту ничего, просто так мне будет спокойнеё.

-            Присмотришь за Таиром?

-            Обязательно. Он, кажется, слишком расстроен.

-            Я его понимаю, - вздохнула Майя.

Из покоев вылетела всклокоченная Кьери: лицо бледное, глаза большие и удивленные. Выражение - вид она имела лихой и придурковатый - как нельзя лучше подходило под описание драконессы. За ней вышел Айвэ. Этот выглядел спокойным, но тоже несколько ошарашенным.

-            Повелительница, - поклонился лесной дракон, заметив Майю и Ворна.

Та лишь махнула рукой. Не до приседаний сейчас.

-            Что случилось?

-            Таир отдал приказ донести до Огненных драконов, что он казнит Ромагниэля через неделю, - пробормотала Кьери. - Правда, сначала он хотел казнить его завтра. Но потом передумал и решил всё это сделать через неделю. Типа, должно быть всё по правилам с судом и обвинением, официально, так сказать.

-            Вы не согласны с решением Великого Хранителя Двух Миров? - Майя посмотрела на них свысока и недовольно выгнула бровь.

-            Я не понимаю, зачем эта информация Огненным драконам? Во-первых, они однозначно попытаются его отбить. Мы будем жить в осаде несколько дней до самой казни. Окей, мы сделаем так, чтобы до Агни никто не добрался. Во-вторых, если его казнят,то мы наживем себе самых страшных врагов в лице ордена убийц. Я не уверена, что Таир этого не понимает, а если понимает, то какого, собственно, черта! Они будут приходить сюда снова и снова пока не убьют вас и всех здесь присутствующих. Они утопят дворец в крови. Причем буквально.

-            Я тоже не очень понимаю этот маневр, потому что так он подвергает всех смертельной опасности. И главным образом вас, Творец, и нашего наследника, - учтиво поклонился Айвэ.

-            Может быть, он хочет вернуть Агни семье? - хмыкнула Майя. - Он жаждет проявить милосердие.

-            Да в чем же здесь милосердие? - воскликнула Кьери, взмахнув руками. - За предательство идеалов Семьи с Агни живьем шкуру спустят. Только не сразу, а так, чтобы он подольше мучился. Они отрабатывают все приемы на своих провинившихся, приговоренных к; смерти или отстающих в обучении адептах или крадут других драконов и тренируются на них. Только убивают не сразу, а постепенно. У них каждый дракон рвется стать первым, чтобы не стать тренажером для других. Там нет слабых драконов. Они пойдут на всё, лишь бы не стать последними.

-            Что значит, тренируются на драконах? - нахмурилась Майя.

-            Ох, например, нужно им отработать удар кинжалом по горлу,и вот все обучающиеся адепты будут по очереди наносить жертве удары кинжалом по горлу. Не глубокие, но ощутимые. Жертва будет захлебываться собственной кровью. Потом на ней будут отрабатывать другие удары, проникающие, например. И жертву будут пробивать ножом снова и снова. Если жертва случайно погибнет, то не странно. Но чаще всего таким образом адепты учатся контролировать удары, поэтому на протяжении нескольких дней или недель, изредка месяцев, они тренируются на жертвах ежедневно по несколько часов. И про шкуру не я придумала. Эти уроды будут каждый день лоскутами срезать с Агни кожу... Я объяснила всё это Таиру, но он заладил своё и всё тут. Я... Я не знаю... Если Таир хочет его убить,то пусть просто убьет, зачем же так мстить? Это жестоко даже в моем понимании.

-            Это правда? - Майя резко повернулась к Ворну.

-            Да, - в один голос произнесли Айвэ и Ворн, опустив головы.

-            Если повелитель хочет убить Агни, то лучше это сделать тихо и незаметно для его клана, - добавил Айвэ. - Я бы вообще не афишировал, что у нас в плену Ромагниэль. Это не повод для радости и огласки,ибо проблем с ним потом не оберешься.

-            Лучше всего изгнать его с Альтаира. Он считает нас семьей, для него это будет самым страшным наказанием, - тихо пробормотала Кьери. - Марать руки в крови убийцы из клана убийц - это не самое лучшее решение, просто поверьте, повелительница. Не понимаю, почему Таир этого не понимает.

-            Я поговорю с ним. Идите.

-            Майя, - окликнула ее драконесса. - Я там вещи привезла. С Земли. Как ты просила.

-            Да, мы всё сделали. Убрали следы магического присутствия и запахи, сожгли тела магов, закрыли от магического просмотра ваше убежище, повелительница. На Земле теперь безопасно.

-            И еще мы убрали нелюдь. Всё сделано качественно, следов не оставили. Он мертв, мертвее не бывает. Я лично проверила.

-            Я не просила его убирать.

-            Таир попросил наказать это существо. Сказал, что местная правоохранительная система слишком лояльна к тем, кто не должен жить. Этот приказ мы выполнили с большим удовольствием.

-            Отлично! - зло сверкнула Майя глазами. - То есть убить землянина, который убивает, - это для тебя нормально, а убить дракона, который предал меня,тебя, всех вас, из-за которого погибли другие драконы, очень и очень много драконов, - это для вас невыполнимая задача?! Чем Ромагниэль лучше того безумца? Только тем, что он ваш друг? Выполняйте приказ повелителя!

Майя психованно указала рукой на выход. Как же ее бесят эти просители прекрасного. Агни - предатель! И точка!

Надо поужинать и погулять по саду или слетать на озеро. Ей необходимо упорядочить мысли и выпустить пар. С одной стороны - милосердной - сознание твердило, что ни Агни, ни Тола, не достойны такой страшной смерти от рук собственных со-клановцев. С другой - возмущенной - ей все ещё хотелось чьей-то крови. Если бы не Агни, то ее бы не похитили, Таира бы не избили до полусмерти, не ранили, «не убили» бы и ее, в конце концов! А если бы Кьери опоздала? Если бы Таир не успел ее спрятать? Хотя... Если бы не Агни,то она бы не попала на Землю, не познакомилась с женой Сереженьки и не получила бы извинения от него самого, не задержала бы убийцу, которого ловили больше пятнадцати лет. Как же поступить? Что делать?

Майя остановилась в шаге от порога спальни и прислушалась.

-            Елубокий вдох, - сказал кто-то.

А потом слуха коснулся сдавленный стон мужа. Майя подскочила, словно ей отвесили пинок,и рванула ему на помощь.

Еосподин Эверт поклонился, когда она вбежала, - это девушка заметила краем глаза.

Около их кровати стояло двое - архимагистр Итарил и доктор Кайниан.

-            Что здесь происходит? - спросила очень громко и очень гневно.

Мужчины отпрянули. Поклонились.

-            Повелительница, мы снимаем дренажную систему, - пояснил архимагистр Итарил. - Потом я планирую долечить повелителя магией, чтобы раны больше не причиняли ему боли и страданий.

-            Прости, я напугал тебя, малыш, - жалобно глянул на нее Таир, протягивая руку.

Майя обошла кровать, села с другой стороны и нежно накрыла его ладонь своей. Две трубки уже были вытащены.

Оца удивленно приподняла брови - каждая из трубок была не меньше сорока сантиметров, а может даже больше. Ничего удивительного, что Таир постоянно испытывал дискомфорт от малейшего резкого движения.

Доктор Кайниан внимательно осмотрел следующую рану, разрезал удерживающую гибкую трубку нитку.

-            Повелитель, ещё раз глубокий вдох...

На вдохе врач быстро потянул и выудил трубку из грудины. Таир сжал ладонь любимой, зажмурился и снова тихо застонал.

-            Можёт обезболить? - тихо спросила Майя.

-            Мы обезболили кожу вокруг, но внутри, к сожалению, обезболить не можем, - снова поклонился Кайниан. - Осталась последняя. Прошу вас, повелитель, немного потерпите.

-            А есть другие способы вытащить это? - фырцнул Таир.

-            Увы, - виновато развел врач руками. - Готовы? Глубокий вдох...

Последняя дренажная трубка была извлечена из тела дракона. Архимагистр Итарил достаточно быстро залатал задетую печень и зашитую дырку от ножевого ранения в боку. Немного повозился и справился с легким, полностью расправив его. Пообещал, что теперь Таир перестанет задыхаться и сможет полноценно летать, но было бы здорово, если бы он поберег себя хотя бы пару недель до полного выздоровления. Маг убрал даже странные швы, которые уродовали грудь и бок молодого мужчины. Вместо них на золотистой коже остались розовые следы как от давно зажившей, но ещё не выровнявшейся по цвету, раны.

Таир глубоко несколько раз вдохнул, сладко потянулся и резво вскочил.

-            Ну вот, теперь я как новенький. Спасибо вам, господа, - улыбнулся счастливо. - Прошу вас, составьте нам компанию за ужином. У господина Эверта, наверное, уже все готово.

-            Я бы даже сказал, что у господина Эверта уже всё остыло, - проворчал управляющий едва слышно.

Майя бросила ца него строгий взгляд.

Старик поклонился и тут же залебезил:

-            Повелитель, сколько персон планируется к ужину? Через пять минут всё будет готово.

Таир задумчиво посмотрел в потолок, загибая пальцы и считая приглашенных к ужину.

-            Восемь вместе с нами. У нас же хватит еды на всех?

-            Безусловно, повелитель, - поклонился он снова. - Разрешите? - Еще один поклон. И исчез за дверью.

За управляющим, кланяясь, удалились маг и врач.

Таир упал на постель. Еще раз потянулся, словно проверяя, действительно ли теперь ничего не болит. С лица сползла улыбка, сделав его серым и суровым.

Майя погладила мужа по голове, запустила руки в лохматые волосы, принялась осторожно массировать кожу. Обычно эти действия срабатывали, когда она хотела о чем-то попросить любимого.

-            Я знаю, что Кьери тебе уже нажаловалась. Догадываюсь, - тихо начал он. - Но можешь ко мне с этим вопросом даже не подходить. Агни предал меня, лгал мне много лет, он подставил под удар мою семью. Из-за него погибли мои

драконы, из-за него в моем доме жили лазутчики. Из-за него несколько раз пострадала ты и едва не пострадал мой сын. Сейчас у нас есть шанс избавиться от врагов и выжить самим.

Я не упушу его. Я защищаю свою семью. И я надеюсь, что это тебе понятно.

-            Таир,ты считаешь его своим братом, своей семьей. Он тоже твоя семья. Ты так спокойно отдашь Агни матери, зная, что его ждет не просто смерть, а жуткая и мучительная смерть? Как ты потом будешь с этим жить? Ты же будешь помнить об этом до коцца своих дней.

-            Не важно. Важна только ваша безопасность. Твоя безопасность. И безопасность других драконов. А всё остальное не важно.

-            Но есть же другие способы...

-            Май, я не хочу ничего другого. Я хочу отдать его матери и отвязаться от преследования драконов из клана убийц. Хотя бы тут прикрыть зад. У нас еще маги на повестке, не забывай об этом. Надо поговорить на эту тему с архимагистром Даросом. Ты даже не представляешь, в какой мы заднице. И магов, на минуточку, к нам привел опять наш милый друг Ромагниэль. Куда ни плюнь, везде оц создал мне проблемы. Пусть теперь сам выкручивается.

-            Таир...

-            Нет. И больше я никого к тебе настолько близко не подпушу. Хватит с меня и Тикаэль,и Толы с Анвэль. Я как вспомню ту картину в больнице, меня трясти начинает. А если бы там лежал не двойник, а вы с моим сыном, я бы совсем умом тронулся. Поэтому мое слово последнее и обжалованию не подлежит. Всё.

Майя осторожно свесила ногу с постели, села и удивленно улыбнулась.

-            А ничего, что именно я правительница Альтаира и Творец этого мира? И я как первое лицо Альтаира могу заблокировать твое решение, - сказала тихо, внимательно следя за реакцией мужа.

Таир резко вскочил, одарил ее черным взглядом. Прорычал так же тихо:

-            Я - Хранитель и отвечаю за безопасность Творца. А значит, буду делать то, что считаю нужным, если это касается вопросов безопасности Творца. Ромагниэль опасен для моей семьи. Я решу этот вопрос так, как должен его решить. И ни с кем советоваться не буду.

-            Поступай как знаешь, - поднялась она с кровати и направилась к выходу. У дверей остановился и бросила: - Тебе с этим жить. Агни твой друг и брат, который запутался в собственной поганой истории. Если ты так легко отказался от него, то что ждет нас с сыном?

-            Не сравнивай! Я защищаю свою семью! - процедил Таир зло.

-            В тебе говорит обида, дракон. Агни готов ценой своей жизни исцупить вину. Вопрос - сможешь ли ты принять эту жертву и как потом ты будешь с этим жить, зная, что его жестоко убили? Прости, у меня что-то голова разболелась. Я погуляю в саду. Развлекай гостей сам.

Полночи она просидела на скале, на которой Таир всего пару недель назад устроил для нее восхитительный ужин перед тем, как отправить на Землю. Сейчас здесь не было стола, не было еды, и кроме цикад и птицы-страдалицы никто не нарушал тишину и покой. Теплый ветерок играл с волосами, путал их. Он пах морем и дарил ей покой. Майя улыбалась, когда вспоминала, какой холод сейчас в Москве, и думала, что если и есть где-то рай, то однозначно он находится на ее любимом Альтаире в краю яблоневых садов. Вдалеке подмигивали огни ее любимого города. Чуть выше красиво подсвечен белоснежный дворец. Издалека он кажется таким крохотным и сказочным. Как хорошо, что она вернулась домой. Прошло всего несколько часов с той злополучной битвы с магами, а кажется, что целая жизнь позади... Впрочем, почему жизнь?

Всё это было не с ней... В другой жизни. В другом мире. Среди отвратительных людей, которые за неделю умудрились вынести ей мозг до острого приступа мизантропии. Майя откинулась на спину и принялась гладить живот. Творец, спасибо тебе за это счастье, за малыша, за любящего мужа, за друзей, за жизнь, о которой она никогда не смела и мечтать. Вот только что делать с Агни и Толой? Сможет ли она жить, зная, что дракон, который учил ее летать, превращаться, помогал ей во всем, поддерживал, защищал и оберегал, погиб страшной смертью? И сможет ли Таир остаться для нее всё тем же любимым драконом, если она будет знать, что именно он отдал ее друга на растерзание маньячке, громко крича о защите своей семьи. Нет, то, что ее муж далеко не ромашка, она отлично знала, она понимала это с самого начала. Она видела его в бою, знала его возможности, поэтому никаких иллюзий здесь у нее не было. Просто одно дело враг, угрожающий жизни, а другое дело... Но кто для нее Агни после такой подставы? И так ли уж неправ Таир? Такие сложные вопросы, на которые так тяжело найти правильные ответы. А еще Майя ждала, что муж прилетит за ней. Она хотела спокойно поговорить с ним, обсудить все ещё раз, найти выход из сложившейся ситуации, чтобы и волки были сыты, и овцы целы, но небо окрасилось первыми красками рассвета, а муж так и не обеспокоился отсутствием беременной жены. Ну и ладно... Тогда и она никуда спешить не будет.

Кьериэль сделала круг над скалой, показав себя Майе. Потом осторожно подлетела к вершине и опустилась на скалистую поверхность уже человеком. Постояла чуть в стороне, взглядом спрашивая разрешения подойти и нарушить уединение повелительницы. Майя глянула на нее и снова отвернулась. В городе давно погасли огни. Небо стало желто-розовым. Солнце вот-вот взойдет.

- Таир очень расстроен из-за вашей ссоры, - тихо произнесла Кьери, присаживаясь рядом с ней.

-            Так расстроен, что позволил мне просидеть здесь всю ночь?

-            Он был здесь. Он понимает, что тебе нужно побыть одной и уважает это решение. Он просил нас не беспокоить тебя.

Майя удивленно глянула на драконессу.

-            Здесь ты в безопасности, - пояснила та. - И, да, драконы могут летать абсолютно бесшумно, если захотят. Он стоял в нескольких метрах от тебя. Вон там, за твоей спиной. Я чувствую его запах. Просто не стал подходить ближе, а ты не услышала и не почувствовала его. Это нормально для человека.

Майя недовольно поджала губы. Ну, в безопасности, значит в безопасности. Не стал подходить? Отлично. Значит, домой можно не торопиться.

-            Я хочу на Землю. Пойдешь со мной? - резко поднялась она.

Кьери мягко улыбнулась, глядя на нее снизу вверх.

-            Вы оба обижены. Не надо делать глупости. К тому же там холодно, а ты легко и несколько странно для Земли одета. Хочешь, я отнесу тебя к морю? Там сейчас хорошо. Вода расслабляет. Я люблю качаться на волнах. Вот так лежишь и слушаешь воду. Полная гармония с природой.

-            Я устала и хочу спать. Я хочу домой. Туда, где меня никто не захочет убить, где я могу спрятаться и просто полежать, где никто и ничего от меня не хочет. Я хочу куда угодно,только бы подальше отсюда.

-            От себя-то не сбежишь.

Майя вздохнула и села обратно. Кьери права. Что толку закатывать истерику, если всё это ничего не решает?

-            Ты уже сказала про Агни? - спросила она.

Кьери покачала головой, обняла колени, положив на них подбородок.

-            Айвэ предлагает передать Агни яд. Это всё, что мы сможем для него сделать. У меня двоякие чувства. С одной стороны Агни мне брат, боевой брат, он много раз спасал мне жизнь, да и просто он мне всегда нравился, а с другой - он нас всех предал и разочаровал, но ни один дракон не хочет, чтобы наш

Агни так закончил свою жизнь.

-            Это всё понятно... Я тоже шокирована произошедшим. Ну, хорошо. Допустим, Агни боялся сказать, кто он, но почему же он не заступился за Таира, когда на него напала Тикаэль? Агни же мог ее убить. У него был такой шанс избавиться от предателя и выйти сухим из воды, почему он не воспользовался им? Тогда бы ничего этого не было. А если бы Таир погиб?

Мой муж - это его единственная стена, укрывающая Ромагниэля от собственного клана. И он позволил кому-то напасть на него? Как это вообще возможно - не заступиться за своего друга?

-            Я не знаю. Он просто стоял в дверях, виновато повесив голову. Таир рассказал, что перед тем, как Тикаэль напала, Агни сказал, что он раб ордена. Черт знает, что это значит.

-            Раб ордёна? Хм... - Майя подняла глаза к небу. В памяти четко всплыла сцена из старого фильма про Аладдина и Джина. В ней лампу захватил злой волшебник Джафар и велел Джину убить Аладдина. Тогда Джин тоже разрывался между долгом служить владельцу лампы и своей дружбой с человеком. И тогда же прозвучала фраза: «Я - раб лампы». - «Тогда убей меня», - процитировала Майя вслух слова Аладдина. - «Я не могу, я твой друг». - «Тогда не убивай меня!» - «Но я раб лампы». - «Так друг или раб?»

Кьери с удивлением следила за этим странным разговором самой с собой.

Девушка резко встала.

-            Нам надо спасти Агни и Толу, - сказала твердо.

-            Но как? - подскочила драконесса. В ее глазах так ярко вспыхнула радость и надежда, что Майя поняла - отступать некуда.

-            Надо найти для Джина другую лампу, - широко улыбнулась Майя.

Кьери смешно изогнула брови, не понимая подругу.

-            Аааай, - скривилась оца и махнула рукой. Надо будет показать Кьери эту сказку. - Агни предложил Таиру обменять себя на слово, что орден Огненного дракона больше никогда не будет преследовать род Альракор. Таир, видимо, решил, что это единственный способ отвязаться от преследования клана. Агни еще рассказал о нескольких покушениях на нас, о которых никто, кроме него и моих телохранительниц, не знал, а сам он не сказал, потому что боялся - тогда бы ему пришлось раскрыть свое настоящее имя. В общем, Агни утопил сам себя.

-            Хм... - Кьери задумчиво почесала нос. - Он не выпьет яд. Он пойдет до последнего. Для него это наказание себя за предательство своей семьи. И Таир не отступит, если так завелся.

-            Нам не нужно, чтобы Агни пил яд, а Таир отступал. Таир прав - если это единственный способ спасти Альтаир от притязаний клана убийц,то нужно им воспользоваться. Только нам с тобой надо подумать, как сделать так;, чтобы все получили то, что хотят: мать - сына, а мы - безопасность.

-            И как ты предлагаешь спасти Агни? Устроить ему побег? Глупо. Убить? Еще глупее.

-            Я вижу только один способ: Агни должен умереть для своего клана. Вот так по-настоящему и на глазах собственной родни. Можно было бы ещё под трагическую музыку, но это будет уже слишком пафосно для него.

-            Сомнительная идея. Если он погибнет на Альтаире, то в этом обвинят нас и это будет повод для уничтожения рода Альракор. Если он погибнет в Мире Драконов,то Огненные драконы по запаху найдут всех, кто принимал в этом участие,и вырежут род каждого нападающего под ноль, а это сотни драконов.

-            Тогда надо придумать, как сделать так, чтобы погиб только один дракон,и чтобы Огненные драконы никого не смогли в этом обвинить. Возможно ли что-то сделать во время перемещения?

Кьери покачала головой:

-            Во время перехода открывается коридор времени, и ты четко перемещаешься из точки А в точку Б. Никакие другие двери во время перемещения не подсоединяются к уже открытому коридору. Мы можем изменить только точку выхода. И то, это могут сделать или сильнейшие маги,или Творцы миров. Ну или создать привязку к нужному месту, как сделал Ворн, когда перекидывал нас с Таиром на Землю в больницу.

-            Сильные маги и Творец у нас есть. Смотри! - Майя попыталась найти место, где можно было бы что-то нарисовать. Расчистила ногой небольшую площадку от камней. Взяла два крупных камня и палочку. - Смотри, Кьери, вот это наш Альтаир. Вот это - Мир Драконов. А это переход между мирами, коридор времени. - Она положила на камни палочку, превратив ее в мостик. - Где здесь самое слабое место, ца которое мы можем повлиять и которое мы сможем использовать в нашей операции?

-            Самое слабое место - это точка выхода из портала. Ты всегда рискуешь выйти не в нужном месте, а черт знает где, если что-то сбилось. Мы можем ее изменить и открыть двери на выход в другом месте, но что нам это даст? К тому же, думаю, Огненные драконы будут использовать закрытый и защищенный портал. Мы не сможем на него повлиять.

-            Я - Творец этого мира и контролирую все порталы. Хочу - разрешу, хочу - закрою. Так что, их закрытость не проблема. Нам нужно место, где мы сможем отбить Агни, но так, чтобы это нападение не вызвало ненужных подозрений.

Кьери кисло улыбнулась и подняла на нее взгляд, полный сочувствия.

-            Май, я же сказала, если мы отобьем Агни, то они найдут его по запаху. Они найдут всех по запаху, выйдут на нас и уничтожат Альтаир.

-            Объясни мне, почему же тогда, когда он исчез из дома, никто не искал его по запаху?

Драконесса пожала плечами.

-            У него нет запаха. Я много раз шутила, что в бою он рискует погибнуть от лап своих, потому что ходит бесшумно и не пахнет, его прибьют на чистом рефлексе.

-            Как же его сейчас найдут по запаху?

-            Как-как? Они найдут нас по запаху и уничтожат. А Агни и дальше сможет скрываться от родни, но я сомневаюсь, что он будет это делать.

Майя закатила глаза. Хваленая хитрость драконов теперь у нее тоже вызывала сомнения. Кьери, казалось, просто не умела думать нестандартно. А между тем, в голове правительницы Двух Миров уже зародился план спасения дракона. Надо только найти слабое место врага.

-            Возможно, отсутствие запаха и сыграет нам на руку. Скажи, а Тола и Анвэль тоже не пахнут? В смысле, не пахли... Ну то есть, Тола не пахнет? Никак не могу привыкнуть, что Анвэль больше нет.

Кьери покачала головой.

-            Отсутствие запаха - это особенность только прямых потомков родоначальников ордена. Странно, как я раньше не связала два этих факта воедино и не поняла, кем является Агни?

-            У меня вообще к вам много вопросов, - проворчала Майя. - Думаю, чтобы спасти Агни, нам нужно инсценировать взрыв или пожар, подкинув Огненным драконам обгоревший труп, похожий по размерам на Агни. К тому же огонь уничтожает все следы,труп обгорит и его невозможно будет узнать.

-            Огненный дракон не горит в огне, - как ребенку пояснила Кьери.

-            А плавать они умеют? Мне кажется, что в воде им тяжело превратиться в драконов из-за огненного гребня. Нам нужна естественная среда для их гибели.

-            Да, воду они ненавидят. Они не смогут находиться там в истинном обличии, но, возможно, смогут выплыть в виде людей.

-            Точно? Кьери, это сейчас очень важно. Ты же понимаешь, что если они превратятся в воде и отобьют Агни, то для нас это кончится катастрофой?

-            Я знаю, у кого уточнить этот вопрос! - пламенно заверила ее драконесса.

-            Хорошо. Тогда с меня план по спасению, а с тебя его реализация. Нам будут нужны надежные драконы, которые точно не станут болтать. С Даросом я поговорю сама.

-            Всё сделаю в лучшем виде.

-            И еще - чем меньше людей знают о нашем плане, тем будет лучше для всех. Ради всего святого, сохрани всё в строжайшей тайне. Никому! Ни слова! Только ты, я, Дарос и твой самый умный дракон. Всё. Это понятно? Даже Таиру. Даже Ворну или кто там у тебя в любимчиках ходит? Ни-ко-му.

Кьери энергично закивала, закрыв рот рукой.

-            Вот и океюшки. Не забудь сообщить Огненным драконам, что Ромагниэль попался на выполнении какого-то супер­важного и сложного задания, скажем, он хотел выкрасть ребенка правителей Альтаира,и теперь Таириэль Альракор, который жутко по этому поводу взбесился, вздумал его казнить. Когда там казнь? Через шесть дней? Пусть поторапливаются.