Праведный, отрезвляющий, возвращающий к жизни, но и так же способный убить тебя одной лишь сменой тональности с неприкрытым смыслом сказанных им слов. Поэтому да... дьявольский тоже. Но, правда, ещё не скоро и не сейчас.

Сейчас я банально вырвана из реальности, выпотрошена и заполнена горячим воздухом не пойми какого содержания. Он просто меня душил изнутри, выжигая своим кипятком по венам, артериям и даже мельчайшим капиллярам.

Удивительно, как ещё моя кожа не пузырилась и не обугливалась, хотя ощущения были именно такими - будто меня жгли намеренно долго и планомерно, доводя моё состояние до желаемого результата. И это просто чудо, что я всё ещё стояла на ногах, не билась в истерике и не тряслась в предсмертных судорогах, мысленно выпрашивая у всевышнего скорейшего избавления от всех моих мучений.

-            Я и не собиралась... - впервые за прошедшие пять (или всё- таки больше?) минут только что пережитого мною ада я сумела подать свой голос и... посмотреть на Глеба. И... после этого меня не убило и не разорвало на кровавые ошмётки, пусть мне и казалось,что это просто должно было произойти при любом раскладе. Именно ДОЛЖНО!

-            А если бы и сказала то, скорее, по инерции.

Он ведь уехал? Он действительно в этот раз уехал и уже навсегда?

Не думала я, что стану искать спасительного убежища в лице Глеба. Скорее наоборот, я должна была искать все мыслимые и немыслимые лазейки к своему отступлению и постыдному бегству.

Ну скажи же ему уже, бл*дъ! Скажи правду, пока она еще не выглядит вековым скелетом в твоём тайном шкафу и не покрылась неподъёмным слоем пыли из будущих кружев лжи и наглого вранья! Пока вас еще связывает только одна ночь,только одщ маленький узелок крышесносного секса, без официальных клятв в верности и вечной любви. Это же так просто. Нет ничего проще, чем сказать ПРАВДУ!

- Думаю, в этот раз он уже не рискнёт вернуться. Даже не представляю, что ещё должно случиться, чтобы сподвигнуть Кирилла на подобное безумство в очередной раз. Не таким я его воспитывал... и тем горько признавать в этом своё личное поражение, как отца. - неужели Глеб так ничего и не заподозрил? Просто поверил сыну, что тот устроил свой спектакль в отместку за обманутую его отцом мать?

Честно говоря, я и сама была готова в это поверить. В какой- то момент, когда этот сумасшедший Ромео+Оттело (два в одном) совершил финальный манёвр со своим эффектным возвращением, буквально впившись в меня до смерти пугающим взглядом, я была не просто убеждена, а именно уверена на все сто, что катастрофы на этот раз избежать не получится. Если до этого мне никогда еще не приходилось видеть людей, балансирующих на самой грани между и между... то сегодня я узнала, что же это такое в действительности на собственной шкуре. Казалось, я не то, что смотрела и покрывалась изнутри очень болезненной парализацией, выкручивающей и лёгкие,и сердце, и даже желудок с кишками в одно сплошное месиво... но и чувствовала то, что происходило с Ним. Так остро и так глубоко, будто в меня с каждым его приближающимся шагом выстреливали очередным залпом из крупнокалиберного дробовика. Чем ближе, тем больнее, потому что зона поражения сужается до минимума, и каждая дробина достигает своей цели без возможности увернуться и хоть как-то уцелеть.

Почему он так ничего и не сказал? Я же видела, он вернулся именно за этим. Его взгляд буквально кричал, чтобы я перестала жаться безликой тенью к боку его отца и ответила ему предельно честно, всё что я должна была сказать им обоим. Грёбаную правду о том, какого хера я здесь делала и почему поцеловала его тогда.

Боже, какая же я безмозглая дура. И как же мне плохо теперь. Лучше бы я сдохла, чем пыталась выкарабкаться из той кучи дерьма, в которую сама же себя и загнала.

-            На становление детей и их жизненный опыт родители влияют чуть ли не самыми последними. Думаю, он пребывал в состоянии аффекта, - ага, прямо, как я сейчас, умудряясь в подобном состоянии излагать свои мысли точь-в-точь как заправский семейных психолог. - И просто не ведал, что творил.

-            Думаю, прекрасно и ведал, и явно пытался тебя напугать. И это у него получилось на редкость отменно.

Я ожидала в те секунды всё, что угодно - подозрительного взгляда Глеба, способного забраться под кожу и череп без ножа и скальпеля; наводящие вопросы, заслуженное недоверие к моему поведению, но... только не то, что он тогда сделал. Не заботливое касание его тёплых, чуть шершавых ладоней на моём лице, не ласкающий взгляд полных участия и искреннего понимания глаз... И уж, конечно, не осторожного поцелуя в переносицу, с последующим объятием успокаивающих рук, укрывших меня буквально с головой то ли собственническим,то ли отеческим порывом.

Я даже не сразу поняла с какой целью он это сделал и как сама прильнула к его мощной груди,интуитивно спрятав на ней своё пылающее лицо и едва окончательно не дурея от сводящих на тот момент с ума не пойми каких эмоций.

Когда я вздрогнула чуть ли не всем телом от очередной судороги внутреннего тремора, только тогда догадалась, зачем он прижал меня к себе. Чтобы убедиться и прочувствовать степень моего физического и, само собой, психического состояния. Всё равно что прикоснуться к пульсу напрямую или подключить меня к полиграфу. Казалось, он не просто накрыл одной ладонью мне затылок, а второй рукой обхватил за плечи. Скорей всего, сразу коснулся моего сердца, преспокойно вместившегося в его пальцах подобно маленькому плоду яблока. Даже дух перехватило, выбив из меня на несколько секунд перевитый от встречи с Кириллом шок.

С ума сойти... С кем же я на самом деле связалась?

-            Я просто... Для меня такое впервые. Я вам не говорила... да и не говорят о таком вообгце-то... как мне кажется.

А вот теперь я вызвала в Глебе интерес иного рода. Он даже чуть отстранился и давлением пальцев на моём затылке заставил меня поднять голову, дабы взглянуть в его нахмурившееся лицо.

-            О чём не говорила?

-            О том, что... пришла в агентство эскорт-услуг только на этой неделе. И вы... вы мой самый первый и... пока единственный клиент. Поэтому, всё это... не то что для меня в новинку, а по сути моё боевое крещение чуть ли не во всём и... и... я не знаю...

-            ТТТтттнт. .. - его губы вновь коснулись моего лба, на этот раз у кромки волос и проборе и, похоже, я всё-таки всхлипнула.

Слишком зашкаливающее для меня напряжение. Как бы сейчас Глеб не старался, хватка его сына была просто нереально запредельной - болезненной, удушающей и рубяще острой. Я до сих пор ощущала его взгляд и угрожающую близость физического присутствия так же сильно, как и в тот момент, когда он к нам подошёл.

-            Не волнуйся и не переживай. И, спасибо, что нашла в себе силы признаться. Хотя, твой непрофессионализм кричал сам за себя ещё в первый день нашего знакомства. Считай, я догадывался, но не знал, насколько плохи в данных вопросах твои дела. Да и этой ночью я был очень приятно шокирован...

-            Вы же сами сказали, чтобы я не притворялась. - неужели я начала успокаиваться? Даже умудрилась выдавить из себя почти мученическую улыбку.

-            И тем ценнее то, что ты мне подарила. - он убрал свою ладонь с моего затылка и коснулся пальцами подбородка, слегка приподняв мне голову и без насильственного принуждения заставив посмотреть в его всевидящие глаза.

Если он прямо сейчас спросит меня о своём сыне - это будет уже всё... Отвертеться не получится.

-            А в том, что здесь сейчас произошло, в какой-то мере кроется и моя вина. Как никак, Кирилл мой сын,и я отвечаю за его поступки, как самый старший в нашей семье. И я бы многое сейчас отдал, чтобы отгородить тебя от его идиотской выходки. Но осмелился он на неё отнюдь не из-за состояния аффекта, а вполне осознанно, еще и на трезвую голову. Так что предстоящего разбора полётов избежать у него никак не получится. Ответит за каждое неосторожно брошенное тут слово. И сделает это, как и должно, с соответствующим раскаяньем и прочувствованной виной за все свои фокусы.

Ну вот, теперь и меня накрыло собственной виной за то, что из-за меня Кириллу достанется полный перечень наказаний от Елеба Стрельникова. И что-то мне подсказывало - не хотела бы я на личной шкуре испытать хотя бы сотую их часть.

-            Думаю, он это прочувствует уже очень скоро и без соответствующих мер наказания. Мне бы не хотелось,чтобы вы и дальше ссорились из-за меня. Это выглядит как-то неправильно и нехорошо...

-            Это уже решать мне, как воспитывать своего единственного ребёнка и какие для этого применять методы. И неважно, где и почему он накосячил. Такие вещи нельзя спускать с рук при любой ситуации. Иначе дальше он выкинет нечто более вопиющее и мало чем поправимое. Если человек не будет испытывать вины за свои проступки, до чего тогда его в последствии доведёт чувство вседозволенности?

А теперь поди разбери, кому он разъясняет столь элементарные вещи, а, главное, с какой именно целью?

-            Зато я сегодня увидела чуть ли не настоящее чудо. - попытка перевести (или отвести) тему разговора в безопасное русло выглядела явно корявой, но хотя бы не слишком отчаянной. — Никогда ещё не встречала настолько похожих друг на друга отца и сына. Вы прямо близнецы, разве что разного возраста.

Глеб наконец-то впервые за столько времени позволил себе расслабиться, иронично усмехнувшись в своей исключительной манере над моим несколько странным комплиментом.

-            Ну, не настолько мы прямо один в один похожи. Многие черты он унаследовал и от матери. Хотя да. Все, кто его видел, постоянно нам говорят, насколько мы с ним едва ли не идентичны. Зато моё явное отцовство у всех перед глазами. Не нужны ни тесты ДНК, ни прочие в таких случаях доказательства.

-            Да... так было необычно. Почти даже пугающе. - я тоже не сумела сдержать улыбки, за что и получила пристальным сканированием по лицу и глазам от всевидящёго взгляда напротив. И, надо отметить, ощущениями от его осязаемых “щупалец” пробрало весьма пугающими.

-            Мне ведь не нужно тебе напоминать о моём вчерашнем предупреждении? Кирилл - мальчик очень видный, женским вниманием никогда не был обделён, как, впрочем,и я в его годы. Тем более он ещё такой молодой, импульсивный, не в меру страстный. Врождённой харизмой от него прёт за версту. Поэтому, мне бы очень не хотелось,чтобы ты обостряла на нём своё внимание, начиная как с этого дня,так и заканчивая не важно каким в ближайшем будущем. Он не из тех молодых людей, кто способен ценить серьёзные отношения, как, впрочем,и самих женщин в целом. Насколько ты должна была уже догадаться, единственная в его жизни особа слабого пола, кого он очень любит и искренне уважает, это его мать. Все остальные - так,для одноразовых встреч без обязательств и ответственности за возможные последствия. И это даже не просьба, Алина, и никогда ею не станет. Просто вычеркни сегодняшнюю встречу из своей памяти, как будто вы и не встречались. Его в твоей жизни никогда не было до этого и, соответственно, никогда уже не будет когда-либо вообще. А я, в свою очередь , постараюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы так оно и было в дальнейшем. Надеюсь,ты меня хорошо поняла? И мне не нужцо будет в будущем обострять на данном вопросе своё внимание именно с твоей стороны?

Что-то у меня как-то резко пересохло во рту и несколько раз сбилось с относительно ровного ритма сердце. Пусть Елеб и разъяснял всё это с привычным для него спокойствием, будто зачитывал какой-то незначительный пункт из трудового соглашения, но именно этим меня и придавило. Он выдвигал свои условия, как нечто обыденное не сколько для себя , а только для меня. Словно я уже была в курсе, чем мне может грозить моя безответственность в столь серьёзных вопросах. Разве что я понятия не имела во что на самом деле ввязываюсь, и куда меня ещё глубже вскоре засосёт.

-            Я ничего такого и в мыслях не имела, когда говорила о вашей схожести. - мне и зеркала никакого не понадобилось, чтобы прочувствовать всей своей кожей, как меня бросило в краску. Такое ощущение, будто меня пытались прессануть чувством вины еще до того, как я рискну выкинуть что-нибудь вопреки здравого рассудка. И, надо сказать, у Елеба это получалось на редкость идеально. - Зачем мне это? Я ведь до прихода к вам даже с парнем своим порвала, хотя могла этого и не делать, учитывая, сколько эскортниц имеет и личную жизнь, и серьёзные отношения за пределами своей специфической работы. Им никто не может этого запретить официально. Мы всё-таки живём не в античные времена и не в глубоком средневековье.

-            Я знаю. Но кроме конституции и уголовного кодекса, существует целый ряд негласных вещей, которые зиждутся либо на этически-моральных нормах общества, либо на чисто согласованных - доверительных. Иначе, если бы все следовали только прописной букве закона, боюсь представить,что бы тут началось и до чего бы докатились нравы будущих поколений. Они уже и сейчас достигли критического абсурда , а ведь это даже не предел. Поэтому-то, всё и находится в столь шатком состоянии,и таким, как мы, старичкам , приходится напоминать своим детям и внукам, что такое совесть, чувство ответственности и негласные обязательства, как перед семьёй, так и перед обществом в целом. Априори, заложенное в нас природой. Вещи, которые мы обязаны понимать и принимать по умолчанию. Не скажу, что мне очень жаль, что ты порвала из-за меня со своим парнем, но,думаю,ты и сама прекрасно понимаешь, насколько бы это выглядело со стороны неправильным и некрасивым. И я уже говорил, что своим ни с кем не делюсь, не одалживаю и не перепродаю. НИ С КЕМ! Включая в этот список и собственного сына. Прости, конечно, что пришлось в который раз будоражить данную тему и пугать своими одержимыми пунктиками, но всё это я повторяю и говорю только для твоего блага. Нам же обоим хочется одного и того же, чтобы всё было хорошо и правильно.

И, как я поняла, ему было слишком мало вложить этот внушительный списочек из своих мёгавесомых условий в мою голову через произнесённые вслух слова своим на редкость доходчивым голосом. Для пущей убедительности он не преминул заглянуть мне в глаза , а до этого с ласковой настойчивостью обхватить мне лицо ладонями, без какого- либо усилия удерживая мой взгляд на своих колдовских очах.

Так; что мне пришлось лишь немощно кивнуть , проморгать чуть было не застившие мой чёткий взор слёзы лёгкой паники (или вполне объяснимого страха) и в который раз пропустить через сердце шоковый разряд от услышанного, увиденного и пережитого.

- Умничка, - ответная мягкая улыбка мужчины не заставила себя долго ждать, как и его последующий поцелуй в мой лоб. Я бы и рада всплакнуть от коснувшегося моей оцепеневшей сущности и сердечной мышцы очень дурного предчувствия, но , похоже его давным-давно опередил сам Г леб. Вернее, его руки и пальцы держали и контролировали больную часть моих действий, мыслей и даже эмоций. - А теперь завтракать и отдыхать. После таких встрясок нужно восстанавливать не только физические, но и моральные силы.

kit it

То, каким я уходил из номера внешне спокойным и абсолютно невозмутимым - не соответствовало истинному положению вещей ни разу и никоим боком. Тем адом, что творился у меня внутри в те безумно долгие минуты (а потом и в последующие часы), можно было запросто снести не только весь отель , а как минимум окружающий район радиусом в пять километров. Правда, его взрывные волны топили и глушили мой рассудок не постоянными, а периодическими накатами, выделяя жалкие секунды на бессмысленное всплытие с краткосрочной передышкой. Так что при любом раскладе, легче мне не становилось. Скорее наоборот. После очередного размазывающего по стенкам и полу удара становилось только хуже. Ведь когда тебя накрывает взрывом, ты его в ту секунду всё равно не чувствуешь. Ломать и дробить на куски тебя будет уже потом, при откате... Когда тело с сущностью взвоют от нечеловеческой боли при реальном с ней соприкосновении... Когда нервы прочувствуют её от и до на зашкаливающем уровне своего болевого порога.

Бомбило, шгорило, скручивало внутренности в штопор - это всё не те ассоциации. Казалось, в этом мире не существовало ни одного подходящего под моё состояние описания. Оно было и существовало, но только не в тех представлениях, с которыми мы привыкли воспринимать окружающие нас вещи и жизнь. Нечто отдельное, чуждое нашему миру, но всегда выжидающего своего звёздного часа перед тем, как просочиться в наше измерение и вторгнуться в немощную плоть отмеченной им жертвы.

В какие-то мгновения, я даже был ему благодарен , потому что оно затмевало болью мой рассудок и поддерживало в этом смертельно подвешенном состоянии довольно долгое время, не давая ни секунды на передышку, на подумать или на что-то ещё. Жаль, что ему самому приходилось ослаблять свою хватку перед следующим ударом. И тогда очередной круг ада разверзался под моими ногами во всей своей красе, раскрывая своё ненасытное чрево с тысячью тянущимися по мою жалкую душонку руками, изуродованными проказой и обугленным разложением. Хотя нет... вру! Это были вовсе не руки и совсем нестрашные гравюры из поэмы Данте. Это были картинки весьма реалистичного содержания,для некоторых вполне даже приемлемого, если не дико возбуждающего.

Мой отец целует Стрекозе грудь, жадно мнёт через халат её упругую попку или впивается ей в рот, подобно изголодавшемуся упырю. Но самая убойная из всех представших в моём воображении вариантов, как он её трахает. И как она стонет под ним... Бл*дь!..

Кажется, в момент одного из подобных приступов самопроизвольного видения меня и приложило в лифте. Я не помню, как до него дошёл и как в нём очутился. Просто увидел своё отрешённое, слегка перекошенное не пойми от каких эмоций лицо в зеркальной стенке кабинки и на каком-то очень далёком подсознательном уровне понял, что это я. Моя отупевшая морда жалкого неудачника и просравшего свой, скорей всего, единственный шанс идиота. Выращенного в теплично-комнатных условиях мизантропа, которого без особого усилия уложил на лопатки собственный папанжа, размазав, как грязную соплю по ближайшей половице. При чём на глазах у той, кто знала, кому в представшем перед нею выборе отдать своё предпочтение.

А потом опять провал. Вернеё, очередное помутнение рассудка. Вспышка чёрного огня, ударившего по глазам, перекрутившего желудок в несколько болезненных узлов и вонзившего в сердце свои ядовитые жала. Слишком сумасшедшая боль... Просто нестерпимая. От неё даже не можешь закричать , потому что она забивает твою глотку плотными камнями острой асфиксии. Да , пытаешься, но ни хрена не выходит. Но вытолкнуть эту дрянь хочешь всё равно, буквально до остервенелой трясучки,иначе она придушит тебя за считанные секунды и тогда уже точно всё. Узнавать, что после этого произойдёт не то, что не хотелось, скорее, срабатывали самые банальные инстинкты самосохранения.

“Очнулся” я уже после того, как это сделал. Когда физическая боль начала растрескиваться по моим костям и суставам, выкачивая из рассечённой кожи едва ли не бьюгцую фонтаном кровь. Я увидел в стенке лёгкую вмятину, от которой расходились круговые линии кривой паутины...

И свою трясущуюся от перенапряжения правую руку, очень-очень сильно сжатую в кулак. Я как раз отводил её от проделанной мною в зеркале мишени и будто зачарованный сторонний зритель смотрел за её последующим выбросом- толчком точно по центру предыдущего удара. После чего окончательно вернулся осмысленным сознанием в границы кабины лифта и кое-как заставил себя остановиться. Вернее, отвести руку от испорченного мною гостиничного имущества (между прочим, очень дорогого) и, наконец-то, увидеть оставленный на разбитом зеркале собственный след крови. И то, я пойму, что это моя кровь ещё не сразу. Перед этим испытаю первые симптомы острой боли, хотя и не настолько сильной или отрезвляющей, чтобы тут же заскулить и разреветься. Слишком много во мне кипело тогда адреналина. Даже вид быстро побежавших алых ручейков из раскроенной на костяшках и пальцах кожи,тут же закапавших тонкой струёй на пол лифта, не вернул мне должного восприятия реальности со столь долгожданным здравым мышлением. Если я и понимал, что творю и что вообще со мной происходит, то, скорей всего, не более сорока процентов из ста возможных.

-            Кирилл Глебович!.. Что случилось? Господи, сколько крови. Маша, вызывай скорую!

-            Я тебе, бл*дь, не Глебович! - собственного хриплого рыка, брошенного в сторону Егора Вальца, буквально позеленевшего при моём появлении в вестибюле отеля, я, естественно, не узнал. По ходу его никто не узнал, и меня вместе с ним. Я сам не знал, кем тогда был, что творил и на кой. - Ещё раз так меня назовёшь, будешь до конца своих дней подметать парковки в пригородных районах.

И подобный бред я тоже не мог сказать на трезвомыслящую голову. Следующее просветление настигло меня уже в машине. Как и когда я в неё сел, банально не запомнил. Но именно тогда у меня похолодели и лёгкие,и сердце, когда до моего контуженного рассудка неожиданно дошло, что я несусь со скоростью под двести километров в час по забитой машинами магистрали и каким-то чудом до сих пор еще ни в кого не врезался.

Тормознул практически сразу, можно сказать в унисон резкого выброса испарины по взмокшей спине, лбу и затрясшимся на баранке рукам. Дыхание тогда тоже сбилось нехило, как будто я не в Мустанге наяривал как тот поддатый Шумахер , а мчался на собственных ногах. Пришлось зарулить к ближайшему тротуару и на несколько минут там припарковаться. В этот раз к убойному коктейлю из чистейшего безумия добавилось осознание дышащей мне в затылок собственной смерти. Если я что-нибудь не сделаю в ближайшее время и не возьму под контроль взбесившиеся эмоции, боюсь такими темпами я вообще сегодня никуда не попаду. Разве что в очень узкую камеру следственного морга с прикреплённой к пальцу ноги именной бирочкой.

Да и кровь всё ещё не переставала идти, заливая уже и руль, и моё колено,и дорогую обивку перед водительским креслом. Правда, не так интенсивно, как в самом начале, но сам факт... Мне действительно требовалась медицинская помощь и желательно профессиональная. Боюсь, в таком состоянии искать ближайшую аптеку - себе дороже.

Надо только немного отдышаться, собраться с мыслями и...

Не знаю... Хоть как-то найти в себе силы хотя бы две или три минуты не думать об этой грёбаной хрени... Не впускать её в себя, отбиваться от её щупалец до последней капли крови. При теперешних обстоятельствах, буквально.

Алина... Лина... Алька!.. Что, бл*дь, ты со мной творишь? На хера ты вообще это устроила? Решила окончательно довести меня до ручки? Мало поиздевалась тогда в клубе, так взялась теперь доставать через моего папеньку?

Боже, какой же я беспросветный кретин!

Я уткнулся или долбанулся со всей дури о верхний край мустанговского руля и, само собой, не почувствовал ни боли, ни вообще ничего, что могло бы меня на время отвлечь , перетянув на себя все мои мысли. Очередная асфиксия не заставила себя долго ждать. Кажется, я даже попытался закричать сильно-сильно зажмурившись. А вот что из всего этого маразма получилось, увы, не помню. Кроме лихорадящей трясучки во всём теле и нового приступа безумия, просверливающего изнутри виски, глаза и затылочную кость.

Оказывается , по-настоящему разочароваться в выдуманном собственными стараниями идеале просто до одури нереально больно. У меня вообще ничего не имелось в памяти, чтобы было с чем сравнить весь этот кошмар. НИЧЕГО! Одна лишь одержимая идея-фикс, вылезти из машины и шагнуть под первый встречный грузовик.

Да, я определённо спятил и, если ничего не сделаю с собой в ближайшее время, обязательно что-нибудь вытворю ещё. При чём намного хуже из уже сотворённого до этого...

Телефонный звонок от Макса застал меня на пороге моей любимой квартиры уже после моего посещения травматологии ближайшей больнички и минимаркета нашего жилого района. Пришлось вначале поставить пакет с покупками на винтажную тумбу в прихожей, а уже потом той же левой рукой полезть в карман куртки за названивающим сотовым. Как ни странно, но при лёгкой анестезии, по большей части доставшейся моей правой ладони, я соображал куда лучше, чем без оной и до оной. Правда, ощущение отупления всё еще давило на мозги и совсем чуть-чуть вело не по нужной траектории. Но лучше уж такое, а не собственного производства в виде перебродивших за последний час не совместимых с жизнью доз убойных гормонов.

-            Кир,ты там что, совсем черепушкой тронулся? Где тебя носит? Мы уже в самолёте! Скоро заставят мобильные отключить! Взлетаем уже через несколько минут.

-            Прости, Макс, но тут такое дело...

-            Ты издеваешься,да?!

Ага, если бы. Я очень, буквально до одури, хотел бы как раз иного развития событий, но не того, что происходило со мной прямо сейчас в эти грёбаные минуты. Но разве такие вещи возможно объяснить по телефону? Да и как, бля?

“Прости, Макс. Но я сегодня застал в номере своего папеньки свою несостоявшуюся девушку и не помню, как и почему, выбил себе пару пальцев. Клянусь, это было ненамеренно. Я так мечтал и почти полмесяца грезил полететь с вами в

Куршавель, но... теперь мне откровенно на него посрать! Я не хочу никуда лететь, к слову, СОВСЕМ!”

-            Я не специально, Макс. Споткнулся на ровном месте, когда шёл к машине. Мог бы разбить себе нос, но в итоге отбил себе рабочую руку из-за того, что неправильно сгруппировался. - ты только погляди! Оказывается, врать под обезболивающими, прямо, как воду пить и так же безболезненно. Ни вкуса, ни запаха... - В итоге пришлось переться в больницу, делать рентген и вправлять вывих. Так что на ближайший месяц экстремальные виды спорта для меня под строжайшим запретом.

-            А позвонить за это время или на крайний случай сбросить смс-ку не пробовал? Мы тут и так сидим битый час, как на иголках, выглядывая появление нашего несравненного Кирюшеньки.

-            Ну, соррян, братан. Как-то мне было не до звонков другу, пока пытался остановить хлещущую из раны кровь. - а заодно через немогу придушить слетевшего с катушек своего персонального мистера Хайда.

-            Бл*дь, Кир! Уж от кого-кого , а от тебя я такого точно не ожидал.

-            Ты не поверишь, я тоже. Прости, но сегодня уже никак. Может через месяц или два получится.

-            Ладно. Лечи свою лапу и в следующий раз смотри внимательней под ноги. Был бы ты в усмерть пьяным, я бы ещё понял, но на полном трезвяке...

-            От подобных казусов не спасает даже кристально трезвое состояние, увы. - особенно, когда каждую грёбаную минуту перед глазами всплывает Стрекоза с обнажённой грудью и её мнёт (в смысле, мнёт грудь) увесистая ручонка моего родного папеньки. - Ладно, хорошо вам там покататься без меня. И не слишком буяньте в баре отеля ночью, чтобы не вытурили, как в прошлый раз на улицу со всеми пожитками.

-            Постараемся. Хотя и не гарантирую, - ответный смех Макса

ненадолго порадовал мне слух и всего на несколько секунд поднял настроение.

Отложив наконец-то отключённый айфон к пакету на тумбу, я примостил свой зад на ближайший пуф, ненадолго подвиснув в лёгкой прострации и уставившись на свои ноги. Вернее, на берцы, которые мне придётся в ближайшие минуты стягивать с себя левой рукой. Не то, что бы это являлось для меня какой-то непосильной задачкой, просто... Кажется,действие обезболиваюгцих начало потихоньку улетучиваться.

Я снова посмотрел на правую руку , аккуратно, едва не с художественным изяществом обмотанную эластичным бинтом поверх тщательно обработанных ран. Последние были скреплены на месте рассечения кожи медицинскими скобами вместо старых добрых швов. Дежурный хирург-травматолог очень постаралась, особенно за доп. плату и парочку отпущенных в её адрес комплиментов. Даже как-то удалось уговорить её не ставить мне фиксирующего гипса, за моё клятвенное обещание не перетруждать руку и держать её почаще в первые дни в полном покое и под холодным компрессом. А вообще, это пипец, как далеко не смешно.

То, что мой телефон сейчас не обрывали звонки от матери (от отца даже и не жду), наводило всего на пару возможных предположений. Либо персонал гостиницы до сих пор не доложил моему папеньке о моей попытке нокаутировать зеркальный лифт, либо... он банально курирует мои действия дистанционно. Как всегда, следит, но не вмешивается. До поры до времени. Нисколько не удивлюсь, почему. За мои последние выходки, он с радостью, еще и собственноручно , переломает мне и вторую руку , при чём сразу в нескольких местах. При иных обстоятельствах, я бы и сам ему подсобил, но не сегодня. Сегодня меня ждёт как минимум десятиэтапное погружение в персональное чистилище, и, боюсь, никакие традиционные виды анестетиков мне в этом деле не помогут. Когда остаёшься один на один с проблемой, у которой нет ни выхода, ни входа - существует лишь несколько радикальных методов пережить этот ад и остаться после него относительно целым и живым. Только сегодня я сам себя лишил их наибольшей части. А те, что ещё оставались доступными, были, откровенно говоря, так себе. Но выбирать сейчас было банально не из чего.

Так что да. Я решил пойти по пути наименьшего сопротивления. Для этого и зашёл в магазин, поскольку лезть в свой бар за марочным виски или коньяком тридцатилетней выдержки как-то жирновато, вы не находите?

Когда я добрался до своего кабинета, разгрузив на рабочий стол три бутылки (знаю, перебор, но ничего с собой поделать не смог) с очень крепкими алкогольными напитками, меня уже начало по новой прессовать и ощутимо бомбить. Может поэтому делал всё неспеша, с чувством и расстановкой, мысленно, наперёд просчитывая свои дальнейшие действия. Хотя все они сейчас сводились лишь к одной конкретной цели - напиться и забыться. Ещё и на голодный желудок. Идеальное лекарство, состоящее из любимейшего джентльменами удачи прошлого рома и нашей родной беленькой. Естественно, не палённой подделки для бюджетников, но и не премиум-класса из коллекционных партий. Правда, когда выбирал ром, устоять-таки не смог,тем более зная, что от Закапы у меня очень быстро отнимутся и ноги, и память. В общем, то, что доктор прописал. Осталось лишь выбрать нужный момент для первого загруза.

Но, как выяснилось очень скоро, я его уже упустил. Когда опорожнял хрустальный бокал с первой дозой водки, у меня уже к тому моменту резко помутнело в голове и, судя по симптомам физического самочувствия, налились кровью глаза. Я даже не присел. Почему-то не смог. А когда сорокоградусный напиток долбанул по мозгам долгожданным приходом, меня начало раскачивать в границах кабинета с совершенно иной, чем ожидалось , амплитудой. На деле, я принялся медленно мерять шагами давным-давно изученные

мною квадратные метры. Просто сейчас мой заново просыпающийся внутренний мистер Хайд пытался найти для себя очередную лазейку к долгожданной свободе.

Водка так и не помогла, по крайней мере, не первая и не вторая доза. Вместо того, чтобы забить мне мозг алкогольными парами под завязку и вытеснить оттуда все увиденные мною сегодня картинки с пережитыми впоследствии событиями, у меня вдруг пошла нежданная стимуляция нетрадиционного для таких случаев мышления. От воспоминаний и сделанных наобум предположений, меня начинало выносить не в ту степь. Теперь мне требовался срочный выход из данного тупика, и не какой-то там временный, а вполне конкретный, что ни на есть действенный и, желательно, предельно жёсткий. Я вдруг чётко и ясно (ага, на полупьяную голову) понял, что, если не избавлюсь от этой мании не важно каким способом, в самое ближайшее время, она никуда так и не денется.

Так что, когда я разбил о стену первый бокал и наполнил второй ромом, я уже знал (более или менее), на что прицелюсь уже буквально очень скоро. В этот раз я старался делать глотки небольшими, пытаясь смаковать недешёвый напиток и слегка пошатываясь скользил указательным пальцем травмированной руки по сенсорному дисплею сотового, лежавшего передо мной на столе. Выбрав нужный номер, вообще не задумываясь , а стоит ли или лучше переждать да протрезветь, сделал на него вызов, заранее включив громкую связь.

-            Константин Мережин, агентство “Сокол” слушает. - какая прелесть, они даже по воскресеньям бодрствуют.

-            Костя, добрый день! Как там ваше ничего поживает?

-            Кирилл? Это вы? - его явно выбило из колеи моё немного бесцеремонное обращение.

-            Ой, да! Забыл представится. Но не в этом суть. Просто звоню, чтобы просто узнать, как там продвигаются дела по моей Стрекозе?.. Ой... опять забылся. По девочке-виденью. Вы уже разобрались с Лунёвой? Я бы и сам потряс её друзей в ВК,

но, она, зараза такая, закрыла доступ к своей странице, а разбираться и искать проги, как эту хрень обойти, пока не было ни времени, ни возможности.

-            Что ж, в первую очередь, хочу вас поблагодарить за фотографию, благодаря которой наши последующие поиски значительно сузили свои границы. Установить личность данной девушки не составило практически никакого труда. Ксения Георгиевна Лунёва - третьекурсница Государственного Института Международных отношений, а также контрактница на факультете Международной журналистики. Г де-то около двух лет занимается подработкой в модельном бизнесе, в частности в агентстве Astrum”. Большую часть своих финансов заработала (да и до сих пор зарабатывает) на эскорт-услугах.

На данный момент ей двадцать один год, встречается с неким Сергеем Колосовым. Думаю, к вечеру сумеем раздобыть и её адрес проживания. Из всех друзей,имеющихся у неё во ВКонтакте, мы нашли только двух девочек; с именами производными от “Лины”. Это Полина Глушакова и некая Линка Картинка. Как вы понимаете, не все в соц-сетях выкладывают свои паспортные данные и даже настоящие имена.

-            Глушакова - точно не та, а вот Картинка... Если у вас рядом ВК, можете проверить, когда она выходила в последний раз в онлайн?

-            Я могу скинуть вам адрес её страницы, если интересно, но у неё на аватарке и среди других фотографий нет ни одной, принадлежащей её реальной внешности. Какие-то анимешки и картинки с репостов из групп, на которые она подписана. В последний раз заходила в ВК... пять минут назад с мобильного устройства.

Так, надо срочно присесть. Но эта Картинка точно не моя Стрекоза, но включить ноут нужно,тем более, если известно агентство. Что-то мне подсказывало, я скорее найду её там, а не в Инстаграмме или в ОК с ВК. Не могла она выйти

несколько минут назад в интернет. Если она сейчас с отцом... всё своё время и внимание будет отдавать лишь ему, пока он ими не нажрётся до тошноты и не отпустит свою добычу набираться сил до следующего захода.

-            В общем, я включаю комп , а вы скидывайте мне всю собранную инфу на почту, включая ссылку на сайт Astrum-a”. Раз они прикрываются ширмой модельного агентства, то там должен быть каталог с их девочками (и мальчиками, судя по всему,тоже). И что-то мне подсказывает, что, скорей всего, я найду её там.

-            Что тоже ещё не факт. Не все “модели” попадают в общий каталог, существует ещё что-то вроде бонусного подсайта для особых клиентов. Чтобы попасть на него, надо получить от модератора разрешение-пароль на вход. Он, кстати, одноразовый (действует то ли сутки, то ли всего несколько часов) и, естественно, платный. Зато можно проверить, насколько новый клиент серьёзен в своих намереньях. Тоже своего рода неплохой вид дополцительного заработка едва ли не нашару, но и надёжная подстраховка от слишком любопытных. Насколько я знаю, фотографии оттуда не попадают в глобальные поисковики благодаря дополнительной защите. Очень удобно, если девочка хочет сохранить свою анонимность. Конечно, при большом желании можно всё взломать и даже бомбануть сервер, но мы привыкли работать чистыми руками,дабы не вызывать совершенно ненужного для нас подозрения.

-            Понимаю и нисколько за это не осуждаю. А подсайтик тоже сбросьте. Думаю, мне должно хватить моих карманных, хотя бы на малюсенький паролик. Кстати, как на счёт продолжить слежку за моим папенькой? Я не слишком вас шокщрую, если скажу, что моя девочка-виденье в эту самую минуту с ним трахается в пентхаусе нашего отеля, того самого, куда вы меня сегодня с утра послали... Ой, направили.

Лёгкая пауза на том конце связи мне определённо не

понравилась. И что-то мне подсказывало, Мережин был шокирован не только что полученной от меня инфой.

-            Мне кажется, будет проще проследить за ней прямо оттуда.

- моя очередная попытка навести детектива на правильный ход моей безумной идеи, видимо,и в этот раз не произвела должного эффекта.

-            Боюсь, это будет сделать не так-то просто, Кирилл. Мы до сих пор не знаем, как она выглядит, если вы, конечно, не успели её там сфотографировать или не найдёте её среди моделей в Astrum-e”. Так же мы можем скинуть вам все адреса страничек находящихся у Лунёвой во ВКонтакте друзей и скопированные из её фотоальбомов фотографии. Может вы там найдёте нужный снимок. А на счёт слежки за вашим отцом... - Мережин снова сделал небольшую паузу, будто испытывал мучительные трудности при подборе подходящих для моего случая слов. - Вы же понимаете, что с подобным, как он, человеком это будет проделать крайне сложно, практически нереально. Я согласился на разовую слежку и то благодаря возможности проследить за ним в другом городе. Так что я могу вас сейчас заверить на все сто, он её вычислил и в Сочи, и по прилёту домой. Если мы продолжим отслеживать все его передвижения, в конечном счёте, рано или поздно, ему захочется выяснить, кто именно повесил на него хвост из нашего агентства. И тогда уже мне будет несколько затруднительно не отвечать на все его вопросы. Мне прямо сейчас, в эту самую минуту очень сложно представить сколько людей пытается за ним шпионить. А если еще и мы присоединимся к их развесёлой компании...

-            Вы правы... Как-то я об этом совсем не подумал. - как и о том факте, что отец мог за последние сутки (или сколько он уже там знаком со Стрекозой?) насобирать о своей новой пассии всю нужную ему информацию. Если он решился с кем- то на долгосрочные отношения, пусть и банально постельные, он никогда не притащит в дом первую попавшуюся под руку и на улице шлюшку. Для таких вещей он слишком аккуратен и чистоплотен, во всяком случае последние двадцать пять лет. А учитывая, какими он на меня сегодня смотрел глазами и как рвался защищать свои инвестиции... там действительцо было нечто особенное (по крайней мере,для его понятий) и не редкость ценное. Хотя мне ли об этом не знать, если самому хватило лишь пары часов дистанционного с ней знакомства и одного единственного поцелуя, чтобы даже у меня на неё настолько снесло крышу. Да что там крышу? Похоже, уже весь дом выкорчевало по самые кишки и всё еще продолжало сносить последние от него ошмётки.

-            Будем надеяться, что до этого дело не дойдёт. Давайте, я сейчас проштудирую все ваши находки, просмотрю каталог Astrum-a, а уже там и будем дальше решать, как; нам лучше поступить. Как только я что-то найду или определюсь с будущим решением, то перезвоню вам.

-            Договорились. Буду ждать звонка.

Ну что, Кирюша, называется, приехали? Не прошло и трёх лет, когда до тебя (частично упитого) наконец-то допёрло куда ты собираешься залезть. Тут не нужно быть и Мережином, чтобы понять, чем мне на самом деле светит, если я рискну замахнуться на одну из любимых игрушек отца. А если брать во внимание тот факт, что до сего дня я никогда и ни при каких обстоятельствах не лез в личную жизнь Глеба Стрельникова и не посягал на принадлежащие ему вещи (ранние детские годы, естественно, не в счёт),то в этот раз меня может ждать куда нечто большее и серьёзное, чем обычная порка ремнём. А наказывать отец умел, как никто другой, причём не знаешь, кого больше - чужих или своих.

Думаете,данное понимание меня остановило? Спасибо водке и рому, что плескались в эти секунды в моей крови и уничтожали в голове тысячи тысяч нейронов. Уж кто-кто, а они умели распалить тлеющие костры надежды до масштабов лесного пожарища. Я сделал ещё пару глотков любимого напитка джентльменов удачи и... как минимум три часа выпали из моей жизни со скоростью выпущенной из дробовика крупной картечи.

Всё, что успел запомнить, это бесчисленные мегабайты изображений всевозможных форм и содержания. Лица, лица... любительские снимки, профессиональные. Только у Astrum-aпришлось пролистать несколько страниц каталогов с моделями за тысячу лиц и это исключая мужские фейсы. Лунёву, кстати,тоже нашёл, но не сразу допетрил, что это она. С таким макияжем и невинно скорченной рожицей, её бы и родная маменька не признала. Поэтому просматривать фото других девушек пришлось едва не с особой тщательностью. Увы, но Стрекозу я так нигде и не обнаружил, удивившись данному факту до того момента, пока не пришлось полезть на тайный подсайт Astrum-a”. За вход, кстати, да, потребовали, как за бутылку Запаты, но,да хер с ним. Пусть упьются, как и я. Я сегодня почти что добрый... пока ещё. Пока не пролистал и там все имеющиеся каталоги с почти подробными анкетами юных (и не очень) самочек. Что примечательно, Лунёву я нашёл и там тоже, под графой “Эскорт-услуги широкого спектра”. Так вот как сейчас называется сверхэлитная проституция? Не удивительно, почему я не был с этим знаком до сего момента. Предпочитал более доступные способы, как говорится, старым дедовским способом - пришёл, заплатил и забрал.

Ох, ничего ж себе. Тут даже аукционные торги проводят и много еще каких онлайн-мероприятий. Попади я сюда при иных обстоятельствах, наверное, даже бы остался и точно бы завис на какое-то время. Но увы, развлечения богатеньких папиков меня сейчас совершенно не интересовали. Хотя и порывало теперь при следующей встрече с отцом спросить, как часто тот развлекается в видео-стримах подсайта Astrum-aи стоило ли оно того вообще?

Одно только непонятно, если Стрекоза тоже состоит в этом грёбаном эскорт-агентстве (тем более по ехидным заверениям

Лунёвой и увиденным мною сегодня доказательствам всё так и сходится), то, где, спрашивается её анкета и фото? Или есть вероятность,что она работает в другом месте? А может?.. Не подсобил ли в этом случае мой любимый папенька лично, потребовав убрать все её данные со всех каталогов Astrum-a”? Учитывая все его замашки и ничем не изводимые пристрастия, это вполне вероятно и очень даже близко к истине. И, если оно действительно так,тогда, чует моя многострадальная задница всё намного серьёзней, чем мне, казалось, до этого.

Вот только что мне делать со своей долбанутой обо всё что только мощю надеждой? Пойти с ней на сделку? Серьёзно? В моём-то сейчас в край нестабильном состоянии?

-            Костя, это снова я. Не хотелось бы вас огорчать, но, мои новости прозвучат для вас далёкими от понятия хорошие. Самое занятное, я даже её бывшего хахаля нашёл через друзей Лунёвой, но, он явно после разрыва почистил всю свою страницу и теперь красуется на главной аве с какой-то жуткой мочалкой (да уж, замену нашёл на редкость убогую).

-            Я же предупреждал, что не все в соц. сетях готовы выставлять на всеобщий показ свою личную жизнь. Вполне вероятно, ваша девушка могла использовать для ника что угодно, даже китайские иероглифы, а в качестве аватара - изображение с котиком или цветочком. Тут, как говорится, у кого какая фантазия. Странно, что она с Ксенией Лунёвой нигде не отметилась на общих снимках. Если они подружки, совместное селфи - чуть ли не главные критерии для любой крепкой дружбы. Тут уж во истину согласишься с данным ей определением. Стопроцентная девочка-ведение. Почти неуловимая.

-            Тогда нам ничего другого больше не остаётся. Придётся и дальше отслеживать передвижения отца и повесить дополнительный хвост на Рокси.

-            Рокси?

-            Ага, Роксана Огненная - проф.кличка Лунёвой в “Astrum-e”.

Думаю, в понедельник вы уже успеете закончить свои поиски. Потрясти студентов, знающих эту мадаму и всех её подружек, уверен, будет куда проще, чем отследить следующую встречу моего папеньки с нашей девочкой-виденьем. Я бы и сам мог смотаться сегодня к отелю, но... в моём состоянии садится сейчас за руль или пугать таксистов...

-            Давайте, мы уж лучше сами сделаем свою работу, как того и требуют все этические и установленные нашим социумом правовые нормы. И я с вами согласен на счёт завтрашнего дня. Нам будет проще найти её в институте (если она, конечно, там учится) или через Лунёву. Потерпите ещё немного.

Легко ему говорить, когда не его припечатывает к креслу чувством убойного раздражения и неуёмным желанием раскидать как минимум половину своей квартиры (поскольку одной рукой особо не намахаешься).

-            Хорошо, договорились. Терплю, сколько сумею, и жду.

Ага, жду... Размякнув в большом кожаном кресле перед

гигантским рабочим столом из натурального чёрного дуба и ни разу за прошедшее время не обернувшись к затонированную панорамному окну к обожаемому виду на центр города. Г де-то точно произошёл очень серьёзный сбой в программе, если я не подошёл к последнему за все проведённые в кабинете часы.

Это же моя одна из самых действенных терапий.

Вместо этого, я снова потянулся за опустевшей на две трети бутылкой рома и ливанул в пока еще целый бокал не менее ста пятидесяти грамм. С такими темпами буду отсыпаться этой ночью прямо в этом кресле.

Вопрос в другом, почти на миллион баксов... как мне дотянуть хотя бы до этой нехорошей ночи, а потом уже и до утра? А если мой мистер Хайд таки сорвётся с тормозов и пустится во все тяжкие? Я уже чувствую, как он подпирает к моей глотке, пуская заряд за зарядом обжигающим током под кожей и по всем расслабленным из-за алкогольных паров нервам... 

Как забирается в голову, подсовывая мне на глаза очень чёткие картинки, как из недавно увиденного,так и сляпаного по ходу разошедшимся не на шутку бурным воображением. И не знаю, чем сильнее сводит с ума до сих пор и всё ещё - возбуждающим поцелуем Стрекозы или выедающим кислотой образом трахающего её отца?

Как ты могла? Как ты могла после того, как меня поцеловала пойти и подставить эти губы под его член?