Чего тут только не было! На любой уровень и кошелек. От ярко раскрашенных тарелок, по

которым даже незрячий не промажет, до хитро вымудренных механизмов, которых следовало запустить метким выстрелом в неизвестную точку. Два огромных битюга с шорами на глазах мирно дремали в упряжке. Фонарики и колокольчики украшали их могучие крупы и спины. Щелчки мелких пулек,то и дело улетавших в молоко, звери смахивали расчесанными хвостами, как насекомых.

Публика попивала кофеек и сидр. Закусывала горячими плюшками и чесночной колбасой и мелкими ставками не интересовалась. Успеется. Встречи дружественных компаний, новые наряды, сплетни и стрельба глазами. Известная здесь всем и каждому девичья команда заняла один из лучших столов. Роза-Линда уселась в лично доставленное ей Мартином кресло и развлекалась комментариями в адрес начинающих стрелков и весьма немолодыми шутками.

Простенькие мишени, детские правила, копеечные ставки. Состязание стрелков слабо занимало кавалеров и их дам. Переживали только родные и близкие дуэлянтов.

Время не ждет. Намекает прозрачно: пришла пора общество взбодрить. Я стала здесь той самой темной лошадкой, которую все мечтают научить жевать сено. После десяти точных попаданий от желающих меня уделать отбою не стало. Мелкие монеты перекочевывали в мой карман. Но медленно, Неназываемый, медленно!

-            Послушай, парень, - герр Мосин улыбался доброжелательно слишком, - у нас здесь праздник, а не расстрел. Может быть, присядешь за столик, отдохнешь, выпьешь стаканчик сидра за мой счет. Не надоело избивать младенцев? Дождись взрослую лигу.

-            У меня нет времени, - призналась я, кивая согласием очередному учителю по стендовой стрельбе. На этот раз это оказался серьезный толстопузый дядя в жгуче-малиновом жилете и цепочке от часов такого размера, что ею можно швартовать авианосцы.

-            Сколько тебе надо? - сразу перешел к делу букмекер.

-            Тысяча, - я порылась в карманах, - хотя нет, уже только восемьсот двадцать.

-            Ты ненормальный! - презрительно скривил губы герр Мосин, - иди погуляй, пока я патруль не вызвал. Вернешься к главному призу. Если повезет, войдешь в тройку.

Из-за его спины на меня выразительно глянул дюж;ий возница фургона.

Я развела руками толстяку, мол, увы и адью. Тот без интереса вернулся на свое место.

-            Спорим, что ты не попадешь белке Тирле в левый глаз, - вдруг раздался насмешливый голос моей взрослой подруги.

Роза-Линда небрежно покачивала туфелькой серьезного размера на соблазнительной ножке. Кондитер что-то шептал ей в ушко, ухмыляясь и прихватывая ласково за плечико. Теплый ветерок приподнимал кружевной воротник нехрупкой прелестницы и нахально щекотал ему бороду.

Еерр Мосин с шумом втянул в себя воздух через сердитый нос.

-            Это ты мне, моя дорогая Рози?

-            Ну что ты, Мос! - она небрежным жестом смахнула губы Мартина, подобравшиеся опасно близко к ее шее.

Тот обиженно выпрямился. Елянул на конкурента волком.

-            Я обращаюсь к этому нахальному парнишке. Слабо тебе, мой меткий, сбить флюгер на крыше банка выстрелом белке в глаз? Сто монет!