Марта вздохнула. Впервые за то время, что она жила в замке, ее кто-то пожалел. Нет, тетушка Ганна не в счет, она своя. А вот остальные... Многие были уверены, что девчонка только отбивает у них хлеб, и девушка изо всех сил старалась доказать обратное. И есть старалась поменьше, и за работу любую бралась, но все равно не слышала слов одобрения. Люди, они такие - обругать и унизить у них получается легко, а вот похвалить и поддержать другого им трудно.

-            Я привыкла, - пробормотала Марта.

-            Ну,тогда ладно!

Дитриху было все равно - подумаешь, служанка. И не красива она совсем. Маленькая, тощая, курносый нос, круглые, серые, какие-то мышиные глаза, и вся такая задавленная... Нет, щечки у нее ничего, да и сложена хорошо. Он в первый раз и попытался за нею приударить именно потому, что решил - такая обычная с виду девушка наверняка не избалована ухажерами и победить ее будет легко. Кто же знал, что она станет сопротивляться!

Дитриху нравилось женское общество. Студиозусы, к числу которых он принадлежал уже два года, вели себя вольно. Они напропалую волочились то за модистками, то за белошвейками, то за горничными в домах своих родных, да просто за хорошенькими девицами и непременно старались попасть на обед в дом очередной дамы сердца. Это было что-то вроде соревнования - кто больше девичьих сердец разобьет за месяц. Весной даже случилась дуэль - два студиозуса ухаживали за одной девицей и на мечах решили выяснить, кто отойдет в сторону, а кто останется. Та дуэль окончилась печально - один соискатель умер на месте, а второй был серьезно ранен и выжил чудом. Но, пока он болел, предмет его грез спокойно вышел замуж за первого встречного богача и уехал с ним в Померанию.

Дитрих тоже не упускал случая поразвлечься. Баронский титул открывал ему путь к сердцам многих барышень. И только дважды он встретил отказ - когда в шутку попытался полюбезничать с женой брата Карла и с этой служанкой. Но если добродетельная Маргарет фон Деринг, будучи на седьмом небе от того, что стала баронессой, твердо решила сберечь мужнину честь, то отпора от невзрачной служанки он не ожидал. И ведь не убудет от нее , если она немного приласкает своего господина? Наоборот, ещё гордиться станет... Хотя вот ему вряд ли пришлось бы хвастаться перед соучениками такой победой. Невелика честь уломать прислугу.

Об этом и раздумывал Дитрих, когда перед ним в воздухе внезапно появилась какая-то дымка. Другой бы просто попытался смахнуть рукой непрошенные слезы, но юноша лишь пытливо потянул носом - где это горит?

-            Не чуешь ничего? Дымом не пахнет? - окликнул он Марту, которая уже примерилась тащить свою корзину дальше.

-            Нет, господин, - девушка послушно потянула носом воздух. — Не чувствую.

-            Но я вижу дым! - Дитрих хлюпнул носом, пытаясь уловить запах пожара. - Может, на кухне что-нибудь дымит? Надо кликнуть управляющего.

Марта обернулась и едва не выронила корзинку.

-            Это не дым, - воскликнула девушка. - Это она!

-Кто?

-Я.

Фру Рейн возникла перед юношей, по-мужски скрестив руки на груди, подбоченившись и расправив плечи. Именно в такой позе в ту роковую ночь явился к ней супруг, чтобы обвинить в измене и вынести смертный приговор.

-            Вот бес, - вырвалось у Дитриха.

-            Бледнеешь? - сверкнуло глазами привидение, наступая на него. - Боишься? Поджилки трясутся? Сердце бьется? Смертный пот выступил на челе?

Марта пискнула в испуге - в коридоре заметно потемнело, похолодало, воздух сделался тяжелым и влажным, словно в сырую осеннюю погоду. Запахло тиной, рыбой, землей. В сгустившейся темноте только выделялся мертвенно-бледный силуэт с горящими глазами. Черты лица его расплывались, словно под водой.

Юноша провел пальцами по своему лбу:

-            Нет. А вот сердцебиение ощущается... - он прислушался к себе. - Но мэтр Сибелиус сказал бы, что сие есть рефлекс человеческого организма на некие внешние обстоятельства, которые воздействуют на его органы чувств и вызывают симпатическую реакцию наподобие той, которая заставляет нас отворачиваться от слишком яркого света и зажимать уши руками при слишком громких звуках.

Его голос словно развеял некие чары. Миг - и опять стало светло,исчезла давящая сырая тяжесть, стало легче дышать, а вместо жуткого призрака перед изумленным Дитрихом возникла среднего роста молодая, лет двадцати, довольно привлекательная девушка. Милый курносый носик, слегка раскосые глаза под ровными стрелками бровей, ямочки на щеках и маленький нежный рот. А какая у нее была фигурка!

Ее соблазнительные формы только подчеркивала мокрая ткань, которая плотно облегала стройное тело. И плевать, что девушка была полупрозрачной и бледной, как тень.

-            Вы к-кто? - юноша ожидал чего угодно, только не такой соблазнительной красавицы.

-            Фру Рейн!

-            Вы... э-э?

Полупрозрачная девушка энергично кивнула головой. Мокрая прядь распущенных волос прилипла к ее щеке, и она смахнула ее назад нетерпеливым жестом. При этом с кончиков пальцев ее сорвалось и шлепнулось на пол несколько капель воды.