-            Кто такой мэтр Сибелиус? - живо поинтересовалась фру Рейн, пропустив мимо ушей его слова.

-            Один... мой наставник в деле совершенствования образования, - пробормотал Дитрих, продолжая пожирать взглядом свою собеседницу. До чего несправедливо устроена жизнь, что такие красавицы лишены плоти!

-            Так ты образованный, наследник?

-            Э-э... прошу прощения, не понял?

Рядом послышался тихий стон ужаса. Юноша отвлекся. Марта, забыв про корзинку, стояла на коленях, ломая руки. Лицо девушки выражало целую бурю чувств - от благоговейного восторга до ужаса, она часто-часто моргала мокрыми ресницами, смахивая слезинки.

-            О-о, это... это... госпожа... сама госпожа...

Привидение сверху вниз смерило маленькую служанку

взглядом.

-            Чтоб меня..! - вырвалось у нее. - Значит, ты меня тоже видишь?

Марта несколько раз кивнула головой.

-            Бес, - фру Рейн добавила ещё пару фраз, которые приличнее слышать из уст пьяных конюхов, чем от знатной дамы, - этого только не хватало! То ни одного,то целая толпа... Ну, что будем делать?

Юноша и девушка переглянулись.

-            А что? Надо что-нибудь делать?

-            А как же! Поговорить!

-            Но, - поднаторевший в спорах с профессорами и родственниками, юноша пожал плечами, - а сейчас мы чем занимаемся?

-Да, но не здесь же! - фру Рейн широким жестом обвела коридор с выходивший в него ряд дверей, потом кивнула в сторону боковой лестницы. - Я-то знаю этот замок до камешка и могу заранее угадать, кто, куда и откуда идет, а вот вы, смертные, другое дело. Если вас тут застанут, что подумают? Что вы - парочка влюбленных?

Это заявление заставило Марту покраснеть от стыда. Еще чего не хватало! И так ее половина замковых слуг недолюбливает, так еще и осуждать будут за то, что она позабыла девичий стыд и кокетничает с молодым господином!

-Я... прошу прощения, но я, - залепетала она, бросая по сторонам затравленные взгляды, - я должна идти... Мне нельзя тут оставаться. Я... у меня дела... прощу прощения... с вашего позволения, дозвольте удалиться...

С этими словами она метнулась к лестнице, но, стоило девушке сделать шаг, как перед нею возникла туманная стена.

Воздух сгустился, стал ледяным, в нем повисли мельчайшие кристаллики льда, и ураганный порыв ветра отбросил беглянку обратно. Если бы не Дитрих, вовремя подставивший руки, она бы непременно упала на пол.

-            Куу-у-уда? - прошипела фру Рейн, нависая над несчастной. Е[ривидение почернело, и только выпученные глаза и оскал зубов сверкали белизной. Сходство с полуразложившимся утопленником стало таким жутким, что даже молодой человек почувствовал себя неуютно. - Бежать?

-            Но... но...

-            Нет уж, - зловещим тоном пропела фру Рейн. - Ты меня видишь, а значит, тебе от меня некуда деваться! Пошли!

-            Куда? - хором спросили ее люди.

-            В укромное местечко, где мы можем без помех поболтать!

Махнув рукой - за мной, молодежь! - фру Рейн стала

просачиваться сквозь стену.

-            Ну, чего застыли? Дверь вон та, справа.

Дитрих тут же воспользовался приглашением и, дернув за руку Марту так, что она чуть было не выронила корзинку, кинулся следом.

Они оказались в нежилой комнате. В камине давно не разжигали огня, на составленной как попало мебели, в основном старой и частично поломанной, лежал толстый слой пыли, по углам и на окнах висели махры паутины. Пахло мышами, сырым деревом, старыми тряпками и почему-то хлебной закваской. Фру Рейн взмыла в воздух, явив под саваном весьма стройные ножки,и трижды облетела комнату, после чего ее стены словно заискрились, покрывшись испариной.

-            Вот так, - она вернулась к камину и уютцо уселась на полке. Ножки под саван убирать не стала,и Дитрих испытал двойственное чувство - с одной стороны, он был бы не прочь приударить за девчонкой, у которой такие изящные лодыжки и щиколотки, такие маленькие узкие ступни с тонкими пальчиками, а с другой стороны - пусть бы он никогда их не видел. Ведь обладательница этих ножек давно уже мертва, а вторую такую где найдешь?

-            Располагайтесь, - привидение указало на два покрытых пылью кресла. - Это одна из тех комнат, куда слуги редко заглядывают. И тут мы можем сколько угодно общаться - пока я тут, сюда никто не может войти...

-            И в-выйти? - дрогнувшим голоском спросила Марта.

-            И выйти - тоже.

Дитрих переглянулся с Мартой. Обеим молодым людям пришла в голову одна и та же мысль - что привидение заманило их в ловушку.

Внезапно Дитрих сорвался с места и кинулся к дверям, но те захлопнулись перед самым его носом так, что юноша едва успел выставить вперед руки, что бы защитить лицо.

Гулкий хохот раздался у него над ухом. Взвившись в воздух, фру Рейн стремительно описала круг по комнате, зависнув наконец перед неудачливым беглецом.

-            Не старайся, - усмехнулась она. - Я же сказала - пока я в этой комнате, отсюда никому и нщогда не выбраться!

Марта тихо заскулила, боясь плакать в голос. Она представила свою ужасную кончину тут, в четырех стенах. Дитрих поддержал девушку. Вид ее слез мигом вернул ему присутствие духа. Как-никак, это дело мужчин - смотреть в лицо опасности. И разве он такой уж трус, что испугается какого-то призрака? Люди порой бывают намного страшнее и опаснее.