-            Эй, красавчик! Ищешь кого? - редкозубый мужичок ухватил меня за локоть, заглядывал снизу востренькой мордочкой. - Купи беляш!

-            Блоху не видел? - я с отвращением посмотрела на коричневые куски теста, шипящие на железном противне. Кошка там у него или крыса? Сглотнула предательскую слюну.

-            Купи беляш, тогда скажу, - он ухмылялся широкой дырой на фасаде.

-            Мерси, переживу как-нибудь без твоей отравы.

-            Бери! Чистая человечина, вырезка, клянусь мамой! - щербатый вцепился в мой рукав грязными пальцами.

-            Отцепись, чумазый!

-            Дай монетку, малыш, а я тебе - пирожок. Ты же от мамочки сюда удрал человечинки попробовать, давай, не стесняйся! Давай-давай, выворачивай карманы! - мерзкий продавец разошелся ни на шутку. Орал в полный голос и кривлялся. Надо было сразу его пристрелить.

-            Отвали от меня придурок! Местным будешь втирать своих крыс! - я попыталась вырваться, да он сильнее оказался раз в сто. Поцарапал грязным ногтем до крови.

Нескончаемо длинный день выморозил навязчивым и пошлым финалом. Я взбесилась! Развернулась к крысиной вонючке и показала свое истинное лицо.

-            Ментальная атака! -ударил по ушам чей-то истошный вопль.

Сквозь застилающую глаза красную муть просочилась картинка. Застыли в ужасе торговцы и прохожие. Искаженные страхом лица и недоделанные жесты. Площадь словно накрыла невидимая оторопь. Я моргнула. Кто-то повалился на колени, кто-то в обморок. Но мой кормилец-надоеда выдержал, обмочил штаны и стоял, поджав левую ногу, как аист. Скучное, безволосое личико терзала бесполезная злоба. Я засмеялась и очнулась.

-            Патруль! Где стража? Ментальная атака! Кто посмел?! - площадь возбудилась. Торговый люд стряхивал наваждение и заглядывал друг другу в лицо.

-            Это он! Я знаю, это он! - крысожор тыкал в мою сторону пальцем. Прикасаться не рисковал больше. Воняло гадостно. - Я свидетель! Где патруль?

-            Закрой рот, гаденыш! - прошипела я и резко развернулась, чтобы уйти.

Здоровенный детина с мордой центуриона в танковом шлемофоне встал на пути. Короткоствольный автомат держал небрежно под мышкой.

-            Ты кто? - прогудел он басом.

-            Я ищу Блоху, - никакого ответа получше я не придумала.

-            В баню надо ходить, - толи пошутил, толи нет, громила- центурион. - Ты провел атаку?

-            Нет, - я отказалась сразу.

-            Пошли. Разберемся, - велел здоровяк. Дуло автомата теперь глядело мне в лицо.

-            А почему я? - я попробовала возмутиться, - че некому больше, вон народу сколько!

-            Этих я всех знаю, - спокойно пресек мои жалкие попытки стражник, - а тебя вижу в первый раз.

Он сделал шаг вперед, прямо ко мне. Я невольно попятилась, потом повернулась и пошла. Железо неотступно тыкалось между лопатками. Физиономия центуриона напрягала смутным чувством. Будто я ее видела раньше.

Любопытные с приятной скоростью уступали нам путь. Я учуяла полустертый аромат безнадежной белой сирени и позволяла подталкивать себя в спину здоровяку с автоматическим оружием. Наши направления совпадали чем дальше, тем верней.

Пресловутая тошниловка нашлась и гордо именовала себя таверной «Последний приют». Я хмыкнула, оценив чувство юмора местных ребят. Автомат мягко железом между лопаток направил внутрь. Мужчины за столами без скатертей с интересом следили, как стражник уводит меня в неприметную дверь между кухней и лестницей на второй этаж. Переговаривались негромко между собой на смеси многих языков. И не все они были людьми.

В комнате без окон, куда привел меня центурион, витал аромат белой сирени. Моя цель рядом. Ждет меня за боковой перегородкой, буквально. Я сделала несколько шагов влево. Запах стал глуше. Я вернулась назад к двери. Ощущение присутствия усилилось. Двинула вправо. След барона побледнел.

-            Ты че бродишь? - удивился большой мужчина. Опустился тяжело на массивный табурет у входа. - Садись, не маячь.

Я уселась на такой же по другую сторону двери.

-            Ты знаешь, парень, что ментальные атаки запрещены? - поинтересовался стражник.

-            Какие атаки? Я про такое даже не слыхал, - сказала я правду. Не знала , что мое настоящее лицо так называется. - Не я это. Как бы я смог?

-            Вот и я так думаю, - он погцупал меня цепким взглядом от сапог до макушки, - жидковат ты для такой мощной штуки. Ну- ка! Забыл совсем...

Из кармана на желтый свет появился знакомый приборчик. Не подвел, выдал синий огонек.

-            Не понятно, - заключил задумчиво детина. Махнул рукой, - Ладно! Наше дело маленькое. Начальство прибудет, пусть оно и разбирается с тобой, пацан.

Я кивнула согласно. Здесь у двери присутствие барона ощущалось особенно уверенно. Словно я стою в полуметре. Шорох.