-            Так вот, государству нет дела до наших проблем либо потому, что оно не собирается заниматься подобными мелочами, либо потому, что оно банально не может эти проблемы решить. И тогда нам, маленьким людям, приходится обделывать свои дела самостоятельно. По счастью для нас, это пока еще в наших силах. Вы хотите попасть на остров Таймленд? Мы можем предоставить вам эту услугу. За соответствующую плату, так сказать.

Верна похолодела. Она уже начала догадываться, куда клонит ее собеседник.

-            Но у меня нет денег... ничего нет...

-            А вот тут вы ошибаетесь, миссис Джордж Чес. У вас, насколько нас проинформировал наш человек, есть отличная комната с камином, расположенная на первом этаже в многоквартирном доме на Кейт-роуд. И даже с отдельным входом. И подвалом!

-            Вы ошибаетесь. Мы с сыном снимали эту комнату много лет, но она мне не принадлежит. Арендодатель может нас выселить уже через несколько дней... если уже не выселил. Я не могу ее продать, подарить или завещать...

-            Но вы можете пустить к вам постояльцев. И завещать кому- либо обстановку в комнате. И все то, что находится в подвале!

-            А так можно сделать? - удивилась женщина.

-            Можно и нужно... Мы вам, а вы нам! Все честно!

Буквально на глазах Верны был составлен акт передачи ею в

обмен на некую услугу права проживания в ее доме! Тут же было сказано, что вся обстановка дома поступает в полную собственность некоего Питера Смита.

-            Питер Смит - это я, - представился ее собеседник. - Поскольку именно мне придется иметь дело с вашим арендодателем. Подпишите здесь и здесь.

Верна выполнила все условия, которые ей надиктовал мистер Смит, даже особо не вникая в смысл произносимых им слов. К чему слова, к чему вся эта суета? Пусть теперь в Лондоне у нее нет ничего - кроме тех вещей, которые она принесла с собой - впереди ее ждало нечто большее. Впереди ее ждала встреча с

сыном. Стоит ли оглядываться на дом, в который она не собиралась возвращаться? Да и зачем?

-            Вот и отлично, - мистер Смит внимательно перечёл написанное, посыпал песком и оставил сохнуть. - А теперь прошу вас за мной.

Из одного склада они перешли в другой, где Верне открылась странная картина. На нескольких ящиках и коробках, а также паре тюков и бочонков сидели люди. Их было около десятка, и все они имели одну общую черту - все были того же самого круга, что и миссис Чес. И у всех на лицах была одна и та же печать тревоги и нетерпеливого ожидания.

-            Ждите здесь, - ее слегка подтолкнули в спину.

Верна тихо пристроилась на мешке рядом с женщиной,

которая показалась ей наиболее близкой - по возрасту, положению и внешности.

-            Добрый вечер. Можно присесть?

-            Пожалуйста, - женщина подвинулась. Верна устроила свой узел рядом, огляделась. В помещении было прохладно, сумрачно и тихо. Люди помалкивали, а если и переговаривались, то короткими тихими фразами.

-            Скажите, вы не знаете, чего мы все ждем?

-            Сигнала, - коротко ответила незнакомка. На Верну она не смотрела, устремив взгляд в сторону массивных дверей, в которые могла, наверное, въехать целая подвода.

-            Простите, а сигнала к чему?

На сей раз на нее посмотрели, но с таким выражением лица, что миссис Чес почувствовала себя глупо.

-            Сигнала к отплытию.

-            Отплытию? Простите, сударыня, не имею чести знать ваше имя, но не объясните ли вы мне получше? Я ведь ничего не знаю...

-            Ха! - женщина скривилась. - Хотите сказать, милочка, что понятия не имеете, зачем и как сюда попали?

-            Ну, меня пригласили... Составили договор... Ах,

вспомнила! Я просила, чтобы мне помогли встретиться с сыном. Его увезли на остров Таймленд!

Женщина презрительно отвернулась, но Верна уже и так все поняла. Здесь собрались те, кто так или иначе хотел попасть на запретный остров. Государство отказывало этим людям в праве встретиться со своими родными и близкими, и тогда за дело взялись... кто? Верна поняла, что не хочет этого знать. Не все ли равно, кем были эти люди. Главное, что они ей помогут.

Еде-то снаружи, за закрытыми дверями, послышался какой- то резкий звук. Потом двери распахнулись. Ночная тьма хлынула на склад.

-            Скорее! Кто замешкается, ждать не станем! - возникший в проеме мужчина взмахнул фонарем. Люди повскакали с мест, поспешили к выходу. Верна кинулась вслед за всеми.

Бегом, толкаясь и тяжело дыша под тяжестью вещей, они пробрались вдоль стены склада, чуть ли не галопом пересекли открытое пространство и нырнули в узкий проход между двумя ангарами. Под ногами захлюпала грязь. Зловоние гниющих рыбьих останков и водорослей шибануло в нос. Верна задохнулась, но стоило чуть приостановиться, как ее без стеснения пихнули кулаком в спину:

-            Пошла!

Двумя руками прижав узел с вещами к груди, она одолела последние ярды, пробежала по дощатому настилу и перескочила на борт низкого катера, который темной тенью выделялся на воде.

Она была в числе последних. Буквально за ее спиной что-то грохнуло, падая.

-            Все на месте?

-            Я считал. Девять, как договаривались.

-                  Отчаливай! А ты - пошла отсюда! - ее кто-то дернул за локоть, оттаскивая в сторону. - Вон туда, вниз, по лестнице!

Послышался плеск воды, что-то упало, загрохотало, заскрипело. Верна заторопилась в указанный ей темный

провал. Крутая лестница уходила вниз, в черноту и неизвестность. В какой-то момент нога встретила пустоту, и Верна, не удержав равновесия, полетела вниз. Приземлилась на что-то твердое, больно ударилась бедром и локтем, вскрикнула и, пытаясь как-то отползти в сторону, с размаху врезала локтем второй руки во что-то мягкое.

-Тише вы! Смотреть надо, куда лезете! - прошипела темнота человеческим голосом.

В другое время Верна бы извинилась, но сейчас она устала, продрогла, была раздражена, и потому ответила резче, чем собиралась:

-            А ты чего тут разлегся, как боров в луже? Мешаешь только всем!

-            А тут попробуй не помешать, - злости и гонора в невидимом собеседнике немного уменьшилось. - Тут темень стоит, хоть глаз коли. И теснота. Развернуться негде, не то, чтобы прилечь.

-            А ты... пробовал? - Верна присела на тот узел, где произошла короткая, но жаркая стычка.

-            А чего тут пробовать? И так понятно, что мы тут как сельди в бочке. И как долго нам до Таймленда плыть - неизвестно. Может, пару часов всего, а может, и до завтрашнего вечера не доберемся!

Невидимого мужика нестройными голосами поддержали остальные. Верна огляделась. Мало-помалу глаза привыкали к темноте, и женщина начали различать отдельные темные пятна.

Трюм впрямь до отказа был забит какими-то ящиками, коробками и тюками, для людей оставалось не так уж много места. Но сейчас все это перемешалось между собой и немудреными пожитками пассажиров, чьи лица смутными расплывчатыми пятнами белели во мраке. Судя по количеству этих пятен, Верна догадалась, что пассажиров больше десятка. Значит, катер уже успел забрать кого-то до них. Но последние ли это пассажиры?

-            А вы все, - она устроилась поудобнее, прижавшись к какому-то ящику и обнимая двумя руками свой узелок, чтобы не потерять в темноте, - тоже на остров собрались?

-            А то куда же? Джон Русалка единственный остался, кто курсирует между «большой» и «малой землей». Только он людям и помогает. Прочие их корабли не слишком приспособлены. Да и тех так налогами задавили, что капитаны предпочли в принципе свернуть лавочку.

Все понемногу включились в диалог. Каждый спешил высказать свое мнение или заставить переубедить противника. Миссис Чес только успевала прислушиваться. Как, оказывается, все сложно! Выходило, что государство нарочно мешало людям.

Спор продолжался до тех пор, пока наверху не распахнулся квадрат нижней палубы.

-            А ну, тихо там, стая крысюков! Разгалделись... Сейчас патрули проходить будем. Один звук из трюма, и за борт отправят всех! Нам не нужны проблемы!

Крышка трюма захлопнулась. Снова вокруг была непроглядная темень. Но теперь уже глаза немного привыкли, и сквозь нее стали проглядывать окружающие предметы - или, по крайней мере, что-то похожее.

Верна поелозила, устраиваясь поудобнее. Кругом молча сопели и возились, занимаясь тем же самым. Наконец, женщина нашла удобное местечко и смогла даже принять удачную позу - ничто не давило ни на спину, ни на бока. И ниоткуда не дуло... Разве что только запах тут стоял ужасный. Интересно, что так может пахнуть? Гнилью и... мускусом.

Впрочем, ей-то какое дело? Она в пути, отправилась вместе с остальными на остров Таймленд. Еще немного, и она сможет встретиться с сыном.

Воспоминания о прошлой счастливой жизни нахлынули внезапно. Думая о том, как им прежде хорошо жилось, Верна


сама не заметила, как задремала.