- Он заболел всего несколько дней назад. Не знаю, где и как он заразился, но...

-            Насчет «как» можно гадать, но вот «где» - это, я думаю, всем понятно. На фабрике «Макбет Ицдастриз», - кивнул Гарольд. - Ваш сын работает там?

-            Уже третий месяц.

-            Ну, тогда анамнез ясен. Перерождение, вызванное побочным эффектом от «живой воды». Ваш случай не первый, миссис Чес. И не последний. За два года моей ординатуры, я слышал о восьмидесяти случаях, а некоторых даже видел... когда доктору Кларенсу было угодно взять меня с собой на вызов. Люди, знаете ли, часто путают это заболевание с проказой или простудой и зовут доктора... пока не понимают, что ошиблись. Так вот, у всех одно и то же. Скажите, сначала было легкое повышение температуры, сопровождавшееся потерей аппетита. Затем повышенная агрессия, потом появлялись мелкие трофические язвы - это значило, что болезнь вступила в завершающую стадию, когда поделать практически ничего нельзя. Ну и закономерный итог, который вам ещё предстоит.

Верна слушала гостя со смешанным чувством гнева и тревожного любопытства.

-            Так вы можете помочь моему сыну? - поинтересовалась она, едва Гарольд ненадолго замолчал.

-            Эм... ну, - Г арольд стрельнул глазами туда-сюда. - Как бы вам сказать... Это неизлечимо.

-Каr?

-            А вот так. Изменения необратимы. Болезнь, конечно, изучается. Ей даже придумали название «Трофическая мутация Макбета». Я мог бы рассказать вам о ней еще немного, но не вижу в этом смысла. Выяснено, что болезнь можно купировать или серьезно замедлить мутацию, если захватить ее в самом начале. Еще когда на коже ничего нет. Есть лекарства, которые помогают...

-            Какие? - Верна бросилась к молодому врачу, хватая его за руки. - Мистер Робинс, мне нужны эти лекарства... Виктор, слышишь? Лекарство от твоей болезни все-таки существует! Как оно называется? Где его достать? Сколько стоит?

Выкрикивая вопросы, Верна трясла гостя за грудки. Тому с трудом удалось вырваться.

-            Да поймите же, миссис Чес, что это невозможно! - воскликнул он. - Вы опоздали! Оно помогает только на первом этапе , а у вашего сына уже третий. Он мутант! Он переродился! Такое не лечится! Это я вам как врач говорю! Как будущий врач, - тем не менее, поспешил уточнить он.

Смысл его слов не сразу дошел до Верны. Медленно, по одному пальцу, она отцепилась от Гарольда.

-            Что же нам делать?

-            Ничего. Тут ничего не поделаешь, - развел руками тот. - Могу только посоветовать обратиться к властям. Мутанта надо сдать чистильщикам. Но вы особенно не переживайте. Вам положена компенсация.

-            А Виктору? Что положено ему?

-            В-Виктору? - молодой человек покосился на странное существо в углу.

-            Да. Что положено ему?

-            Не знаю. Их забирают...

-            Это мне известно. А потом?

-            Я не знаю. Отвозят. На лечение. Есть... закрытая клиника... изолированная от внешнего мира.

-            Какая клиника? - Верна почувствовала тревогу. Она прекрасно знала, что чистильщики забирают мутантов и просто заболевших, кого пока всего лишь подозревают в том, что они могут мутировать, и куда-то увозят. После этого всякая связь прерывается. Что потом происходит с этими людьми- нелюдями и их семьями - неизвестно. Общество питалось слухами, среди которых правда просто растворялась, как кусочек сахара в стакане чая. А ведь через два дома от них живет семья, у которой два с половиной месяца назад в неизвестном направлении увезли одного такого мутанта!

Майкл Петерс, старший брат Сэмми, который работает вместе с ее Виктором. Вот бы его расспросить!