Аккуратно, чтобы не разбудить любимую, легко провёл пальцем по линии бровей, очертил подбородок, осторожно приподнимая девичье невинное лицо. Полные розовые губки приоткрылись, и он не смог отказать себе в удовольствии погладить их подушечкой большого пальца. Девушка зашевелилась, удобнее устраиваясь на его плече, и неожиданно облизнула губу, к которой он прикасался. Бормс улыбнулся, укутывая её в одеяло. Он понимал, что дразнит себя и мешает ей спать. А поспать Надин было очень нужно, да и ему не помешало бы. Но он дал обещание охранять её сон и поэтому опять смотрел в иллюминатор, мысленно посылая приказы императора куда подальше.

Он знал, что за ним следят, и ждут от него совершенно определённых действий. В голове майора мелькнула проказливая идея, показать им представление одного актера, под одеялом, но он тут же отмахнулся от неё. Надин от качки могла легко проснуться, и ему будет стоить большого труда объяснить, что происходит. Хотя мысль была очень заманчивая.

Девушка спокойно спала в его объятиях. Мерное дыхание приподнимало одеяло. Мог ли Торстен мечтать, что когда-нибудь женщина будет делить с ним кровать для того, чтобы просто отдохнуть. Майор не верил, что смог настолько измениться ради рыжей принцессы. Раньше непременно набросился бы на неё, только ради плотского удовольствия. А сейчас и этой малости был рад и безгранично осторожен, чтобы не потерять с таким трудом завоёванное доверие. Еулкие удары своего сердца он слышал очень чётко и понимал, что сейчас время отсчитывает последние часы их совместного будущего. Очень скоро краткому затишью придёт конец и им предстоит посмотреть в глаза своей судьбе, от которой, как ни старайся, не сбежишь.

Надин дёрнулась во сне, и тихий шёпот коснулся слуха майора:

-     Тор.

Мужчина сначала подумал, что ослышался, а затем ответил:

-     Я здесь, моя принцесса.

Поцеловал в висок и улыбнулся, когда девушка обняла его за талию и закинула на него ногу, прижимаясь теснее. Широкая ладонь скользнула по её спине, погладила округлую ягодицу, плавно прошлась по бедру. Тор ещё раз убедился, что у неё идеальные пропорции тела, как раз то, что ему всегда нравилось.

-     Моя принцесса, - тихо шепнул он, тяжело вздыхая.

И как после такого спокойно лежать? Мужчина усмехнулся, но продолжал стоически переносить соблазнение спящей девушки, которая даже не догадывалась о том, как действует на него.

Примерно через час, почувствовав, что флагман начал торможение, Тор легко потормошил девушку за плечо. Она лишь прижалась теснее, обдавая тёплым дыханием его ключицу, и согнула колено, не желая расставаться с мужским плечом в качестве удобной подушки. Мысленно поздравив себя за выдержку, Тор аккуратно снял с себя ножку Надин и ещё раз легко потряс её за плечо. Она зашевелилась, просыпаясь, приоткрыла глаза и удивлённо заморгала, рассеянным взглядом окидывая каюту.

-     Что случилось? - поинтересовалась, садясь на кровати.

-     Подлетаем, - сообщил майор, вставая. - Я отлучусь.

Стремительно войдя в санузел, Тор включил холодную воду и умылся, переводя дух. Ещё бы немного, и девушка узрела бы силу своей привлекательности. Майор потратил несколько минут, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце. Ещё раз ополоснувшись, вернулся в комнату. Мимо него в санузел тут же прошмыгнула Надин. Усмехнувшись, Тор стал одеваться, глядя на то, как за иллюминатором появились признаки цивилизации: искусственные спутники, небольшие станции, сигнальные ворота.

Колония землян находилась на спутниках третьей планеты Тростонской системы. Сама планета была непригодна для жизни. Церковь Второго пришествия располагалась на ближнем к планете спутнике, покрытом толстым слоем льда. Земляне сумели там прижиться, хотя уртаинцы не раз предлагали им благоустроенные станции. Но соотечественники Надин мечтали иметь свою планету, чувствовать под ногами землю, поэтому многие расселились на поверхности спутника, образуя небольшие городки. Именно в одном из них и стояла церковь.

Тор слышал, как к нему подошла девушка и поражённо замерла, глядя на спутник, который земляне назвали Еея, в память о своём старом доме.

Надин не могла поверить своим глазам, рассматривая поверхность, покрытую голубым искристым льдом. Звезда ещё пряталась за планетой, но её лучи уже освещали небольшой участок Ееи. Это было завораживающее зрелище и до ужаса пугающее.

Девушка почувствовала приближение паники. Ей сегодня приснился удивительный сон, где она летала, держась за руку с Тором. Они, словно дети, забыв обо всём на свете, устремлялись ввысь, пронзая облака. Дикий восторг от полёта наполнял радостью каждую клеточку. Надин была счастлива в этом сне. Но лёгкость, которая поселилась в ней, улетучилась, стоило только увидеть пункт прибытия.

-     Мне нельзя туда, - тихо выдохнула она.

-     Ты о чём? - не понял ее Тор.

-     Не знаю. Я боюсь. Там опасность, - зачастила Надин, указывая на всё больше разгоравшийся в лучах звезды ледяной спутник. Надин попятилась от иллюминатора, забралась с ногами на кровать и жалобно взглянула на мужчину.

-     Я не полечу туда. Ни за что не полечу, - повторяла она. Бормс совершенно растерялся, не понимая, что случилось.

Он тоже не горел желанием спускаться на поверхность очень недружелюбного мира, но такого дикого страха, который плескался в глазах Надин, не испытывал.

-     Тихо, тихо, - успокаивал он её, присаживаясь рядом на кровать. - Не хочешь, не надо. Я сам полечу. А ты останешься здесь с тулао, договорились?

Надин уткнулась ему в плечо, переводя дух.

-     Мы с тобой летали во сне, - призналась она ему. - Ты и я. Словно птицы, только без крыльев. Все вокруг было белое, будто облака. К чему снятся такие сны?

-     Без понятия, но приятно знать, что теперь тебе снюсь я, - улыбаясь, ответил Тор, легко пересаживая девушку к себе на колени.

Надин опустила глаза, смущаясь от радости, которой так и светилось его лицо.

-     Я люблю тебя, принцесса. И с большим удовольствием полетал бы с тобой.

Девушка смутилась сильнее, обняла его за шею, целуя в щеку.

-     Жаль, что мы не птицы, - сказала, чуть касаясь его уха.

Она громко взвизгнула, когда оказалась неожиданно погребена под большим крепким телом. Он удерживал себя на локтях, напряжённо глядя ей в глаза. С шумом выдохнул, заметив, что девушка ждёт его действий. Она облизнула губы, и Тор, желая почувствовать их вкус, поцеловал её удивительно бережно и нежно. И тут же со стоном оторвался, чтобы сипло прошептать:

-     Не дразни меня, принцесса. И так едва держу себя в руках. Я очень хочу тебя, всю, без остатка, только для себя. Хочу научить летать, чтобы ты воспарила со мной на крыльях страсти. Хочу, чтобы ты поняла, что и в постели полёт бывает очень даже захватывающим. Но... не дразни, прошу. Не хочу, чтобы они думали, будто сломали меня, и я исполняю их приказы.

-     Кого? - опешила Надин, которая была совсем не против всего того, что обещал майор.

Она готова испытать всё, о чём он только что рассказывал. Вместе с ним ей было

совершенно не страшно. Но странная боль в голосе настораживала.

-     Император, - глухо простонал майор, - он...

Надин закрыла его рот рукой, с тревогой вглядываясь в глаза.

-     Ты сам сказал, что император тебе не указ, и только моё слово для тебя закон. Я согласна. Если это будешь ты, то я согласна, - пылко прошептала девушка и попыталась поцеловать майора, но тот сорвался с места, отходя к двери.

Покачав головой, грустно улыбаясь, сказал:

-     Не здесь. Только не здесь.

Надин проследила за его указательным пальцем, показывающим в сторону потолка, и поняла, что он имеет в виду камеры, которых в каюте, наверняка, было много. Она согласно кивнула ему, разочарованно вздыхая. Ну почему её жизнь не складывалась так, как ей хотелось! Даже занятие любовью и то приходилось отложить до лучших времен. А ведь ещё неизвестно, настанут ли они.

Торстен заметил, как погрустнела его принцесса. Сел на кровать, притянул её к себе и усадил между ног. Она откинулась ему на грудь, и они стали ждать, когда за ними придут.

-     Я люблю тебя, - тихо прошептал, целуя девушку в макушку.

Надин закусила губу. Он так легко говорил о своей любви, словно повторял это множество раз. А вот она никогда ни одному мужчине таких слов не говорила. Поэтому смогла только тихо прошептать в ответ:

-     Я... тоже.

Все уже собрались в тронном зале, когда вошёл чуть опоздавший раскрасневшийся и очень хмурый император. Он прошел к своему трону, сел и молча стал ждать, пока духовник, следовавший за ним, пройдёт к креслу и чинно сядет.

Надин переглянулась с майором. Он ободряюще улыбнулся ей.

-     Звездолёт готов, - заговорил Люгдив, недовольно глядя на Бормса. - У вас три часа, не больше.

Пастор хотел было возмутиться, но был остановлен взмахом руки императора.

-     Хватит разговоров. Дайчерты прорвались, наши силы тают. Лейтенант Джонс, ваша задача как можно скорее разобраться с картиной.

-     Я не полечу, - замотала головой девушка. Новость о том, что демон одерживает верх, сделало обстановку в зале ещё более напряжённой.

-     Нужно немедленно провести ритуал! - закричал пастор Пётр, со странно горящим взором, протягивая руку к девушке.

Рональд неуверенно обернулся в сторону тулао, который был спокоен, словно это не было для него новостью.

Надин отшатнулась от пастора, и тут же была спрятана на спину майора, который встал в оборонительную стойку, настороженно следя за подобравшимися хранителями.

-     Проведём, пастор, проведём. Сначала картина, потом ритуал, - заверил его император, а затем приказал хранителям: - Отправляйтесь.

Ветер и Болтун стали медленно приближаться к майору и девушке, а Мурами спокойно объяснял Бормсу:

-     Парни будут сопровождать вас, Тор. Не надо лишних движений. Её никто не тронет, клянусь.

-     Она останется здесь, - сухо ответил майор, кивая головой в сторону духовника: - Останется с тулао Орланом.

Дёрнув Надин за руку, не отрывая взгляд от противников, он краем глаза отмечал, как девушка перебралась под защиту духовника, который по-отечески погладил её по голове.

-     Что опять не так? - тяжело вздохнул император, которому надоело выслушивать всех и каждого.

-     Ей было видение, что лететь в церковь нельзя. Там ловушка, - объяснил майор своё требование.

-     Что?! - оскорблённо вскричал пастор. - Да как вы смеете! Мы - слуги отца небесного. Мы...

-     Пастор, хватит! - выкрикнул Люгдив, стукнув кулаком о подлокотник трона. - Не летит? Ну и шарк с ней! Остальные, ступайте к звездолёту.

Надин прижалась к тулао, провожая испуганным взглядом окружённого хранителями майора. Еенерал, весело улыбаясь, помахал им рукой. Но когда дверь закрылась, подошёл к ней и тихо спросил:

-     И часто у тебя видения?

Тихий смех духовника наполнил тронный зал, Надин с затаённым восторгом смотрела, как помолодело лицо веселящегося уртаинца. Как заискрились глаза цвета небесной глазури.

Мурами тоже залюбовался Орланом, который сквозь смех пояснил:

-     Это дар Создателя, хранитель. Конечно же, часто.

Пожав плечами, она неуверенно произнесла:

-     Было пару раз.

-     Всего пару? - удивился император, разочарованный ответом девушки.

-     Что же ты видела? - продолжил ненавязчиво выпытывать генерал.

-     Марти видела. То есть сначала увидела, что с ним что-то произойдёт, а потом, как их с Юлем цепями приковали. Ещё один раз было в столовой, меня будто предупреждали об одном юноше.

-     А сейчас что ты видела? - не успокаивался генерал.

Надин замялась, поворачиваясь к тулао, мысленно прося о поддержке.

-     Не бойся, дитя. Говори.

Девушка помолчала, но, глядя в голубые глаза, решилась.

-     Страх, дикий страх, что мне нельзя лететь туда.

-     Этого мало, - произнёс император, медленно сходя по ступенькам вниз.

-     По-моему, достаточно, - возразил тулао.

-     Мало, - упрямо повторил Люгдив, гневно раздувая крылья носа. - Генерал, отведи девушку к звездолёту, пока не улетел.

-     Нет! - закричала Надин, вскакивая с места.

Генерал вежливо подал ей руку, не желая тащить силком. Но она в ужасе попятилась назад. Споткнувшись о ноги духовника, едва не упала к нему на колени, он поддержал её, прижав к себе.

-     Не стоит следовать за слепцом, нужно быть для него поводырём, - назидательно сказал тулао генералу.

-     Хватит уже! - взорвался Люгдив, которого духовник не отпускал около часа, напоминая о его предназначении, как монарха. - Я здесь император! Вы забываетесь, тулао Орлан. В моей власти посадить вас под арест. Дайчерты прорвались. Они сминают наши отряды и скоро будут здесь. А мы теряем время, слушая бьющуюся в истерике девчонку!

В это время Надин смотрела на генерала и видела, как он хватается за горло и почему-то не может сделать ни единого вздоха. Кровь течёт из его глаз, и он медленно оседает на пол, захлёбываясь беззвучным криком. За его спиной стоял демон. Ласково улыбаясь, он протягивает к ней руку:

-     Лети, моя птичка. Лети.

Г енерал задёргался в предсмертных конвульсиях, а она закричала, отталкивая от себя ладонь с длинными чёрными когтями.

-     Нет!

Миг и всё развеялось. Не было демона, не было мёртвого генерала. Он, живой и здоровый, пребывая в полнейшем недоумении, опускал руку, по которой она его только что ударила.

-     Всё прошло. Это просто видение, - тихо шептал тулао, чуть укачивая девушку, которую посадил к себе на колени. - Он далеко, нечего бояться.

Но она была с ним категорически не согласна. Осторожно встав, пересела в кресло, выдерживая расстояние между собой и духовником. Ей требовалось подумать о том, что она видела.

-     Тулао Орлан, я понял, что вы, как всегда, оказались правы, - произнёс император, отбрасывая мысль о том, чтобы девушка присоединилась к группе.

Он сам не понимал, что на него нашло, и почему он так хотел настоять на своём. Ведь проще будет, если она останется здесь, на звездолёте.

-     Мне нужно с вами обсудить дальнейшие действия, но наедине. Не соблаговолите ли вы пройти со мной в мой кабинет? - отвесив небольшой поклон, Люгдив с вызовом смотрел на тулао, который с нескрываемой иронией слушал его.

-     Отобрать силу невозможно. И помыслы твои всё ещё укрыты чёрным туманом. Тебе стоит помедитировать и очистить свой разум. Я не раз предлагал это сделать. Но, по непонятной для меня причине, ты отказываешься.

-     Да, предлагали, - покладисто согласился с духовником император. - Не проведёте ли со мной медитацию сейчас?

Девушка внимательно посмотрела на монарха. Ей не понравилась интонация, с которой он говорил. Люгдив был в ярости, но пытался изо всех сил удерживать спокойное выражение лица. Но его выдали глаза. В них было столько ненависти, что Надин вжалась в кресло и испуганно посмотрела на тулао. А про какую силу он говорил? Почему её хотят отобрать? И у кого? Было в этом что-то знакомое. Мысли лихорадочно метались в голове. События последнего дня вдруг сложились в цельную картину, и она вскочила с кресла. Они хотят забрать силу у неё?! Ту эфемерную, почти сказочную силу, которая якобы может погубить демона?! Зачем она им? Как они хотят это сделать? Убить её?

Она схватила встающего Орлана за руку:

-     Пожалуйста, я должна быть рядом с вами.

Он встал, увлекая её за собой и ласково сказал:

-     Не нужно тревожиться понапрасну. Тебе тоже стоит открыться для этого мира, чтобы услышать подсказки Создателя и твоих помощников.

Надин в замешательстве проследовала за ним, пытаясь понять, что может принести ей медитация. Она никогда ею не занималась и не представляла, как это будет. Видела по телевизору, как подобное делали фитнес-инструкторы. Но ведь это земные медитации, к тому же, по здешним меркам, очень древние. Совершенно не хотелось в очередной раз выставлять себя на посмешище. Но духовник уверенно привёл её в кабинет, где на ковре можно было с комфортом расположить человек двадцать.

Император хлопнул в ладоши и приказал слугам принести подушечки для медитации. Девушка с интересом осматривала роскошный кабинет, полный украшений из золота и тёмного красивого дерева. Даже аромат в помещении казался престижным. Слуга, юноша в красной униформе с золотой вышивкой по воротнику и плечам, разложил перед ними небольшие квадратные подушечки из красного шёлка, с весёлыми золотистыми кисточками по бокам.

Люгдив сел первым, показывая пример гостям. По-турецки сложил ноги и положил расслабленные руки на колени. Всё так, как это делали земляне. Сев на подушечку, Надин внимательно следила за тулао, плавные, изящные движения которого вызывали восхищение. Он ей одобряюще улыбнулся и прикрыл глаза, так же, как император. Надин обернулась и посмотрела на генерала, который, сложив на груди руки, подпирал стену.

-     Не бойся, - тихо прошептал он.

Елубоко вздохнув, подчинилась, расслабилась, закрыла глаза и вдруг, как будто рухнула вниз.

Надин боялась открыть глаза и зажмурилась ещё сильнее. Но аромат, наполняющий нос, недвусмысленно подсказывал, что она в бордовой спальне. Холодный шёлк ласкал пальцы. Она опять сидела на кровати и лихорадочно пыталась заставить себя проснуться.

Чужие пальцы коснулись её руки. Резко убрав свои ладони на колени, открыла глаза. Осторожно взглянула туда, где сидел демон. Брюнет не улыбался, а напряжённо смотрел на неё. Не обращая внимания на её сопротивление, он острым чёрным когтем начал снизу вверх чертить очень чувственную линию на её руке, вырисовывая завитки и окружности. Следом за ним она вела своей ладошкой вверх, стирая приятные ощущения, которые даже через ткань куртки щекотали её кожу.

В этот раз мужчина был полностью раздет. Из-за этого Надин чувствовала себя крайне неловко. Он сидел очень близко, и она непроизвольно отодвигалась от него. По чуть-чуть, боясь резких движений.

Демон словно не замечал её манёвров. Его пальцы, пугающие длинными когтями, поднимались уже к плечу. Девушка невольно передёрнулась, затравленно глядя в чёрные глаза.

Стремительного движения она не заметила. Только и успела, что зажмуриться, когда её схватили за волосы и больно дёрнули вниз, запрокидывая вверх лицо и укладывая на подушки. Горячие алчные губы закрыли ей рот. Надин выставила руки в попытке защититься, но большая ладонь сжала горло. Странный поцелуй был наполнен отчаянием. Она попыталась сопротивляться, но не смогла разжать сильные пальцы. Она задыхалась, билась под придавившим её демоном. Перед глазами взметнулись красные хлопья. В груди заполыхал пожар, растекаясь по венам. Болезненно-сладкий поцелуй пугал до смерти, но почему-то отчаянно хотелось продолжения этого безумства.

Болезненный укус сорвал удивлённый вскрик, рот наполнился солоноватым привкусом крови. Волна сильнейшего страха накрыла её с головой. Замерев, она смотрела, как разгораются угли в чёрных омутах глаз демона. Он облизывал, чуть посасывая, её окровавленную губу. Сморгнув слёзы, Надин продолжила свои попытки вырваться, но её крепко удерживали за волосы. Стон, полный разочарования, встряхнул и без того напуганную девушку.

-     Это всё не то, - прошептал брюнет, следя, как набухает капля алой крови на месте укуса. - Иллюзия, обман.

Демон принялся покрывать поцелуями её шею, спускаясь всё ниже, насколько позволяла рука, которая так и не отпускала рыжие локоны из плена. Острый коготь с невероятной легкостью распарывал плотную ткань куртки и она, как по волшебству, расходилась в стороны, открывая голодному взору демона бледную кожу.

-     Ты сильнее, чем я думал, - усмехнулся Велизар, насмешливо глядя в испуганные, полные непролитых слёз, глаза Надин. - Ты упорная, но в упрямстве мне нет равных. Ты моя, жертва.

С этими словами демон положил руку на быстро вздымающуюся грудь, задевая небольшие холмики с затвердевшими сосками. Он чувствовал, как под его ладонью загнанно бьётся сердце. Оно было полностью опутано липкими нитями тьмы, но девушка не поддавалась наведённым чарам, не пускала её внутрь. Оскалившись, Велизар отпустил рыжие волосы и резко дёрнул края куртки, разрывая на части. Надин вскрикнула, руками пытаясь закрыться от горящего взора.

Покачав головой, демон легко смял сопротивление и развёл её руки в стороны. Надменно усмехнувшись, отпустил её, и девушка с ужасом зашептала лишь одно слово «нет». Она потеряла возможность двигаться. Её словно опутали незримые оковы, заставляя лежать смирно. Велизар прикоснулся губами к выступающим ключицам, признавая их хрупкую соблазнительную красоту. Следующие поцелуи он подарил призывно восставшим соскам. Надин зажмурилась, чтобы не видеть того, что с ней творил демон. От слишком нежных прикосновений становилось сложно думать. Она готова была сдаться в любую минуту.

Ласки становились всё чувственнее и искуснее. К губам подключились руки, и тело стало отзываться, сдаваясь под напором упоительного наслаждения.

-     Да, моя сладкая, - жарко шептал Велизар, продолжая доводить свою жертву до исступления. - Да.

Надин распахнула глаза, когда почувствовала танец горячего языка вокруг своего пупка. Чуть царапая нежную кожу, демон сдёрнул с девушки брюки и отбросил их в сторону. Надин пыталась ни о чём не думать. Но отстраниться от происходящего не получалось, тело пылало от желания. Особенно низ живота. Там все болезненно набухало и пульсировало в такт сердцу.

-     Впусти меня, - просил мужчина, сам раздвигая её ноги. - Дай подарить тебе наслаждение.

Острые когти плавно спускались по бёдрам Надин, оставляя после себя красные полосы. Девушка закусила губу, но желанной боли почему-то не было. Всё внутри неё звало его к себе, требовало сдаться ему, раствориться в нём...

Её силы таяли. Велизар чувствовал, что она уже подчинялась его воле. Он слышал тяжёлое дыхание и видел, как тело в нетерпении вздрагивает от любого прикосновения. Она была во власти порочного желания, и оставалось совсем чуть-чуть, чтобы сломить ее. Обхватив девушку за ягодицы, он приподнял её бедра, с вожделением глядя на укрытую рыжими волосками плоть. Он хотел пронзить её прямо сейчас, в этой иллюзорной ловушке, пока была возможность. Это была очень реалистичная иллюзия для одной маленькой упрямицы, которой нужно было преподать урок. Растянув губы в предвкушающей улыбке, он поймал затуманенный взор и припал губами к рыжим завиткам. Но вместо горячей плоти почувствовал лишь воздух, наполненный ослепляющим и кусающим светом.

Выругавшись, Велизар вскочил с дивана, изрыгая из себя громоподобный крик

бешенства.

***

Хлёсткая пощёчина обожгла щеку Надин. Она вскрикнула, прижала ладонь к мгновенно покрасневшей коже, испуганно глядя на склонившегося над ней генерала.

-     Ну ты и спишь... - протянул он с облегчением.

Девушка с его помощью поднялась с пола, на котором лежала, оглядела встревоженных мужчин. Даже тулао обеспокоенно смотрел на неё. Подойдя, он осторожно прикоснулся к её опухшей губе.

-     Что ты видела? - тихо спросил.

Кровь прилила к её щекам, и она оттолкнула от себя холодные пальцы тулао.

Затравленно осмотрела кабинет, пытаясь сбежать, чтобы не сгореть от стыда у всех на глазах. Лучше ей поплакать одной у себя в каюте, чем позорно у всех на глазах в этом кабинете.

-     Ну, главное, очнулась, - пытался как можно бодрее произнести Люгдив.

Когда девушка вдруг застонала и забилась на полу, он испугался. Её никто не мог

привести в себя, разбудить, как требовал духовник. Только пощёчина генерала возымела действие. Мурами чуть ли не силой усадил Надин в кресло, пресекая её попытку к бегству.

Ей не оставалось ничего другого, как сесть и выслушать очередные упрёки.

Но вместо этого тулао сказал ей:

-     Корабль прибыл в колонию землян. Сейчас все смотрят картину. Её, увы, действительно нельзя перевозить. Бормс на связи и прислал изображения полотна. Ты должна посмотреть.

Надин кивнула, потирая ноющую щеку. Она была благодарна генералу, но кровь, которая наполняла рот, немного пугала. Интересно, с какой же силой он её ударил, чтобы разбудить в этот раз?

Г лава 11.

Как бы ни старалась Надин забыть то, что произошло с ней во время медитации, мысли постоянно возвращались к этим воспоминаниям. Тело до сих пор было во власти странного

возбуждения, которое возникало каждый раз при встрече с демоном. Думать ни о чём не хотелось. Особенно когда на тебя давят со всех сторон, а хочется оказаться возле одного единственного.

-      Тор, - слабо позвала девушка, когда увидела майора в изображении на экране.

-      Да, принцесса, - отозвался он, встревоженно рассматривая её. - Что у тебя со щекой? - сухо поинтересовался, оглядывая колючим взглядом мужчин, стоящих возле девушки.

-      Ты всё неправильно понял, - тут же отозвался генерал, обнимая Надин за плечи.

Но она сразу же вывернулась, болезненно воспринимая любое прикосновение к себе.

Тело странно реагировало, что очень нервировало.

-      Говори, - приказал Бормс.

-      Вы забываетесь, майор! - остановил его император. Но тот так свирепо глянул, что Люгдив предпочёл не обострять ситуацию.

-      Я всё-таки уснула, - пробормотала Надин, жалобно глядя на Торстена, мысленно моля его поскорее вернуться к ней. - Меня не могли разбудить, вот и пришлось применить силу.

-      Когда я просто похлопал её по щекам, она не реагировала, пришлось ударить сильнее, - стал оправдываться хранитель. - Тор, я понимаю, как это выглядит со стороны...

-      Хватит! - рявкнул император. Надин вздрогнула, испуганно оглянувшись.

Люгдив возвышался над ней, сердито глядя на экран.

-      Показывайте картину, - приказал он, и все устремили свои взоры на Тора, который всё ещё выразительно смотрел на Мурами, молчаливо обещая с ним разобраться чуть позже.

Изображение сменилось, и девушка радостно вздохнула, увидев, наконец, картину из сна. Приблизившись, она с жадностью впилась взглядом в потрескавшуюся от времени желто­оранжевую краску.

-      А можно отсканировать её? - попросила, понимая, что потребуется помощь компьютера.

-      Да, конечно, - спокойно ответил император, который с облегчением понял, что девушка нашла то, что искала и больше никаких препирательств не будет. Призрачная надежда забрезжила в его душе.

Борткомпьютер сообщил, что требуемые фрагменты отсканированы, и он приступил к расшифровке. Надин попросила ещё то, на чём можно было бы писать. С большим рвением она занялась делом, ни на кого не обращая внимания, чтобы не сбить настрой. Искала знакомые буквы, с помощью компьютера сводила их в слова.

А меж тем император получил тревожное сообщение, что головной корабль дайчертов пересёк границу. Уртаинцы отступают, неся огромные потери.

Духовник внимательно следил за своим учеником, требуя от него терпения.

-      Она справится. Только не отвлекай её.

-      Времени нет, - бросил ему Люгдив, садясь рядом с тулао. - Я не уверен, что мы успеем выяснить, как его уничтожить.

-      Она справится, надо просто верить в неё, - заверил Орлан, глядя на то, как девушка склонилась над столом императора, полностью его оккупировав и выгнав хозяина кабинета на гостевые кресла.

Работа оказалась не так проста, как хотелось бы, и предупреждения пастора были верны. Краска во многих местах облупилась, и оставалось лишь догадываться, что скрывалось за очередной прорехой. Надин пыталась не впадать в отчаяние, восстанавливая запись, вспоминая всё, чему учила её бабушка. И в какой-то

момент она почувствовала, что её направляют. Слова, как по волшебству, выстраивались в ровные ряды предложений, и оставалось их только записывать. Таинственный текст сам просился быть прочитанным, ластился к её тонким пальцам, которые порхали, проводя нужные линии, воссоздавая оригинал.

Странный шум в кабинете немного отвлекал, но Надин пыталась отстраниться от всего. Борткомпьютер был незаменимым помощником, который, облегчая работу, идентичные буквы восстанавливал сам. Вчитавшись в то, что у неё получилось, девушка неожиданно замерла и вскинула голову, ища глазами тулао.

С радостью увидев майора, она сорвалась с места и бросилась ему на шею. Умиротворение и покой, которые были так необходимы ей, она нашла в его объятиях. Заключив суровое лицо Тора в ладошки, с облегчением и нежностью смотрела ему в глаза.

-     Не оставляй меня больше, прошу, - взмолилась она и поцеловала мужчину, опешившего от такого странного порыва. Но сразу же зашипела, так и не насладившись желанным поцелуем. Тор легко провел по опухшей губе, на которой выступила кровь.

-     Что это? - удивился он, оглядываясь на Мурами, который тут же приблизился, осматривая девушку.

-     Это она сама, - заявил он, не собираясь брать чужую вину на себя. - До крови закусила губу, когда ей снился кошмар!

-     Надин? - вопросительно позвал майор. Но у неё не было ответа, а то, что было, не для посторонних ушей.

-     Бормс, ты отвлекаешь её от работы. А время на исходе! - гневно воскликнул император, у которого терпение могло лопнуть в любую секунду.

Он не понимал, почему жизнь его подданных оказалась в руках молодой землянки. От бессилия что-либо изменить, готов был возненавидеть девушку за её медлительность и нерасторопность. Вместо того чтобы самоотверженно искать пути спасения, она милуется с майором, который зверем смотрел на всех, собственнически прижимая её к себе.

Надин виновато опустила голову, вспоминая, что все от неё ждут результат. Она обратилась к тулао, который внимательно слушал пастора Петра, сидя с ним возле небольшого столика. Там же находился и Рональд. Юноша стоял возле иллюминатора, устремив взгляд в звёздные дали.

-     Тулао Орлан, можно вам задать вопрос?

Духовники замолчали, внимательно глядя на Надин. Набравшись смелости, она продолжила:

-     На каком языке читать заклинание?

-     Как на каком? - возмутился пастор. - На том, на каком оно написано.

-     Доля истины присутствует в ваших словах, но это решать самой Надин. Ведь мало прочесть, нужно вложить смысл и посыл в эти слова.

-     Я всё же настаиваю, что читать нужно так, как написано.

-     Лейтенант, ты всё восстановила и сможешь прочесть заклинание? - обрадованно уточнил император, которому было безразлично на каком языке будет читать девушка, хоть на уртаинском.

-     Да, я всё сделала.

-     И что там написано? - тихо спросил Рональд, приближаясь к столу.

-     Изгнание демона, - неуверенно ответила Надин, глядя, как он осторожно провел рукой по изображению картины.

-     Нет, - неожиданно жёстко произнес он, - полностью прочти. От начала до конца.

Надин нахмурилась, вернулась к столу и села в кресло, чтобы взять выданный ей

компарион. Недоверие со стороны Рональда было столь привычно, что её это уже нисколько не удивляло. Ей хотелось доказать ему, что он не прав и опять ошибся на её счёт. Она не бесполезна и у нее есть способности, пусть не сверхъестественные, а самые обычные. Она начала зачитывать вслух перевод, с превосходством поглядывая на замершего напротив парня.

-     Я заклинаю тебя, нечистый дух, - вдумчиво вчитывалась в замысловатый и очень сложный текст, с трудом улавливая суть заклинания. Император, как и все собравшиеся, с трудом пытался вникнуть в таинство заклятия. По недоумённым лицам присутствующих он понял, что не один такой недогадливый. А между тем Надин старательно читала заключительную часть заклинания:

-... этим знаком святого креста Еоспода нашего Иисуса Христа: Иже с Отцом и Святым Духом, живущий и царствует один Бог, во веки веков. А также с вами. Аминь.

Юноша прикрыл глаза, слушая звонкий голос девушки, а когда она закончила, покачал головой, заявив:

-     Набор слов. Не действует. Читай, как написано, не переводи.

-     Что? - не поняла его девушка.

Она ещё не успела перевести дух от первого прочтения, а её уже заставляли читать вновь.

-     Читай на том языке, на котором написано, говорю! - приказал ей Рональд, вновь закрывая глаза.

-     Надин, сделай, как он просит. Пастор, подойдите к нам, - попросил тулао. Приблизившись к столу, он с любопытством рассматривал замершего Рональда.

-     Да, в нём есть демоническая сущность, и она подскажет нам, - присоединился к просьбе пастор Пётр, вставая по другую руку от юноши.

Все присутствующие замерли в ожидании. Девушка, тяжело вздохнув, вновь взялась за компарион. Открыла оригинальный текст и начала читать, вспоминая, как правильно произносится то или иное слово. Иногда она останавливалась, по нескольку раз перечитывая одно и то же, чувствуя себя школьницей у доски под прицелом всего класса.

Рональд, стиснув зубы и тяжело дыша, подался вперед и закрыл текст ладонью, останавливая ее.

-     Хватит, - прохрипел он.

Надин отшатнулась от него. Прежде, чем он зажмурился, увидела, как в серых глазах Рональда полыхнул красный огонь. Кажется, это заметила только она. Но отросшие чёрные когти рассмотрели все.

Пастор бережно усадил парня в кресло и подал свою чашку с недопитым настоем из лекарственных трав. Уже в который раз его удивил тулао, который, судя по всему, мог предсказывать события. Ведь это он настоял на том, чтобы принесли напиток, который хорошо восстанавливает силы, успокаивает и согревает.

А Рональду требовалось именно успокоиться.

-     Так, с этим разобрались, - по-деловому заговорил император. - Уводите своего воспитанника подальше, чтобы Надин смогла дочитать заклинание.

-     Не всё так просто, - остановил его пастор. - Заклинание действует на Рональда, потому что он был рядом с мессией.

Возникшая тишина привела девушку в ужас.

-     Откуда вы знаете? - спросил Тор. - Давайте проверим. Пусть Блюкер уйдёт, а Надин прочтет заклинание до конца.

-     Да, уведите его, - согласился с ним император.

-     Стойте, - просипел юноша и, пошатываясь, подошёл к столу. - Земля, нужна земля, пентаграмма и нож. Я видел, как должен быть проведён обряд. Тринадцать душ вокруг пентаграммы и кровь мессии. Нужен нож.

-     Какой нож? - раздосадовано поинтересовался император. - Какой ещё нож? Что ещё забыли?

-     Древний, ручка у него очень необычная, костяная, - объяснял Рональд, напряжённо вглядываясь в девушку, которая уже догадалась, о каком ноже он говорил.

-     У меня его нет! - выкрикнула она.

-     Он есть у меня, - заявил пастор Пётр, хищно улыбаясь. - Я же говорил, что в предсказании всё подробно описано. Для ритуала у меня всё готово. И земля, и пентаграмма, и нож.

Надин вскочила с кресла и обвиняюще вскричала:

-     Вы сговорились! Вы все здесь сговорились. Я не собираюсь умирать, понятно вам? Моя смерть не принесёт вам чуда! Его не будет! Только демона ещё больше разозлите!

-     Она права, её смерть не нужна. А вот всё остальное нам понадобится, - спокойно произнёс тулао.

Люгдив нетерпеливо уточнил, где нож. Пастор заверил, что все нужные атрибуты хранятся на спутнике и предложил туда переместиться. Но Надин категорически отказалась туда лететь. Майор молчал, оценивая ситуацию. Положение спас Рональд, удивив всех заявлением:

-     Нам нужна планета Земля. Ну, или то, что от неё осталось. Врата откроются только там. Откуда он пришел, туда и должен он вернуться.

Еенерал покачал головой, обратился к императору:

-     Но это невозможно! Это вражеская территория. Нам не пройти мимо их флота.

Люгдив прошёлся по кабинету, чувствуя, что уже готов взорваться.

-     Итак, подведём итоги, - как можно спокойнее произнёс он. - Нам нужна земля с вашей планеты Земля. Пастор, она у вас есть?

-     Нет, - тихо отозвался он.

-     Значит, нужно лететь к Солнцу, найти достаточно большой обломок и там провести обряд, чтобы не тратить время впустую. Или же собрать землю с того, что найдётся на орбите погибшей планеты, рассыпать на полу и провести обряд.

-     Я знал, что ты прозреешь, мой ученик, - с гордостью похвалил тулао императора. - Ты всегда был мастером складывать разрозненные осколки в единое целое.

-     Спасибо, учитель, но рано радоваться. Как мы туда попадем?

-     Можно попробовать на биофлаерах, - выдвинул предложение хранитель.

Пастор кивнул, соглашаясь с генералом, и задумчиво сказал:

-     Демон думает, что девушка на флагмане. Он стремится добраться сюда. Можно вести репортаж сразу на всю Империю о том, что мессия собирается провести ритуал изгнания у нас в церкви. А это даст нам время добраться до орбиты Земли.

-     Это немыслимо. Дайчерты базируются на четвёртой планете, они вас засекут.

-     Значит надо сделать так, чтобы демон бросил все силы в бой, а место для него мы выберем сами, - уверенно сказал тулао.

Тишина вновь была напряженной, похожей на тонкую нить, которая в любой момент могла лопнуть. Император прошёл к своему столу, задев майора плечом и даже не заметив этого. Бормс поморщился, но ничего не сказал. Он подошёл к Надин и сел в кресло, стоящее рядом с ней.

На душе у императора было тягостно, но всё это стоило сделать ради спасения мирных жителей: детей, женщин и стариков. И это была его обязанность, а не маленькой девушки, которая прибыла из прошлого. Он не имел права перекладывать на её плечи своё бремя. Взглянув в добрые глаза тулао, император получил молчаливое согласие.

-     Кто полетит? - тихо спросил Люгдив у пастора, который с облегчением выдохнул и стал перечислять братьев по вере, так же назвал Рональда и себя.

-     Ну а тринадцатой должна быть Джонс, - закончил он, настороженно посмотрев на девушку.

-     Хорошо, идите и готовьтесь к отлёту, сбор через десять минут, - отпустил всех император, приступая к своим прямым обязанностям. Ему предстояло написать приказ для главнокомандующего: бросить все силы на уничтожение флагманского корабля дайчертов, пока небольшой отряд будет скрытно прорываться на вражескую территорию.

Майор увёл Надин в их каюту, следом за ними кабинет покинули пастор с Рональдом, которым предстояло сделать несколько очень важных звонков. Остались лишь генерал и тулао рядом с императором. Два хранителя тела и души, неизменные слуги Люгдива, с которыми ему приходилось считаться.

-     Позвольте моему отряду доставить их к Солнечной системе, - попросил генерал. - Лучше Ветра никто не выполнил это задание. Он пилот экстра-класса империи.

Люгдив кивнул, вызывая секретаря.

-     Я могу тоже присоединиться... - напомнил о себе духовник.

-     Нет, - резко одёрнул его император, - нет, тулао Орлан. Нам с вами придётся играть на публику. Мы должны придать уверенность нашим подданным, и убедить врага в том, что мы не сломлены и не сдадимся. Пусть он обозлится, потеряет бдительность, сделает ошибку, которой мы обязательно воспользуемся.

-     Я понимаю, - прошептал Орлан, улыбнувшись императору. - Свет твоей души озарит империю и придаст сил каждому. Приумножатся они, и мы выстоим. Создатель неспроста направил к тебе свой дар. Мы должны правильно им распорядиться.

Император усмехнулся, с горечью признаваясь:

-     Вы мудры, учитель. Всё, что попадается к вам в руки, становится орудием во благо Создателя. Даже страшно порой бывает. Я ведь тоже одна из ваших марионеток?

-     Все мы вовлечены в игру, в которой нет победителей и проигравших. Только Создатель един и вечен.

Было очень страшно закрыть глаза и отрешиться от всего. Надин била мелкая дрожь. Она

не понимала, как так всё вывернулось. Почему её мнение перестало интересовать всех, кроме майора. Но и он сейчас стоял к ней спиной, о чём-то глубоко задумавшись, словно решая важные для себя вопросы. Надин до ужаса боялась встретиться лицом к лицу с демоном. Одно дело сон, в котором, как уверял Дон, всё неправда, всё вымысел и обман, а совсем другое увидеть его вживую.

Не хотелось никуда лететь и, уж тем более, участвовать в ритуале. Не выдержав напряжения, соскочила с кровати и направилась к двери, но её окликнул майор:

-     Не ходи! Они уже всё равно всё решили. Мы должны выполнить задуманное. У нас с тобой нет другого выхода.

-     Они меня решили убить! Как я могу с этим смириться? Как?! - закричала, подскочив к мужчине. - Они все сумасшедшие! Они сами не понимаю, что предлагают!

-     Мы найдем выход. Поверь, нас много. Мы справимся, если не будем сомневаться в своих силах. Тулао не дал согласие на твоё жертвоприношение.

-     Его там с нами не будет! Понимаешь? Мы одни против двенадцати фанатиков! Что им до слов тулао!

-     Я думаю над этим. С нами полетят хранители.

-     Я не верю никому. Тот же Ветер на меня очень странно смотрит. Я его боюсь.

-     Да, я заметил, - пробормотал майор, увлекая её к кровати. Присев на неё, усадил Надин к себе на колени.

-     Главное, правильно произнести слова. Вот над чем ты должна сейчас думать. В этом твоя главная задача.

-     Нет, не только! Чёрт! - ругалась девушка. - Нужна моя кровь, ты же сам слышал.

Майор кивнул.

-     Да, слышал, - прошептал он, не зная, как успокоить взвинченную девушку. - Но нужна просто кровь.

Надин была с ним не согласна и уже раскрыла рот, чтобы продолжить возмущаться, но неожиданно вспомнила слова тулао.

-     Достаточно одной капли! - осенило её. - Точно! Тогда тоже капли хватило!

Майор потребовал объяснить, и девушка подробно рассказала о том, как был вызван

демон. Как всего одна капля крови открыла для него врата.

-     Ну вот, видишь! Не всё так плохо, - обрадовался Тор, у которого гора упала с плеч. Он реально оценивал свои шансы и понимал, что против двух хранителей продержится минут десять, да и то, если они не будут бить в полную силу.

Надин, принимая решение мужчины, тяжело вздохнула и уткнулась ему в плечо. Возможно, он был прав, и нужно было смириться с судьбой. Но она не хотела отказываться от своего кусочка личного счастья.

Томительные десять минут прошли и борткомпьютер пригласил их в ангар. Надин шла, с трудом переставляя ноги. Как ни пытался её успокоить Тор, страх всё же не отпускал. Она не могла представить того, что ей предстоит. Встав на платформу, больше не смотрела по сторонам. Ей стали безразличны роботы, механизмы, другие удивительные вещи, мимо которых они пролетали.

Безропотно подчинилась, когда майор усадил её в кресло и застегнул ремни безопасности. Лишь вяло поинтересовалась, почему они сели на звездолёт хранителей, а не в биофлаеры, как планировалось изначально. Но её заверили, что так будет лучше, и она откинулась на спинку кресла, отрешённо глядя в иллюминатор. Почувствовала, что рядом с ней сел Тор. Слышала, как беседуют мужчины. С удивлением поняла, что в этом мире её всегда окружали только мужчины, и лишь однажды она встретилась с женщиной. Но об этом вспоминать не хотелось.

Теперь ей стало понятно, почему она так и не смогла ни с кем по-настоящему подружиться. В этом мире она не должна ни к кому привязываться. Её судьбу предрешили с рождения. Закрыв глаза, хотела задремать, но крепкая рука ухватила её за плечо и резко дёрнула.

-     Не спи! - рявкнул на неё Рональд.

-     Отпусти её, - приказал майор и в его руке блеснул нож. В салоне все замолчали, напряжённо следя за разворачивающейся перед ними сценой.

-     Ей нельзя спать! - прошипел парень, но был остановлен не менее злым шепотом:

-     С тобой? Безусловно! А рядом со мной она может делать всё, что захочет.

Надин усмехнулась и демонстративно закрыла глаза, пытаясь не кривиться от боли,

которую причиняли сильные пальцы.

Тор оттолкнул парня. Пастор, заметив зарождающийся конфликт, попросил Рональда подойти к нему и что-то тихо сказал. Надин положила голову майору на плечо и расслабилась. Она больше не собиралась слушаться ничьих глупых приказов, и так вся её жизнь была сплошным подчинением чьей-то злой воле.

К ним подошел пастор Пётр.

-     Майор Бормс, позвольте с вами обсудить некоторые моменты ритуала. Вы, как я понимаю, против его проведения. Я боюсь, что вам что-то может показаться странным, и вы, не разобравшись в происходящем, кинетесь к возлюбленной и нарушите течение ритуала. Поэтому, давайте, я обрисую вам всё, что мы будем делать, когда прилетим.

Удивительно приятно было услышать то, как назвал ее пастор - возлюбленная. А ведь он прав. Надин чувствовала, что майор её любит и боится за неё. Ради неё он был готов на любые безумства, что доказал нож, которым он угрожал Рональду. И она сама чувствовала к мужчине не просто привязанность, а нечто гораздо большее. Без него ей даже дышать было трудно. А рядом с ним её укрывало спокойствие, она грелась в лучах любви, которая светилась в его глазах.

-     Мы начертим пентаграмму, встанем по кругу, а Надин будет в центре. Так мы её защитим, если вдруг появится демон. Девушка будет читать заклинание, и мы вместе с ней.

А затем потребуется жертва - кровь мессии. Для этого и нужен нож.

Надин боялась открыть глаза и выдать то, что она не спит, а внимательно слушает, о чём говорил пастор. И она ждала, что ответит ему майор.

-     Вам будет остаточно и одной капли. Но меня интересует, как вы собираетесь эту каплю добыть?

-     А в чём сложность? - удивился пастор.

Майор усмехнулся.

-     Если вы выберете маленький обломок, то там не будет почти никакого притяжения, - стал разъяснять Тор, видя, что пастор совершенно не продумал этого нюанса. А может он это знал, но преследовал иную цель? - Там нет воздуха. Повредив целостность скафандра, вы навредите Надин. Так что кровь возьмёте сейчас, пока мы в звездолёте.

Стальные нотки в голосе Тора не допускали возражений и Надин поняла, что всё больше влюбляется в этого неподражаемого мужчину. Открыв глаза, она потянулась к нему и, не обращая ни на кого внимания, поцеловала в щёку.

Мужчина, чуть сдвинув брови, настороженно посмотрел на неё. Но Надин не собиралась ему ничего объяснять. Расслабленно села в кресле и опять прикрыла глаза.

Пастор шумно перевёл дыхание и продолжил говорить, уже не пытаясь приглушить голос:

-     Но если там нет притяжения, то капля не упадёт и ритуал останется незавершённым!

Вдруг девушку обдало холодом, и она увидела странную картину. Окровавленный нож

падает вниз из разжавшейся руки, одетой в серебристую перчатку лётного скафандра.

Резко дёрнувшись, она выпрямилась, тяжело дыша.

-     Надин? - обеспокоенно позвал Торстен.

Стряхнув с себя оцепенение, она постаралась выровнять дыхание и попыталась улыбкой успокоить майора. Только вот его не так просто обмануть. Но он не стал настаивать на объяснениях, понимая, что она ничего не расскажет в присутствии пастора. Поэтому молча смотрел, как Надин откинулась на спинку кресла и руками вцепилась в сидение, пытаясь скрыть то, что они дрожат.

-     Внимание! Пассажирам сесть на свои места и пристегнуться. Звездолёт готов к прыжку, - мягкий механический голос заставил Надин напрячься.

Теоретических знаний о прыжках в голове было очень много, но ей еще ни разу не приходилось испытать их на себе. С перегрузками майор её познакомил, и их она не боялась. А сейчас стало страшно. В академии Дон заботился о состоянии своего пилота, здесь же никому не было дела до её переживаний.

Все вели себя очень спокойно. Ведь они не первый раз совершают такие прыжки, для них это привычное дело. Звездолёт слегка завибрировал, включая двигатели на полную мощь, и Надин почувствовала мощный рывок, который вжал её в спинку кресла. Возникли очень неприятные ощущения, и она поняла, что её тошнит. Через несколько секунд звездолёт очень резко стал гасить скорость, и плавно остановился. Чтобы сдержать в себе то, чем она успела перекусить на имперском флагмане, девушка сцепила зубы, постаралась пореже дышать и стала смотреть в иллюминатор. Там она увидела знакомую, желтоватого цвета планету с большим темным пятном по центру.

Сердце радостно забилось в груди, когда Надин поняла, что они прилетели! Она с жадностью стала рассматриваться всё, что попало в поле зрения, но узнаваемого больше ничего не было. Всё тот же бескрайний космос и холодные звёзды.

-     А где Солнце? - встревоженно спросила она майора.

Ответил за него пастор:

-     Оно с другой стороны, дитя.

Надин оглянулась на него, не понимая, чему он так радостно улыбался.

-     Всем оставаться на своих местах. Нас не заметили. Будем надеяться, что и не заметят, - уже другой голос раздался из динамиков.

Торстен взял ладонь Надин и поцеловал ей пальцы. Вздохнув, он обратился к пастору:

-     Найдите, во что можно набрать крови. Думаю, у медиков найдётся что-нибудь.

-     Да, да, - закивал пастор, передавая сообщение своим братьям по вере.

Через несколько минут возле неё собрались пастор и двое помощников. Девушка попыталась вырвать свою ладонь из руки майора, но он успокаивающе говорил, чтобы она воспринимала всё, как сдачу крови на анализ. Надин понимала, что ведёт себя по-детски, но ей было не по себе. А когда пастор протянул к ней прибор, которым Фридман не раз брал у неё кровь на пробы, не выдержала и потребовала у пастора нож.

-     Зачем нож? - удивился старец. - Будет не больно, уверяю тебя, дитя.

-     Нет, я сама должна сделать это ножом, а не вы и не этим, - пробурчала, понимая, что лучше самой дать то, что от неё требуют, чем это сделают без её согласия.

Вот только, когда ей протянули нож, засомневалась в своём решении. Она помнила, какое острое у него лезвие. Как и тогда, провела подушечкой указательного пальца по кромке ножа и ахнула, почувствовав болезненный порез.

Нож зловеще блеснул, а Надин старательно стала размазывать кровь, пытаясь заставить его больше не блестеть.

Мужчины не сразу заметили, что она не в себе. Майор перехватил руку Надин и отобрал нож. Он хотел его вытереть, но Надин закричала, чтобы ничего не трогали.

-     Что с тобой? - забеспокоился Тор, помогая пастору собрать немного крови в пробирку.

Он удерживал тонкое запястье, с тревогой отмечая, как девушка побледнела.

-     Кровь должна быть на ноже, я это видела.

Пастор замер, прижав к груди пробирку, а Бормс аккуратно заклеил ранку заживляющим пластырем.

Она смотрела на майора и видела, как сильно он устал и был на пределе своих сил.

Когда он последний раз спал? А все из-за неё.

-     Да! Она права.

Пастор обернулся к Рональду, тот внимательно смотрел на нож и рассуждал:

-     Крови на кинжале, должно быть достаточно, чтобы открыть врата.

-     Ты уверен? - спросил Торстен и получил в ответ утвердительный кивок головы.

Девушка слушала мужчин, и ей казалось, что всё это происходит не с ней. Не она сейчас

сидела, рассматривая повязку на пальце. Не ей предстоит провести ритуал изгнания. Не её могут убить в любой момент. Нереальность происходящего не давала отделаться от мысли, что всё это только сон и не более. Стоит ей захотеть, она проснётся. Но боль в пальце развеивала сомнения. Это реальность. Реальность, в которой ей отведена очень важная роль. И девушка должна была с достоинством вынести всё ради мужчины, который сидел рядом с ней. Она не могла подвести его.

Торстен знал, что Ветер справится и доставит их незамеченными, несмотря на то, что Марс сейчас был на минимальном расстоянии от обломков планеты землян.

-     Как интересно, - пробормотал хранитель, рассматривая голокарту системы.

Тор дёрнулся, озабоченно всматриваясь в то, что так заинтересовало Ветра. Он проводил почти прямую линию, в которую выстраивались планеты Солнечной системы.

-     Грандиозное событие для этой системы, а никто об этом не знает, - с горечью заметил хранитель.

Надин смотрела на карту и не понимала, что так привлекло мужчин. Только пастор радостно улыбнулся и с придыханием прошептал:

-     Парад планет. Как удачно! Говорят, в это время происходят удивительные события.

-     Не всегда хорошие, - вспомнила девушка.

Много разных историй было про парад планет. Это событие в её время несло негативную составляющую. Люди боялись страшных последствий этого явления.

Надин с тревогой всматривалась в иллюминатор в надежде увидеть свою Землю. Но то, что она увидела, привело её в шок. Планеты не было. В космосе плыли обломки разной величины. Мужчины переговаривались, ища оптимальную площадку для высадки и корректируя свои действия.

Надин вздрогнула, почувствовав за своей спиной чужое присутствие. Быстро стерев слёзы, хотела развернуться, но замерла, услышав тихий шёпот Рональда:

-     Вот ты и вернулась домой.

Кивнув, решила не поворачиваться и не ссориться с ним. Она устала от агрессии. Хотелось поскорее всё сделать, чтобы от неё, наконец-то, отстали.

-     Я хотел тебе сказать... Всё это время хотел сказать, но удачного момента не выпадало. Я... Ты - чудо! Ты маленькое чудо, которое ворвалось в мою жизнь.

Надин удивлённо замерла, не веря своим ушам.

-     Благодарю тебя за то, что ты появилась, яркая звёздочка.

-     Ты заболел? - решилась уточнить, не понимая, что происходит. Откуда вдруг такие перемены?

Рональд усмехнулся, прикрывая глаза.

-     Да, заболел, - пробормотал он, отступая, и чуть тише добавил, - тобой.

Надин развернулась и с удивлением посмотрела на Рональда, который уже стоял возле голокарты вместе с остальными, словно он только что не стоял за её спиной. Беспокойство отразилось на её лице, его заметил Бормс, подходя к ней.

-     Всё хорошо? - уточнил он, а Надин, уже в который раз дала себе мысленный подзатыльник, что из-за неё Тор опять волнуется.

-     Да, - попыталась она успокоить своего мужчину, приложив ладошку к его груди. - Просто до последнего не верила, что Земля уничтожена.

-     Я понимаю тебя.

Он не мог себе представить, как бы себя чувствовал, увидев, что от его родной планеты практически ничего не осталось.

-     Прости меня, - прошептала девушка, уткнувшись ему в грудь.

-     За что? - удивился Тор, привычно зарываясь пальцами в рыжий шёлк спутанных волос.

-     Совсем тебя довела. Ты плохо выглядишь, - прошептала девушка. - Тебе бы поспать не помешает.

-     Нет времени, - небрежно ответил майор, благодарно улыбаясь девушке.

Но она не видела его улыбки. Сильно прижавшись к мужчине, утопала в его запахе, впитывала тепло крепкого тела.

-     Майор! - громкий крик пастора заставил их отстраниться друг от друга. Надин закусила губу, отворачиваясь к иллюминатору, но Бормс не дал этого сделать, украв с её губ поцелуй, неожиданный и бесшабашный, дразнящий и вместе с тем полный признания в любви. Обвив руками шею майора, ответила на поцелуй, приоткрывая рот, чтобы застонать от удовольствия. Тор перебирал её волосы, от чего девушка млела, привставая на носочки.

Деликатное покашливание всё испортило, но девушка всё же была благодарна пастору. Она понимала, как это эгоистично с её стороны - желать заполучить майора в своё полное пользование, наплевав на всех остальных.

Тор легко поцеловал её напоследок и вернулся к делам, а Надин развернулась, наконец, к иллюминатору, прижимая пальцы к губам и радостно улыбаясь. Она уткнулась лбом в холодную прозрачную поверхность и попыталась успокоиться.

Майор сумел вернуть ей расположение духа, и очень хотелось подольше продержаться в приподнятом настроении на одном только поцелуе.

Мужчинам потребовалось достаточно много времени, прежде чем они объявили, чтобы она заняла своё место и пристегнулась.

После долгих расчетов был выбран не самый крупный обломок планеты. Но он был привлекателен тем, что располагался в слепой зоне для наблюдательных систем дайчертов. Мужчин беспокоило близкое соседство с планетой Марс, где располагалась их база.

Надин села в кресло, место рядом занял Бормс, пристёгивая ремни. Девушка со страхом следила, как звездолёт легко маневрирует среди небольших, но опасных астероидов. Тор всё время держал её за руку, объясняя, что Ветер - сын своего отца. Вся его семья славится виртуозными пилотами. С детства хранителю прочили успешное будущее на этом поприще, и он не разочаровал родственников, приумножая славу их семьи.

После разрешения отстегнуть ремни, они пошли одевать скафандры. Бормс помог девушке и сам ловко облачился. К ним присоединились и остальные члены небольшого отряда. Хранители открыли люк и первыми ступили на астероид, держа оружие наизготовку.

Служители второго пришествия неуклюжими пингвинами, покачиваясь с боку на бок, спускались по трапу, совершенно неготовые к таким условиям. Надин мысленно поблагодарила майора за то, что гонял её в академии. Теперь она не боялась опозориться и сноровисто спустилась на поверхность.

-     Отличное место! - раздался голос пастора в динамиках. Его диалоговое окошко вспыхнуло, привлекая к себе внимание.

Она осмотрела серую каменистую поверхность немаленького плато, испещрённого небольшими кратерами. Огромные каменные стены поднимались ввысь хищными клыками. Ей показалось, что она оказалась на точно таком же астероиде, с которого её забрал Торстен.

-     Не тратьте время и кислород, - ответил ему напряжённый Ветер. - Скоро мы выйдем из слепой зоны, и нас будет видно как на ладони.

Начертить довольно больную пентаграмму при очень маленькой силе тяжести оказалось не так уж и просто, как это предполагал пастор. Рональду пришлось помочь ему. Надин держалась ближе к майору, следила за подготовкой к ритуалу, вспоминая, как это делали девушки. Те же неровные линии, кривые углы. И если в прошлом это вызывало улыбку, то сейчас Надин чувствовала глухую тоску и чувство вины.

-     Быстрее, пастор. Император передал, что повелитель дайчертов разгадал наш план и сейчас летит сюда.

Услышав страшную новость, девушка дрожащими руками достала компарион и вывела на экран заклинание. Рональд закончил чертить круг и позвал её.

-     Где нож? - нервно спросила она у пастора.

-     Да-да, сейчас, - закопошился тот, пытаясь достать антиквариат. Как только Надин увидела нож, тут же схватила его и аккуратно шагнула в самый центр пентаграммы. Всё должно закончиться там, где началось.

Служители церкви с помощью хранителей встали на колени вокруг пентаграммы и достали компарионы.

-     Начинаем! - сказал пастор, но она его не услышала, потому что увидела легко ступающий тёмный силуэт. И ей не надо было говорить, кто это. Свой кошмар она узнала бы из тысячи и без разницы, во что он был бы одет.

-     Я не опоздал на вечеринку? - насмешливо уточнил Велизар, шутливо отвесив поклон.

-     Огонь! - тут же скомандовал Ветер, и они с Болтуном прыгнули в разные стороны, одновременно стреляя по демону. Из-за низкой силы тяжести хранители почти взлетели и

сверху поливали противника огнём из бластеров. Но Велизар ловко и быстро передвигался, каким-то чудом уклоняясь от смертоносных лучей и неумолимо приближаясь к девушке. Надин не могла отвести взгляд от чёрного скафандра с золотистыми нашивками на груди, с защитным непроницаемым стеклом шлема, закрывающего лицо. Ей казалось, что она видит соблазнительную улыбку и пронзительные чёрные глаза, манящие к себе.

-     Читай! - в отчаянии приказывал пастор.

Но её била дрожь от страха. Она видела, как чёрные силуэты стали появляться то тут, то там, окружая их. Ветер и Болтун теперь были вынуждены сражаться сразу с десятком дайчертов во главе с демоном.

-     Читай! - закричал Рональд и, прыгнув к ней, встряхнул за плечи. - Ну же, мессия, читай!

Надин моргнула, кивнула и подняла компарион, с трудом различая строчки. От страха буквы расплывались перед глазами. Очень хотелось бросить всё и сбежать.

Она пыталась не смотреть, как майор, совершая невероятные прыжки, бьётся не на жизнь, а на смерть с дайчертами, не давая им приблизиться к двенадцати служителям, замершим на коленях и готовым вторить ей.

Надин перевела взгляда на Рональда, который переключил защитное стекло, делая его прозрачным, и продолжал шептать ей, как заклинание:

-     Соберись, Надин, соберись. Слышишь меня?

-     Сладкая моя жертва, - позвал её демон, от чего пальцы рук ослабли, в груди вновь стало очень жарко, и казалось очень странным то, что она стоит одна, а не рядом с самым соблазнительным мужчиной во Вселенной.

Она уже почти сделала шаг ему навстречу, но крепкие руки удержали её за плечи.

-     Очнись, Надин!

-     Братья мои, приступаем к чтению, - скомандовал пастор, не дожидаясь, пока девушка придёт в себя.

Тор, отстреливая дайчертов, громко крикнул:

-     Принцесса, читай!

Надин встрепенулась, услышав любимый голос. Сбросила с себя странную слабость и, подняв компарион, приступила к чтению слабым, чуть сбивающимся, голосом.

Рональд с облегчением вздохнул, развернулся и пошёл навстречу судьбе. Только у него были силы противостоять отцу, и он готов был встретиться с ним лицом к лицу. В душе не было больше страха, только светлое чувство, которое зародила в нём маленькая рыжая ведьмочка. Пусть она даже и не догадывается о своей волшебной силе, но она у неё была. Рональд чувствовал, что обязан удержать демона, пока мелодичный, чуть дрожащий голос читает заклинание.

Чем больше читала Надин, тем сильнее странная тяжесть наваливалась на неё. В груди что-то нестерпимо жгло, не давая сосредоточиться.

-     У тебя всё получится, любимая, - тихий шёпот и объятия Дона были чудом, о котором она не могла и мечтать.

Надин вскинула голову, сквозь слёзы радостно улыбаясь.

«Ты жив!» - мысленно воскликнула она.

Но тихий смех был полон горечи и грусти.

-     Я никогда не был живым. А сейчас тем более, - тихо ответил он.

Девушку обдало холодом, и отчаяние затопило душу.

-     Надин, не останавливайся! - кричал ей пастор, но она никого не слышала.

-     Я хотел тебя спасти. Но я не всесилен, любовь моя. Читай, я помогу! - шептал Дон, и она с трудом подняла руку с зажатым в ней компарионом.

Прочистив горло, Надин начала читать заклинание с самого начала, слушая подсказки Дона.

Она больше не отвлекалась и не видела, как Рональд сцепился с повелителем и тот, как будто забавляясь, наносит сыну несколько быстрых ударов. Медленно, как в замедленной съёмке, парень падает спиной на россыпь острых, как бритва камней. Лёгкий лётный скафандр рвётся на плече и из разрыва выплёскивается фонтанчик крови, мгновенно замерзающий на космическом холоде. Пытаясь встать, Рональд сильно порезал перчатки и руки. Велизар прыгает к сыну и кулаком пытается разбить защитное стекло его шлема. Неожиданно мощным ударом парень отбросил отца. Вскочив на ноги, он трансформировался и отрастил когти, которые пропороли перчатки. Несмотря на повреждённый скафандр, продолжил бой. Велизар тоже изменил форму, раздался в плечах, стал выше. Его скафандр подстроился под новые размеры.

А на майора накинулись сразу три огромных дайчерта. Бормс отбивался изо всех сил. Но они явно были неравными.

Надин, читая заклинание, слышала себя и хор мужских голосов, которые всё повторяли за ней слово в слово. А еще был тихий шепот Дона и ощущение его присутствия за спиной. И вдруг к ним присоединился её самый любимый, самый родной голос, который почти каждый день рассказывал сказки, даже когда она выросла. Бабушка любила сидеть на краю кровати рядом с Надин и делиться с внучкой удивительными историями, пока та не засыпала.

-     Аминь! - торжественно закончили они. Крепко держа в руках нож, она мягко упала на колени, собираясь воткнуть его в землю, как вдруг сильная боль обожгла её грудь, перехватывая дыхание. В глазах потемнело, и она стала задыхаться. От слабости, внезапно охватившей её, медленно завалилась набок, подняв облачко пыли.

-     Нет! - оглушительно закричали сразу несколько голосов, сливаясь с воем аварийной системы жизнеобеспечения скафандра, которая моментально залатала дыру от выстрела и наполнила шлем воздухом.

От слабости кружилась голова, и во рту появился привкус крови, но Надин не собиралась сдаваться. Собрав остаток сил, она вонзила нож в центр пентаграммы. От резкого движения её слегка подбросило вверх, и она попыталась сесть, опираясь на руку. Подняв голову, недалеко от себя увидела майора, погребённого под телами нескольких дайчертов. Они с трудом удерживали его, а над ними возвышался дайчерт со странными знаками на груди и рукаве.

Он медленно опустил бластер и наклонил голову набок, словно оценивая, выстрелить в девушку ещё раз или с неё достаточно. Рука у Надин подвернулась, и она упала, свернувшись калачиком. В груди разгоралась неимоверная боль, потревоженная падением. Тихо всхлипывая и с трудом дыша, смотрела на то, как дайчерты легко сминают их сопротивление. Ну почему ничего не получилось?! Ведь всё сделано точно так, как написано в пророчестве. Неужели всё было напрасно?

Вот Велизар в очередной раз отшвырнул от себя Рональда. Тот упал спиной на каменный выступ и затих. Хранители продолжали неравный бой. Священники молились слаженным хором, продолжая читать заклинание.

-     Ангелочек, постарайся еще раз, - прошелестел голос бабушки.

Надин тяжело перевернулась на спину, глядя, как лучи Солнца осторожно выглядывают один за другим из-за огромного астероида. Она понимала, что умирает, жаль только, что так глупо и бесполезно.

-     Ангелочек, пожалуйста... - просила её бабушка.

С трудом вздохнув, закрыла глаза и тихо зашептала, едва размыкая губы. Рот постепенно наполнялся кровью. Слова заклинании срывались с языка вместе с каплями крови, а Надин мысленно устремилась к Создателю. Она молилась ему, единственному, кто в силах был хоть что-то изменить, и искренне просила избавить этот мир от демона и его приспешников.

-     Аминь, - выдохнула, раскрывая глаза. Рядом с ней на корточках сидел Велизар и внимательно смотрел на неё через прозрачное защитное стекло шлема. Его губы изгибались в ядовитой улыбке.

-     Не получается? Тебя никто не слышит? А знаешь, почему? - издевательски спросил он у еле дышащей девушки. - Потому что ты - моя! Ты потеряна для Света.

-     Нет! - с трудом выдохнула Надин, чувствуя, что он лжёт. - Я никогда не буду твоей.

-     Уже, - заверил Велизар, легко поднимая её на руки. - Осталась лишь самая малость. Продолжить то, на чём нас постоянно прерывали.

Девушка судорожно вздохнула. Ужас лишил её последних сил. Тяжёлые веки смокнулись, погружая сознание во тьму.