-            Кто тут?

Конечно, он боится, что у него заберут его сокровище. И потому всегда начеку.

Правильно боится: я тот, кто за ним пришел!

Райдер вернулся к себе, слуги удалились, и я, наконец, прислушался к окончанию разговора.

-            Поверьте, сейчас Айонель ничего не угрожает. Вообще ничего! Вспомните, я ведь ни разу не ошибалась... И, если сейчас вы выдержите это испытание, то, когда все изменится, это будет шанс спасти ее от большего зла, а вас от горя. Так что, прошу вас, дайте ей свободу! Ослабьте опеку. Сейчас ей ничего не грозит.

-            Хорошо... - недовольно проворчал Райдер. - Я тебе поверю...

Эта таинственная гостья уломала дракона! Да... кажется, я был о нем лучшего мнения.

Я хмыкнул. Так ничего и не грозит? Кажется, эта гостья на этот раз сильно ошибается. Ну, пусть она уверит родителей в полной безопасности дочки. Мне это только на руку.

Судя по шуму, они поднялись с кресел, провожая гостью.

Хозяин сухо попрощался и быстро ушел, сославшись на неотложные дела. Иол отвлекли вопросами служанки.

Гостья, остановившись прямо около двери библиотеки, насмешливо произнесла:

-            Дичь надо выбирать с осторожностью - не дай Свет, вдруг поймаешь.

В первый момент я решил, что ослышался.

Она что, обо мне знала? Я прижался к двери, холодно оценивая и рассчитывая последовательность действий в случае, если гостья поднимет шум и привлечет хозяев. Которые, непонятным образом, ее слов не услышали.

Иол так же спокойно давала указания служанкам, Райдера на этаже уже не было. Так что, закончив с распоряжениями, хозяйка повела гостью дальше по коридору к лестнице:

-            Хиль, останься на ужин... - предложила императрица.

-            Не могу,ты же знаешь, ни капли времени... - буквально отмахнулась Хиль.

-            Да-а, а жаль, ты еще не видела Айон.

Беседуя, они подошли к лестнице и начали спускаться.

-            Все впереди, - усмехнулась странная гостья. - Если что,ты знаешь, я всегда рядом.

-            Знаю... - устало отозвалась Иол.

Дальше я не слушал.

Зацепив якорь в библиотеке, быстро вернулся к себе, обдумывая услышанное.

Как она могла меня обнаружить? Я ведь сделал все возможное, чтобы скрыть себя, даже Райдер ничего не заметил.

И вообще... что за странную эльфийку они привечают?

Айонель

В общем, учитель попался мне хороший. Уроки были интересные. Особенно, когда он начинал что-то рассказывать. Почти сразу для себя отметила: если задавать ему дельные вопросы, то он бросает опрос по пройденному материалу и начинает рассказывать что-то такое, чего я до этого никогда не слышала.

Да, я немного манипулировала им, но как ещё мне узнать то, о чем никто при мне не говорит?

Не отрывая глаз от свитка со странными письменами, учитель спросил:

-            Итак, что создал великий алхимик Чарод?

Я послушно ответила:

-            Множество жизненно важных зелий. Особенно прославился знанием о влиянии веществ на магические сущности. И созданием порошка сна, влияющего даже на драконов...

-            Не созданием, а направлением в науке, - не отрывая глаз от свитка, рассеянно отозвался Черешен, - порошок так и не создали, но многие маги работают над этим до сих пор,так что все впереди. А его трактат так и назывался «Влияние веществ на неподвижные магические свойства живых существ»...

-            Создали... - печально вздохнула я, вспоминая, как его использовал на мне Игнир. - Уже точно создали...

-            Ты так думаешь? - усмехнулся Черешен, наконец, отрывая взгляд от свитка и переводя его на меня. - Возможно, и так. Ну, а пока об этом никому неизвестно...

-            Сотня свидетелей его использования точно имеется, - сухо отозвалась я, отрешенно рассматривая перо в запачкацной чернилами руке. - Но знаете, раз начали о драконах... вы могли бы мне ответить, а куда они деваются? Не могут же их всех убивать. Есть такие сильные и умные, которые живут больше тысячи лет. Так куда деваются они?

Этот вопрос казался наивным только на первый взгляд. Мне хотелось узнать побольше о драконьей магии, а Черешен знал много того, что даже папа не рассказывал.

-            Куда деваются драконы? - подняв в удивлении брови, он вновь оторвался от своего свитка и, не скрывая недоумения, ответил: - Каменеют, конечно! Но их дух не погибает, он

присоединяется к остальным, таким же древним, самым умным и самым сильным...

Я слушала учителя и исподволь рассматривала грубые черты его лица. Наверно, хорошо, что он такой несимпатичный. Сейчас только такой учитель мог вызвать у меня доверие. Красивого я бы не приняла. Для этого было много причин. Ну, начать с той, что самый красивый из моих знакомых был... Игнир.

Учитель вдруг спросил:

-            Слышала ли ты о Драконьем острове, Айонель?

Я невозмутимо кивнула - не только слышала, но и была там... в качестве жертвы.

-            Так вот, когда дракон каменеет почти полностью, он переносится туда и окончательно превращается в камень. Но, как я сказал раньше, это не смерть, а переход в бестелесную форму.

-            Остров состоит из одних окаменевших драконов? - ахнула я. - Наверно, это просто легенда,так как тот остров громадный, ну не мог же он...

Учитель улыбнулся:

-            Конечно легенда. Считается, что их там около сотни.

-            Жуть... - я поежилась. - Наверно, это так страшно - каменеть...

Учитель устало пожал плечами:

-            Это происходит постепенно. Первым в камень превращается сердце. Дракон перестает ощущать вкус еды и питья, затем исчезают остальные чувства, природное любопытство. После каменеют конечности, тело,и последним камнем становится голова.

-            Это же жуткое наказание получается, - меня только что осенила ужасная мысль. - Вот представьте, они сначала каменеют душой, вы сами сказали об отмерших чувствах, то есть, когда тело становится камнем, душа уже давно пустая и холодная? И что же получатся, они там без смерти маются, холодные и равнодушные друг к; другу? Ужас просто!

Учитель после такого высказывания замер, пребывая в ступоре, словно всеми силами пытался понять, о чем я веду речь, но в расчетах у него что-то не сходилось.

Наконец Черешен отозвался:

-            Возможно, все так и есть... Но они не так бессильны, как можно подумать. Даже в состоянии бестелесной сущности они могут полноценно влиять на мир.

Я отмахнулась:

-            Тогда еще хуже... Так и не разобравшись с собой, с отмершими душами, они управляют теми, кто куда более нормальный, чем они? Спасите этот мир от подобного кошмара!

Черешен задумчиво поправил очки, потом безразлично отозвался:

-            Ну... есть разные мнения. Ты сейчас озвучила воззрение Светлых, а есть и другие... - спокойно свернув свиток со старинными письменами, Черешен сухо добавил: - А теперь вернемся к нашим зельям.

Я придвинулась к спинке кресла, переплела пальцы, устроив их на коленях, в деталях рассмотрев ногти на руках, смущенно спросила:

-            Вы столько знаете об этом. Это так странно. Ведь о каменных драконах и их омертвелых духах не каждый знает...

Это на самом деле было очень и очень странно. Обычно знания о драконах тщательно скрыты от посторонних, особенно от расы ушлых людей.

Но учитель только отмахнулся:

-            Это мелочи... Меня в свое время старый эльф обучил древнеэльфийскому. С трудом отыскав и прочитав на нем пару книг, я много чего узнал. Но этому не стоит придавать особого значения, все эти знания поверхностны и пользы не несут. Итак, продолжим...

Первые недели папа и мама, как орлы над птенцом, постоянно контролировали все мои занятия. Даже когда мы выходили с учителем на улицу, где он рассказывал мне о растениях и животных, то папа,то мама постоянно мелькали рядом. Вежливо здороваясь с учителем, благожелательно улыбаясь, они слушали разъяснения урока, потом уходили, сменяя друг друга, как караул.

Но потом, словно опомнившись, они резко оставили нас в покое, хотя я то и дело видела, как папа стоит у окна, сложив руки на груди, сопровождая каждое движение учителя холодным взглядом. Меня умиляло их желание защитить, и мысли не было жаловаться или возмущаться. Когда учитель отворачивался, я радостно махала папе рукой, вызывая у него улыбку, потом послушно отвечала на все вопросы Черешена.

Мы уже месяц изучали науки и, наконец, нашли золотую середину между моими крошечными познаниями и желанием учителя как можно больше знаний вложить мою голову. В общем, мне с ним было очень интересно. А то, что случилось чуть позже, окончательно поразило меня, в хорошем смысле.

Каждый месяц на остров приезжали торговцы.

Они разбивали шатер на полянке, неподалеку от пристани. И выкладывали свои товары на переносные столы, обтянутые рыжей дубленой кожей.

Не то что нам здесь было что-то нужно, но прогулка по рядам - приятное развлечение,тем более, что после появления здесь, острова я пока не покидала.

На этот раз я уговорила учителя отложить уроки до обеда и пройтись со мной на ярмарку.

-            Так это местный способ развлечься? - улыбаясь, сдержанно спросил он, шагая по тропинке рядом со мной.

Поправив невесомую розовую шаль из морского шелка, я пожала плечами.

-            Поца братья были здесь, такой проблемы вообще не было. С ними всегда интересно...

-            Братья? - учитель озадаченно поднял брови.

-            Да, они за неделю до вашего прибытия уплыли поступать в академию. Родители посчитали, что мальчишкам без этого никак нельзя.

Я поправила выбившийся локон. Служанка, приставленная ко мне мамой, не признавала простоты,так что, отправившись просто прогуляться, я была со сложной прической на голове, словно через час у нас будут гости.

-            А сколько у тебя братьев? - полминуты помолчав, спросил учитель.

-            Трое. И все старшие! - рассмеялась я. Почему-то упоминание о братьях сразу подняло мне настроение. Надежда, что скоро меня отправят к ним, грела сердце. - А цогда начнется прием в академию девочек, меня отправят туда же...

-            И это тебя радует? - с сомнением в голосе произнес Черешен.

Я радостно кивнула:

-            Еще бы... Эти академии в одном городе, столице эльфийского королевства. Конечно, вместе жить не получится, но там ведь есть выходные.

Черешен насмешливо прищурился и пошутил:

-            Даже странно, что ты по братьям так скучаешь. Больше похоже на то, что там у тебя жених...

Я весело покачала головой:

-            Нет. Они значат для меня куда больше, чем любой жених. И люблю я их больше. - Я ему ещё раз улыбнулась и прошла чуть вперед.

Там, на входе в шатер, как раз выставляли первые товары. Торговцы привезли яркие шелковые украшения, расшитые драгоценными камнями, меховые пледы и прочие дорогие вещи. Тут же стояли книги и свитки. Наборы красок и лекарств. Травы из далеких стран и экзотические ароматы.

Учитель, сложив руки за спиной, терпеливо брел мимо лавок за мной.

Ярмарка не произвела на меня никакого впечатления, единственное отличие от предыдущих было в том, что чуть подальше от входа и ближе к пристани, расположились торговцы птицами.

Но на это я спокойно смотреть не могла. Ненавижу клетки!

Я сразу направилась к ним, чтобы выкупить и отпустить птиц, но, внезапно опрокинув столы, давя ногами клетки и их несчастных обитателей, ко мне кинулись с десяток вооруженных мужчин.

Пока, распахнув глаза, я замерла в изумлении, Черешен вмиг затолкнул меня за свою огромную спину и ударил нападающих парализующей магией,так что они застыли в позах, в которых кинулись на меня...

Некоторые из них тяжело упали на траву, так как магический паралич застал их в прыжке, некоторые застыли в беге. Было жутко смотреть на оскаленные лица и с ненавистью смотрящие на меня глаза.

Я поморщилась и отвела взгляд.

-            Испугалась? - мягко поинтересовался учитель, деловито подняв эту парализованную толпу в воздух,и оставил их так там висеть в метре над землей, чтобы они не сверлили меня ненавидящими взглядами.

Я повернулась к нему и, не скрывая восхищения, произнесла:

-            Ух, ты... да вы просто мастер боевой магии. Я такого никогда не видела, примите мое самое сердечное признание вашего мастерства!

Учитель поклонился и скромно, между делом заметил:

-            Ну, этих мы оставим твоему отцу. Это его дело выяснить, как они смогли пробраться сюда через шесть уровней охраны.

Папа был уже рядом. Он холодно осмотрел нападавших, отдал страже приказ унести парализованных на допрос. Затем схватил меня за плечи:

-            Цела?

Я, улыбаясь, кивнула:

-            Так все стремительно случилось, я даже испугаться не успела...

Папа обратился к Черешену:

-            Не хотите стать телохранителем моей дочери? С дополнительной платой разумеется.

Наверно, это хорошо, что папочка без предисловий, в стиле Дика, всегда хватает быка за рога. Может, это у драконов общее? Надо спросить у Андриеля...

Черешен в ответ чопорно покачал головой:

-            В случае нападения я всегда приду на помощь ребенку, ученику... Это долг любого нормального человека. Так что дополнительные выплаты мне не нужны.

-            И все же? - прищурившись, протянул папа.

-            Нет, спасибо. - Черешен с достоинством поклонился и отошел помочь с упавшими клетками, в которых с ужасом бились птицы.

Проводив учителя взглядом, я прошептала:

-            Папа, кажется, ты его обидел своим предложением...

Папа со вздохом прижал меня к себе:

-            Это всего лишь игры, взрослые игры... Как жаль, что в них втянули и тебя.

Я не поняла, что он имел в виду, но, оторвавшись от него, направилась помогать учителю, освобождать птиц.

Уже дома, гораздо позже, обдумывая случившееся, поняла, что, живя по детской привычке «дома всегда тихо и безопасно», я непростительно расслабилась и позволила себе беззаботность. А это недопустимо.

ГЛАВА десятая

«Отдели смятение от его причины, смотри на само дело - и ты убедишься, что в любом из них нет ничего страшного, кроме самого страха». Сенека

Игнир

Это нападение, к которому я не имел ни малейшего отношения, случилось очень кстати. Айонель теперь смотрела на меня, доверчиво распахнув глаза, а ее папаша... Райдер перестал ходить за мной по пятам, хотя меня то и дело выворачивало от его подозрительного взгляда в спину.

Какова сила той самой таинственной Хиль, если она смогла так выдрессировать древнего дракона, что он доверил охрану драгоценной овечки первому встречному волку? Нет, не так, сильнейшему и злейшему волку, который от голода пойдет на все?

Я все больше подозревал, что он понял, кто я. Но почему даже не попытался уничтожить врага? Это понимание полностью выпадало из поля моей логики. Так что я и дальше играл в доброго учителя.

Закончив занятия и проводив Айонель, сел в кресло перед камином, наслаждаясь редким состоянием предвкушения. Накануне, с позволения хозяйки, я побывал в библиотеке, в которой нашел один древний свиток о драконницах, и сейчас желал драгоценную находку как следует изучить. Да, в здешней библиотеке было много ценных книг и свитков. Хотя это логично: при появлении столь неординарной дочери родители собрали всевозможные сведения о ней.

Мне тоже было очень интересно, что смогли узнать они...

Недавно поймал себя на том, что воспринимаю Райдера с супругой как единое целое. Это было дико и нелепо, совершенно непонятно и просто отвратительно, но... они ходили за ручку, улыбались друг другу и иногда обнимались по углам, поглощенные обсуждением чего-то важного. Это было настолько ненормально и отвратительно, что я брезгливо обходил их в такие моменты, поспешно удаляясь к себе.

В такие моменты я ссылался на плохое самочувствие,и служанка приносила ужин в мои апартаменты, избавляя меня от лицезрения жалкого безумия некогда великой фигуры этого мира.

При этом я не заметил у него никаких признаков драконьего окаменения, не иначе его жена знала какое-то эльфийское средство - другими причинами объяснить подобный феномен я не мог. Давно смирившись с этим фактом, недовольно осмотрел свои почти окаменевшие ноги. Древние драконы постепенно превращались в камень, и это аксиома, не требовавшая доказательств.

Прервав раздумья, вновь принялся за свиток. Но вдруг огромное зеркало в золотой раме, висевшее между двумя арочными окнами, внезапно потемнело. Из темного дыма выступила мерзкая рожа дракона с горящими огнем глазами.

Вот и гости пожаловали.

-            Чего тебе здесь надо, Бип? - раздраженно рявкнул я, приглушая звуки щитом.

-            Не Бип, а Биполом, - гневно отозвался гость в зеркале.

-            Мне плевать, хоть просто обломок, - с отвращением отозвался я. - Тебе здесь делать нечего. Она моя!

-            Светлую боишься? Она уже напугала нашего мальчика? Я слышал, она там у вас в замке часто шастает. Уже и до тебя добралась, судя по дрожи в коленках?

Не к месту вспомнились слова Айонель о том, что, покидая окаменевшее тело, духи драконов навсегда остаются в темной ненависти.

Да, они все там злобные ничтожества!

-            У меня есть план, и ты в него не входишь, - прорычал я, возвращая взгляд к свитку. - Сгинь!

-            И что же ты решил делать с драконницей, малыш? - вкрадчиво продолжил расспрашивать он. - Не хочешь с нами поделиться замыслами? Или добычей?

-            Тебя это не касается! Еще полезешь за моим, закупорю в кувшин. Драконница моя! - рявкнул я в сторону темного,и секунды не сомневаясь, чьих рук дело недавнее нападение на Айонель. Так легко миновать все уровни защиты Райдера простые люди не могли.

-            Ладно, ладно, живой дракон, - не скрывая зависти и злорадства, прошептал он, - я тебя понял! Позже сочтемся,тебе недолго осталось. Но, помни, мы ее ждем!

-            Брысь... - отозвался я и накинул на зеркало щит. К сожалению, они имели надо мной власть, так как, когда-то, девятьсот лет назад, я обратился к ним за магией. Проклятие драконов* на мне не сработало,и магия не спешила пробуждаться. А мне она ой как была нужна, по глупости я пошел к ним на поклон.

*Подробно об этом в первых книгах.

Если бы мне тогда кто сказал, как дорого это обойдется, я бы ни за что не согласился на столь опрометчивый шаг, но, увы, никого настолько умного, чтобы предупредить, рядом не оказалось. И теперь я то и дело им служил.

Но дело даже не в этом. Более мерзких, дышащих ненавистью и ядом существ не найти. Даже простое общение с ними причиняло немалый вред, приводя в исступление, усиливая ненависть и желание терзать все, что попадает под руку.

Вернувшись к свитку, наконец, с трудом вчитался в строку на древнеэльфийском:

«Самое страшное - это ПРИКОСНОВЕНИЕ сил драконницы».

И вновь отложил свиток на колени.

Что за прикосновение? И от чего оно зависит? Удар в обличье зверя? Или просто огненный шар? Что за «Сила

драконницы»? Я покачал головой и недоверчиво нахмурился. Не попутал ли чего писатель древности?

При мне девчонка трогала всех, пользовалась магией, и ничего не менялось.

Я даже припомнил, как сразу по прибытии в академию, в мое отсутствие, они с женишками так распоясались, что вышли играть в догонялки на полянке у замка. И, разыгравшись, Айонель разбежалась и не заметила, что я появился позади из сферы. Мне пришлось поймать ее на подлете, чтобы мы не упали на землю вместе.

Помню, что в тот момент и позже в ней был только этот противный Свет, который, как водится, сильно обжег меня. Но, по сути, больше ничего сверхопасного ее прикосновение не несло.

Так что же имел в виду ученый прошлого?

Раздался какой-то шорох. Кто-то нерешительно потоптался у моей двери. Служанка пришла убраться?

Я прислушался, прокашлялся, чтобы там не сомневались, что хозяин здесь и покидать комнаты не намерен. И кого нелегкая принесла?!

Вновь аккуратно постучали. Справившись с гневом, вслух добродушно произнес:

-            Кто там? Входите.

-            Учитель... можно? - неуверенно приоткрыв плечом дверь, поинтересовалась девица. Принцесса явилась ко мне с подносом, на котором стояли тарелки с закусками, чайник с кипятком и две позолоченные фарфоровые чашки с эльфийскими картинками.

Выдохнув бурлящий во мне гнев, вслух радостно произнес:

-            Конечно, входи, милая девочка, я всегда рад тебя видеть.

-            Спасибо! - Она расплылась в улыбке.

Я фальшиво похвалил ее за заботу и, желая придушить ее на месте, вежливо кивнул в сторону стола. Она установила на него поднос с угощением и принялась расставлять чашки и тарелки.

-            Вы не поужинали,и я решила, что зайду к вам... и мы поужинаем вместе, а то родители уехали, а я не могу есть одна.

-            Уехали? Так поздно? - вслух подивился я.

Потом подумал, что лучшего способа приучить драконницу есть с моей руки, чтобы в любой момент выкрасть из дома, и искать не надо.

Надо закрепить похвалой достигнутое:

-            Конечно,ты все сделала правильно. Мы с тобой два одиночества, значит, в этот грустный вечерний час должны держаться вместе...

-            Спасибо, учитель... - она коротко рассмеялась. - Теперь, если что, я смогу к вам приходить?

-            Самой собой! Это даже не обсуждается! - с наигранным возмущением сообщил я, являя доброе воодушевление при виде ученицы.

Она радостно улыбнулась и кивнула.

Мы приступили к чаепитию.

Впрочем, дальше она мне не мешала. Тихо пила чай из чашки, закусывая печеньем, молча думая о чем-то своем.

Как ни велико было мое искушение спокойно дочитать свиток, но надо все делать, как следует,и я прервал молчание вопросом:

-            Тебе скучно?

-            Когда родители дома, то нет. А вам?

-            Я всегда один... привык уже.

Жалостливая девица печально покачала головой так, будто у нее запершило в горле, потом сказала:

-            Тогда давайте всегда держаться вместе? Хорошо?

-            Прекрасная мысль... - сдержав циничную усмешку, ласково улыбнулся я. - Буду очень благодарен.

Я тогда не знал, на что соглашаюсь. И каких нервов это будет мне стоить.

Родители драконницы стали покидать замок все чаще и отсутствовать все дольше. Навязчивая девица стала являться ко

мне каждый вечер. С неизменным чаем и закусками на подносе. Единственное, что изменилось, она стала предпочитать пирожные, вместо печенья.

Через неделю, услышав за дверью ее тихие шаги, я был готов сорвать свой план и унести ее в темницу. Или уничтожить на месте. Но печать смертной клятвы все ещё была на мне,так что, стиснув зубы и подавив раздражение, я ласковым голосом разрешал ей войти.

-            А вот и ты, решила скрасить одинокому старику вечер?

Айонель кивала и, разложив закуски на столе, устраивалась в

любимом кресле.

Особенно же досаждали ее явления, когда я нашел трактат не просто о драконницах, а о том, как использовать их к своей лучшей пользе. Вместо того чтобы толково взвесить открывшиеся предо мной возможности, я должен был отвлекаться на нее, чтобы улыбаться или отвечать на вопросы.

-            Так что там с твоими братьями? Ты как-то упомянула о них вскользь... - поддерживая беседу, заинтересованным тоном начал я.

Разливая чай, она грустно кивнула:

-            Они учатся в эльфийской академии. Я не думала, что так долго задержусь здесь...

-                  Тебе так плохо со мной, милая девочка? - озабоченной наседкой заквохтал я, испытывая отвращение к этому театру.

Но смертельная печать не снималась, и, хотя я ещё не использовал все возможности, и мне это чрезвычайно надоело.

Драконница скромно улыбнулась:

-            Что вы, учитель... Если бы не вы, я бы сошла с ума за эти два месяца.

С отвращением отвел взгляд. Два месяца, а я даже не заметил.

-            Я же рассчитывала, что к этому моменту буду уже с ними, но совсем забыла, что на зиму здесь меняется течение, корабли до поздней весны не могут покинуть порт.

Ну да, а Райдер на крыльях просто переносит супругу на материк. И где их носит?! Скорее бы они забрали свою неуемную дочерь!

Летопись из запасов короля-дракона,из тонкой кожи эльфа, просто взывала ко мне. Я когда-то давно прихватил ее из развалин старого драконьего замка, потом долго хранил в сокровищнице, а когда недавно о ней вспомнил, вернулся и забрал, там же быстро перелистал.

Прочитанное в рукописи привело меня в восторг. Особенно мне понравились советы по использованию крови: «Вымочив в крови драконницы родовой знак* дракона, вы получите безупречный усилитель магии, действующий так же на собратьев. И проклятие драконов в будущем вас не коснется». Дальше приводился пример использования подобного знака на древнем драконе, который стал послушен как щенок.

* У каждого дракона он свой, в «Чудесах» подробно.

Это мне понравилось. Значит, я смогу приказывать дракону? Какие гигантские возможности передо мною открывает кровь драконницы! Под рукой тот же Райдер, который в подобной ситуации станет отменным слугой!

Еще там были дельные советы по использованию волос, кожи и пальцев драконницы, но читать некогда, - она опять заявилась ко мне!

Так о чем мы с ней только что беседовали? А, о «братьях»!

-            В общем,ты крайне разочарована сложившимися обстоятельствами? - поинтересовался я, за вежливым вопросом скрывая полное равнодушие.

-            Ну... не крайне, - беззаботно рассмеялась она, наливая себе еще чая, - но немного расстроена, да. Конечно, благодаря вам, это не так тяжело, цак могло быть... Но что поделать, всем надо учиться.

Прищурившись и благожелательно улыбаясь, я удовлетворенно кивнул.

Райдер, хитрец, как ловко он отвадил от дочери двух навязчивых женишков, заодно подкинув им наживку, - они же теперь БРАТЬЯ! - добился от нежданных нахлебников нужного, отстраненного эффекта в отношениях к дочери.

Братья, готовые отдать жизнь за его сокровище, - то, что за золото не купишь, - получат самое лучшее, что есть в этом мире: образование, оружие, власть и связи. Это все сущая мелочь для древнего дракона.

Какой отец будет против двух преданных до смерти слуг для своего ребенка? Уверен, пройдоха-дракон ничего для этого не пожалеет!

Ладно, пусть развивает их, мне хорошие рабы нужны.

Айонель

Я зевнула, плюхнувшись обратно на кровать. Копна волос на макушке от рывка распустилась и упала вперед, пеленой закрыв лицо. Вчера весь вечер я возилась с картой южных островов, готовясь к предстоящей операции, не успела даже расчесаться на ночь, просто собрала волосы и отключилась.

Как-то не очень давно, на уроке географии, Черешен подробно рассказал мне о шельфах и течениях, заодно научил, как по ним определять наличие не отмеченных на карте островов. Но меня интересовало только одно место, то самое, куда торговцы привезли нас первоначально. Я знала о нем только, что тот островок находится на юге и достаточно близко от драконьего материка. Больше ничего.

Почему его ещё не нашли? Думаю, тот, кто его обустраивал, подобрал хорошего повелителя иллюзий, специалиста из разновидности магов, которые в состоянии внешне изменить реальность. Я знала одного такого: тот самый Брецн, незабываемый директор проклятой академии.

И выяснила это случайно. В очередной раз, убираясь в кладовой учителя боевой магии, услышала, как в пещеру, где днем проходили занятия боевой магией, вошли двое.

Дверей между коридором и классом и кладовой не было, уходя к себе в покои, учитель просто закрывал проемы магическим щитом, но на время занятий здесь все было открыто.

Выставив на стол кувшины с вином и закуску, верные слуги Игнира продолжили разговор, цачатый, видимо, еще в коридоре:

-           Я такого не сделаю, даже не проси, - отмахнулся директор Бренн.

-           Ну... ты же лучший в этом, Бренн, ха-ха, - пьяным голосом загоготал Смутчин, решив, что предложенное им - отличная шутка. - Ну, чего тебе стоит, а? Ну сотвори мою копию и пусть ведет занятия этим зверькам. Пока хозяин прибудет, я отдохну... У меня там парочка кувшинов эльфийского припрятана... могу поделиться.

-           Мне такое не под силу, друг Смутчин, - вальяжно закусывая нарезанной соленой рыбкой, аромат которой доносился даже до меня, отнекивался Бренн. - Я больше по неподвижным объектам.

-           Да как же... Море - объект неподвижный?! Ты просто помочь мне не хочешь! - обиделся боевой маг, стукнув по столу вилкой.

Не знаю, к какому соглашению они тогда пришли, - я укрылась невидимостью и ушла к себе. Но поняла, что Бренн - отменный повелитель иллюзий, раз Игнир нанял и использовал его умение на своем острове. Он посредственных магов возле себя не держал.

Так что наложенную иллюзию не разглядеть, даже используя мощную магию, но течения и прочие географические премудрости им не изменить. Получается, зная примерный сектор моря, где находится остров, я смогу рассчитать его нахождение и найти рынок детей-рабов.

Но дело в том, что я не знаю множества нюансов, значит, без помощи учителя Черешена мне не справиться.

Пришлось пойти и попросить у учителя помощи в поиске острова работорговцев.

Игнир

Я сидел в кресле перед столом, положив ногу на ногу, и читал листки с перечнем книг на древнеэльфийском, - список, составленный мною лет двести назад, - когда ко мне тихо постучали.

Сегодня был выходной от занятий,и родители Айонель отсутствовали, я ни минуты не сомневался, кто это мог быть. За последние месяцы уже привык к ее визитам и почти смирился с ними. Почти...

-            Входи, милая... - ласковым тоном отозвался я на тихий стук в дверь, сразу отложив свое чтение.

-            Спасибо... - Она улыбнулась и вошла. Одетая в костюм эльфийского стрелка, она на минуту заставила меня на нее пялиться.

Наконец, рассмотрев ее, я озадаченно спросил:

-            Ты собралась на тот остров?

-            Да, я отдала приказ папиному капитану. Он отвезет меня в нужный мне сектор, - солгала нахалка. Считая, что я не знаю, кто она и что умеет летать.

Я на мгновение замолчал.

По их забавной версии, Райдер - просто богатый вельможа, приближенный к императору-дракону, а она его простая дочь. И, по ее версии, она ищет не зверинец работорговцев, а просто остров, на котором когда-то была, чтобы встретить там старых знакомых.

Я ещё раз кивнул и задумчиво поинтересовался:

-            Господин Райдер знает о предстоящем путешествии?

-            Нет. Я позже поясню ему.

-            Девочка моя, что-то требуется от меня? - изображая беспокойство, тревожным тоном вопросил я.

-            Родители прибудут завтра. Хотела попросить вас не сразу сообщать им, что я отсутствую... Ни лгать, ни покрывать мое отсутствие не надо, просто промолчите, пока не спросят, хорошо?

Интересно, она вообще соображает? Отец с ног сбивается, чтобы ее защитить, мать ночей не спит, а она ищет себе приключения...

Нет, конечно, я не против, мне подобное сумасбродство на руку, но такую дочь я бы придушил на месте. А пока только скупо покачал головой и недовольно ответил:

-            Нет, мне это совсем не нравится. Я не могу отпустить ребенка в отсутствие родителей, зная, как далеко ты собралась.

-            Если я задумала куда-то пойти, мне не нужно разрешение. Просто решила вас предупредить.

Я понял это так: из уважения ко мне она не применила магию приказа, всего лишь предупредила... Интересно, она и дракону может приказать магически? Я задумался.

Айонель эту задумчивость поняла неправильно:

-            Прошу вас, не обижайтесь. Просто... я давно искала такую возможность, а теперь, когда получила от папы точную карту южных островов, и вовсе не могу откладывать.

-            Покажи, что у тебя получилось.

Я прекрасно знал, где этот остров находится,так что проверить,там ли она его собирается искать или нет, для меня не составляло труда.

Айонель подошла к моему столу и на нем раскрыла свиток с картой южной части моря, между королевством островных эльфов и владениями ее отца. И ткнула в нужном месте.

Я кивнул, подтверждая правильность, поднял голову от карты и со вздохом сказал:

-            Я не обижаюсь, милая девочка, а волнуюсь и переживаю... Ты уверена, что не нужна моя помощь в поисках?

Она уверенно покачала головой. Я вновь понимающе кивнул.

Ее путешествие - не проблема, но передо мной внезапно стал выбор. Исполнить свой план, пока она по неразумию сама вырывается из-под опеки отца,или подождать? И затем, когда решу, что полностью готов, в виде слуха закинуть ей крючок с новым рынком рабом (а я знаю о расположении всех таких заведений) и там уловить?

Или стоит поторопиться и использовать именно этот шанс, ведь клятву на крови я уже распутал?

-            Так вы не скажете им? - Она, оказывается, все еще дожидалась моего ответа.

-            Конечно, нет! Как ты могла подумать... - улыбнулся я как можно приветливей. - Понимаю и принимаю твой благородный порыв найти старых друзей. Благородный порыв - это так свойственно юности!

Она вдруг грустно улыбнулась.

-            Это отнюдь не благородство, это нечто другое, не столь похвальное.

Имеет в виду месть?

Мягко кивнул, но сделал вид, что не понял. Айонель ещё раз поклонилась и вьтттша.

В раздумьях я откинулся на спинку кресла, решая, какой шаг будет следующим. Но вдруг из зеркала позади меня раздался скрипучий голос:

-            Мы ждем ее... нам нужна ее сила, ты обещал нам великую жертву.

Опять прорвались сквозь щит. И много они услышали? С этими ничтожествами я точно делиться не буду! Даже не оборачиваясь, я ответил Бипу:

-            Все, что я обещал, давно отдал. Драконница моя, вся жертва и ее сила будет только моей. Даже не пытайтесь забрать МОЮ добычу!

Я обернулся, чтобы посмотреть в горящие ненавистью и тьмой глаза древнего дракона.

- А теперь пошел вон отсюда, каменная падаль... - и укрыл зеркало еще одним щитом.

Значит, придется поторопиться, иначе они доберутся до моей добычи первыми!

Понимая, что Айонель в любом случае попадет на остров позже меня, открыв сферу, сначала отправился по своим делам.

Айонель

Завидуя перелетным птицам, - я так и не смогла уверенно встать на крыло и перелетала от острова к острову с великим усилием, - с трудом добралась до того проклятого места.

Покружила над водами, наблюдая сверху, но все никак не могла определиться, где остров. Перед глазами раскинулась безмятежная морская гладь, залитая солнцем и покрытая мелкой рябью от веселого ветерка, над которой гордо носились толстые чайки, обучая своих крапчатых малышей рыбной ловле.

И где мне искать этот проклятый остров?

Итак,иллюзия - это всегда выпуклая сфера. Значит, - я припомнила уроки Черешена, - мне поможет эхо, но не звуковое, а магическое. Летая над этой частью моря, я посылала лучи вниз до тех пор, пока не нащупала нужное место.

Удар магией - и мирная картинка вечернего моря исказилась. Из-под нее, словно сорвав тонкую полупрозрачную завесу, проглядывали верхушки пальм и знакомый до отвращения рыжий песок.

- Наконец! Я нашла их! - Я сотворила радостный кульбит в воздухе, перекувыркнувшись через голову. Готовая на все, ударом магии растворила искусную иллюзию и приземлилась

на небольшой поляне. Главное, чтобы меня раньше времени не увидела стража. Пока что не увидела...

Как жаль, что Дик и Лео не могут тут присутствовать здесь и сейчас! Мы бы разделили эту радость на троих.

Я накинула на себя невидимость. По тонкой просеке, отмеченной копытами и узкими отпечатками колес на рыжей пыли, я быстро прошла между тропическими деревьями к воротам «зверинца».

От предвкушения и ненависти к тем, кто такое сотворил, дрожали руки. Боль, страх, голод, перенесенные унижения, все вынесенное здесь словно спали в глубине души до этого момента. И, едва я подошла к воротам, пережитое обрушилось на меня с первоначальной силой.

В небе прозвучал гром, где-то вдали начали бить молнии. Вот-вот начнется гроза.

Я стиснула кулаки и громко сказала:

-            Врете... Вам меня не сломать... Это можно было сделать с ребенком двенадцати лет! Но сейчас я вам не по зубам!

И в гневе ударила огненным шаром по первым, самым высоким деревянным воротам, окованным железными полосами, разнеся это препятствие в щепки.

Послышались панические крики, призывы хвататься за оружие.

Я наделила весь периметр забора огненной магией, - пусть даже не пробуют убежать! - и вошла в первый двор. Здесь располагалась только охрана. Закрыв за собой выход огненными щитами, по-хозяйски огляделась.

-            Итак, приступим! Долго же я этого ждала!

Сжечь дотла это место!

Действуя спокойно и планомерно, первым делом спалила их склад. За ним места, где работорговцы спали, следом уничтожила домик над вторыми воротами, в котором ютились охранники.

Они усердно пытались атаковать меня: кто-то кидался с

мечом или силился выстрелить из лука, а местные маги и вовсе тщетно тужились задеть меня эльфийскими стрелами[1].

В ответ я только громко расхохоталась. Искушение растоптать их, размазать по глине, навсегда закопать в песке было таким сильным!.. Наверно, ещё я никогда так не хотела убивать.

* Страшное смертельное заклинание.

На улице почти стемнело, но горящие с громким треском хижины работорговцев ярко освещали вечер, давая жизнь полубезумным теням, плясавшим вокруг гигантских костров.

- Мало! - Я добавила огня и так пылающей ограде.

Многие из бандитов, охранявших это место, желая сбежать, кидались на горящую ограду, получали ожоги и с криками падали вдоль стены.

Горягцие дома трещали, маги и охранники в ужасе и от боли вопили, и вся эта дикая какофония звуков безумно радовала и веселила меня.

То ли ещё будет!

Шагая к воротам, за которыми стояли клетки с похищенными детьми, я сметала атакующих охранников магией, собираясь оставить эту погань здесь до прибытия слуг отца. Пусть ими занимаются его палачи!

Наконец я снесла низкие плетеные ворота, ведущие к клеткам, и замкнула магический огненный круг.

Навстречу мне выскочил красавчик,тот самый «краснокостюмный модник», что шесть лет назад избил Лео почти до смерти и пытался добраться до меня. Теперь он стал толстым и усатым, одетым в позолоченную парчу*.

Вот кого я хотела видеть больше всего!

Я с ненавистью протянула к нему руки, собираясь растерзать... как вдруг, схватившись за шею, он упал замертво к моим ногам.

Что это было? В шоке обернулась. Я не успела ничего сделать, да и убивать не собиралась, но как?.. Отчего он умер? Краем глаза заметила - где-то рядом мелькнул непонятный силуэт.

Кто это?

Я кинулась в сумерки, намереваясь поймать и выяснить, кто мне «помогает»... Но неизвестный исчез, словно растворился в темноте.

Ладно, не важно, у меня впереди ещё много дел!

Оставив работорговцев позади в огненном кольце, я подошла к первой клетке, полной голодных, осунувшихся детей, от которых невыносимо смердело.

Двух охранников, остающихся рядом с клетками на ночь, я сломала приказом. Заставила открыть клетки и натаскать детям воды, чтобы они могли вдоволь напиться и умыться.

-            Идите все сюда!

Моего обращения к пленникам многие не услышали. Но и те, кто решился выйти из клеток и приблизиться, чуть менее сломанные и уставшие из всех, смотрели на меня с опаской.

-            Я пришла спасти вас. Но вам придется пережить здесь еще одну ночь. Завтра за вами прибудут корабли императора дракона. Всех, кто обижал вас, - казнят, а вас вернут домой к родителям.

Я вспомнила, что большинству детей некуда возвращаться. Уничтожив семью, их доставляют сюда пираты, как это было с Лео. Или забирают тех, у кого никого из родных не осталось, как Дика.

-            Если у вас никого не осталось... - хриплым голосом добавила я, - император отдаст вас учиться в академию или школу. В общем, голодать и нуждаться вы не будете.

И страдать, надеюсь, тоже...

Затем повернулась к охранникам и приказала:

-            Несите им кашу,ту самую, что сварили на завтрак.

Те послушно побрели к дровяной печке, на которой стояли котлы.

Толпа оживившихся детей, видимо пробывших здесь не очень долго, окружила меня.

-            Как вы нас нашли? - спросил один перемазанный глиной эльфенок. Какая-то девочка со спутанным комком шерсти вместо волос вдруг меня обняла и заплакала.

Сдерживая слезы, я улыбнулась:

-            Меня тоже продали из этих клеток... Я долго их искала. И только что нашла...

Я обняла девочку в ответ и улыбнулась эльфенку. Остальные дети, словно сомневаясь в моих словах, нервно оглядывались на горящие хижины, оящдая, что их мучители вот-вот явятся сюда и лишат их появившейся надежды.

-            Они закрыты огненным кольцом. Вы только не паникуйте, они все получат по заслугам, - заверила я детей и погладила по голове самого маленького мальчишку с упрямо торчащими рыжими локонами. А затем тихо добавила: - А я за кораблями... Буду их торопить!

Мне осталось совсем немного. Добраться до оконечной, южной точки папиного материка и отдать приказ об отправке корабля. Я оставила детей стоять перед клетками на поляне, а сама удалилась в темноту, преобразилась и полетела.

Полет был тяжелым. Форпост находился через пролив в часе лета, - наверно, для папы это вполовину быстрее, но я чувствовала себя не то что довольной произведенной местью - этого не было вообще, - наоборот, стало еще хуже. Я чувствовала себя так, словно мое сердце раздавили каменной плитой. Ощущала себя подавленной. Было больно. Очень больно. Увидеть детей в клетках оказалось так тяжко, тяжелее даже, чем сидеть в них

В нужном мне месте я появилась чуть за полночь. Села на землю и вернула себе человеческий облик возле высокого каменного строения у пристани, освещенного двумя факелами у входа.

За пристанью начинался высокий каменный забор и казармы. Зачем папа держит здесь войска - я не знала, но наличие около пристани двух кораблей и едва начатый остов нового судна на стапеле не могли не радовать. Значит, тут есть папины слуги, ведь кто-то должен контролировать строительство. Но дальше все пошло не слишком гладко.

Укрывшись невидимостью, ловко миновала стражников и вошла прямо в кабинет-квартиру начальника военной крепости.

Перепуганный моим появлением, высокий дядька в расстегнутом мундире капитана, с раздраженным взглядом и громким голосом, встретил меня сурово:

-            А цу пошел вон отсюда, нечего шастать по ночам... - рявкнул начальник так гневно, что до меня долетели брызги его слюны.

Молча стянула капюшон. И уставилась на него немигающим взглядом. В моем понимании он сначала должен был хотя бы спросить, кто я, как прошла сюда и зачем беспокою ночью. Но он взъярился ещё больше:

-            Да еще и девка... а ну по...

Кажется, он ничего не хочет понимать.

-            Тихо! - я сурово измерила его взглядом и, не скрывая своей досады, сказала: - Я укажу вам на карте остров, вы сейчас же отдаете распоряжение об отправке туда корабля для спасения. Там около трех сотен детей и сотня бандитов, работорговцев. Все надо исполнить срочно, чтобы к утру быть там.

Так как никакой магии я не применила, капитан сорвался от бешенства:

-            Да чтоб тебя, - и кинул в меня чернильницу со стола. - Да ещё всякие будут мне указывать...

Дальнейшие его высказывания я пропустила мимо ушей, все швыряемые вещи ударились в мой щит и падали под ноги.

Минуту я терпеливо пережидала вспышку ярости, но она что- то никак це кончалась, мне пришлось отдать магический приказ:

-            Молчать... Вы отдаете приказ на подготовку корабля. Здесь близко,и много запасов вам не понадобится. Призываете адекватного помощника капитана и отдаете ему приказ мне подчиняться. А сами идете к императору и сообщаете, что настолько разленились, что отказываетесь что-либо предпринимать без его личного приказа. Приступайте.

Но тут, видимо, на шум в кабинет ворвался один из приближенных слуг папы, Алорд, который довольно часто бывал у нас в замке и знал меня в лицо.

-            Что тут происходит? - возмущенно спросил он,изумленно разглядывая, во что превратился кабинет стараниями капитана. - Принцесса?

Я вежливо склонила голову.

-            Что привело вас к нам?

-            Мне нужна помощь в эвакуации детей. Здесь довольно близко остров, на котором... - Я быстро пересказала суть дела.

Алорд сурово кивал, наконец, поклонился и сказал:

-            Мы сейчас же приступим к спасению детей. Вот только, ваше высочество...

-Да?

-            Даже ваш великий отец це опускается до магического приказа подчиненным. Не могли бы вы снять приказ с капитана?

Я насмешливо покачала головой:

-            Дело в том, что я - не мой великий отец и не в состоянии отпустить оплеуху зарвавшемуся хаму...

-            Ну, простите его, госпожа, он был просто изумлен вашим визитом, не столь часто у нас бывают особы из императорской семьи, - низко поклонился и виновато произнес Алорд.

Я сухо измерила взглядом замершего под приказом капитана, затем ответила:

-            Он должен реагировать не на особу из императорской семьи, а на посетителя. И хотя бы спросить, зачем у него ищут помощи, да еще ночью. Лицеприятие только увеличивает его вину. Никому не позволительно так встречать людей, пришедших за помощью к слугам императора.

-Да. Вы правы, принцесса, я не подумал. - Алорд вновь поклонился.

Я сняла приказ с капитана.

-            Итак, поторопитесь... Думаю, император наградит вас, - я вежливо улыбнулась.

-            С чего это он будет награждать нас из-за прихотей какой-то эльфийки?.. - насмешливо буркнул капитан.

Я тольцо хотела сказать, что награда будет за спасение детей, а не за мои прихоти, но его оборвал Алорд, прошипев:

-            Замолчи сейчас же,идиот!

Я сделала вид, что не услышала грубости капитаца:

-            Отчет в двух экземплярах передадите непосредственно императору...

-            В двух? - уточнил папин слуга.

-            Да, один мне, другой императору... Вот свиток, остров там, где нарисован крест.

-            Там нет островов... - буркнул капитан, приводя в порядок бумаги на столе.

Я вновь его проигнорировала, раскрыла свиток с картой и спокойно принялась пояснять, копируя манеру Черешена:

-            Отсюда вам к; острову не подобраться. Сильное течение, вас снесет прямо на рифы. Именно ориентируясь на них, я и нашла остров. Вам придется обогнуть его по большой дуге, - я провела ногтем по карте, рисуя маршрут, - в бухте за горами будет пристань. От цее полчаса пешком по тропе. Вы не заблудитесь. Но имейте в виду, там много охраны... Да и возьмите побольше магов,там забор из огня и маги-охранники.

Алорд, выслушав меня, уважительно поклонился:

-            Сейчас же приступим, все будет исполнено, принцесса. Вас проводить?

-            Нет, я сама...

Я ещё раз коротко поклонилась Алорду и застывшему в недоумении капитану и покинула кабинет. Но сразу не ушла. Накинув невидимость, осталась в коридоре, за дверью.

Они немного помолчали, затем слуга отца раздраженно спросил:

-            Так что... ты ещё не отдал приказ? Поверь, от императора ты вежливыми словами не отделаешься. Молись Светлым, чтобы принцесса не рассказала отцу, как ты ее встретил...

-            Да откуда я знал, кто это? И вообще, если бы моя дочь заявила мне нечто подобное, я бы. ..Не чего ему слушать внебрачного ребенка жены?

Алорд хмыкнул:

-            Не вздумай такое ляпнуть при императоре, он в своей дочери души не чает. Ты бы видел, что с ним было, когда она пропала! Я думал - спалит пол-империи, камня на камне не оставит! Ну что, написал приказ? Иди и сам лично буди помощников... чтоб к утру мы были у острова!

-            Так что, вы с нами? - удивился капитан.

Алорд усмехнулся:

-            Само собой, жить, знаешь ли, хочется. Мне ещё свою егозу замуж выдавать и сыновей растить...

Удовлетворенная услышанным, я спокойно спустилась по лестнице и вышла из здания.

Уверена, теперь все с детьми будет хорошо. Довольно быстро обошла забор и удалилась от крепости к незастроенному побережью, чтоб поскорее обернуться драконом и вернуться домой хотя бы к утру.

Но не тут-то было. Из темноты вышла кучка людей с оголенными клинками. Они с жадностью смотрели на меня, изредка переглядываясь, словно обмениваясь командами.

Думая напугать и прогнать их, я не отступила. Повернулась к ним, сложив руки на груди, мысленно подготовилась дать отпор...

И зря. Из темноты вылетел клинок и попал мне прямо в сердце.


ГЛАВА одиннадцатая

У сердца есть свой разум, о котором наш разум ничего не знает.

Блез Паскаль

Игнир

Я стоял позади у ворот, когда гордая и гневливая, словно властительница мести и огня, Айонель гордо шагала по пожарищу.

В этот момент она была всемогущей и прекрасной в своей жажде мести. Властной, гневной, сильной. Меня вдруг пробрал трепет от мощи этого зрелища.

Невозможно сосчитать, сколько раз драконница появлялась в моих мыслях за последние несколько лет, нет, скорее, как давно и прочно она там поселилась! Но всегда я воспринимал ее, как маленькую наглую девчонку. Но сейчас я был готов преклонить голову перед ее властью, упиваясь видом и мощью раскрывшийся силы.

Укрывшись плащом, я проследовал за ней.

Уничтожил всех, до кого она хотела лично добраться - мне нужны светлые свойства ее крови, пришлось месть работорговцам взять на себя.

Драконница быстро обнаружила меня, но застать не успела, я отступил и быстро вернулся на берег драконьего материка. Там меня уже ждали исполнители плана, шесть отбросов, согласных на все. И их главарь, беззубый рыжий детина, со шрамом в пол-лица.

Поморщившись от запаха перегара, я подозвал главаря этой шайки к себе:

- Итак, разбойник,ты готов выполнить обещанное?

Рыжий здоровяк в несвежей одежде потер затылок, раскрыл в улыбке беззубый рот и радостно отозвался:

-            Схватить девчонку и доставить тебе, господин? За такие деньжищи - раз плюнуть... - Тут он с чего-то засомневался и, прищурившись, спросил. - А может, ты темнишь чего, господин? С чего это за простую девку столько золота?

-            Тебе золота много? - я поднял одну бровь. - Сделай это дешевле...

-            Нет, господин, я так... просто спросил, - испугался главарь.

Я сухо кивнул:

-            Хорошо. Вот оружие, которым ее можно победить... - И протянул ему Ледяной клинок, выточенный из костей дракона, умершего в зверином обличье*.

*Подробности в романе «Чудеса». Дракон не может поразить дракона этим клинком, для этого и нужны разбойники.

-            Все же девка непростая... - пробормотал этот мужик, с неприязнью рассматривая оружие. - А ну как порешит всех...

Я раздраженно отмахнулся:

-            Если бы она была простая,тебя бы никто не нанимал. Всего лишь, не мешкая, порази ее этим клинком. Все, что требуется от тебя и твоих головорезов!

Рыжий разбойник кивнул и удалился в прибрежные кусты ждать моей команды.

С момента появления Айонель возле форпоста драконьей империи я незаметно шел за ней. Со злорадной насмешкой наблюдал сцену «подданнической преданности» капитана, предвкушая, что ему устроит ее папаша.

Я бы за столь наглое обращение к моему отпрыску разодрал капитана на части и развесил его внутренности по разным башням крепости, вместо флагов. Дабы у остальных и мысли не возникало сплетничать о хозяине.

Теперь мне было интересно, как отреагирует Райдер, когда узнает, что дочь пропала.

Закончив с делами, удовлетворенная проделанной работой, девица отправилась на берег искать укрытое от глаз место, чтобы обернуться и отправиться домой.

Тут выступили мои головорезы.

Ледяной клинок вылетел из тумана и воткнулся в сердце драконницы. Она с криком откинулась назад, в агонии превращаясь в огромного золотистого дракона... которому никто не сказал, что он зло.

Золото растаяло в темноте,и на песке осталась лежать юная дева.

Я уничтожил на месте выполнивших свою миссию разбойников, подхватил бесчувственное тело принцессы и унес к себе.

Возбужденно предвкушая несколько недель упоительной работы над снадобьями и изучением неизвестных свойств ее крови, я швырнул бесчувственное тело на каменное ложе в заранее укрытой щитами темнице и пошел в свои комнаты.

Ночь промчалась как один миг, пока я готовил лабораторию и собирал нужные вещества. Когда утром вошел в каменный мешок, она стояла у стены, напряженно трогая ее ладонями. Видимо, разыскивала выход.

Пустые хлопоты! После Ледяного Клинка магии у нее нет и быть не может!

Я схватил девчонку за плечи и рывком развернул к себе.

-            ВЫ?!! - Она в ужасе прикрыла ладонью рот.

Меня вдруг покоробило. За долгие месяца, находясь в жуткой образине старого учителя, я настолько привык видеть в ее глазах уважение, восхищение и даже в каком-то смысле любовь, что уже довольно подзабытый полный ненависти ледяной взгляд больно ударил по мне, словно хлыстом.

-            Как вы нашли меня... Следили? - с горечью в голосе спросила она.

-            Ты сама знаешь, насколько ценна твоя сила, - усмехцулся я. - Как я мог так просто отпустить такое богатство!

-            Я не рассматривала себя в таком ракурсе. Это насколько надо быть ненормальным, чтобы пытаться достать живое сердце, - с отвращением ответила она, отступая к стене.

-            И это говорит та, что накануне жгла живых людей! Да что ты в этом понимаешь!.. - с презрением отозвался я. - Это власть, это сила, независимость, в конце концов!

-            Вам когда-нибудь говорили, что вы не в себе, хозяин? И зачем лукавите?! Никого я не жгла... Хотя следовало бы!

Я в раздражении покачал головой.

-            Ты единственная, кто позволяет говорить со мной так непочтительно и нагло, дерзкая эльфийка. Ах, нет, драконница! - ехидно напомнил я.

-            Неправда, я всегда вежлива, просто не подобострастничаю, в отличие от многих других. И не я пытаюсь распотрошить вас с упорством, достойным лучшего применения. Так что промолчали бы...

Мне надоело ее слушать:

-            Ладно, это не важно, идем со мной!

-            Никуда я с вами не пойду! - задохнувшись от отвращения, пропищала она.

Не пойдет?! Я запрокинул голову и захохотал, затем схватил Айонель за руку, не собираясь отпускать. И плевать на ожоги Света.



[1]Парча - плотная ткань с переплетающимися золотыми, серебряными нитями.