А слабый запашок цветущего клевера вполне нейтрализовал остатки алхимических ароматов.

-            А теперь поговорим. Что тут происходит, студентка Куббик? - обратился я к девушке, кивком головы указав на заставленный пробирками, ретортами, колбами и пузырьками лабораторный стол. То, что это никакая не алхимическая лаборатория, было понятно любому. И она устроена была явно с нарушением техники безопасности. Значит, незаконно.

-            Да так. ничего, - отчего-то засмущалась она.

-            Проводили эксперимент, - отрапортовал блондин.

-            Вернее, практическую часть курсовой работы по выявлению некоторых свойств жабьего камня и мандрагоры. - добавил брюнет.

-            Факультет?

-            Ведовство, - переглянулись парни.

Врут, - понял я. Г олубая отделка, выдававшая принадлежность к этому факультету, была только на накидке блондина. Брюнет щеголял черной оторочкой на подоле, что, как я успел узнать, было отличительным признаком студентов- некромантов.

-            Просто поправьте меня, если ошибаюсь, - сказал я, - но, насколько мне известно, подобные опыты проводятся на факультете алхимии?

-            Э-э. ну да, - троица быстро сообразила, куда я клоню, надо отдать им должное.

-            Тогда какого беса вы занимаетесь алхимическими опытами здесь? Или я все-таки ошибаюсь, и лаборатории алхимиков теперь перенесли в это крыло?

Все трое синхронно потупились и завздыхали.

-            Мы это. ну. не хотели, - забубнила троица. - Вернее, хотели, но. Мы же не думали. Мы потихоньку.

-            Потихоньку - что? Стащили из лабораторий алхимиков препараты? Потихоньку заперлись в не предназначенном для этого помещении? Потихоньку чуть было не отравились сами и не траванули половину корпуса? Еще неизвестно, как этот дым скажется на атмосфере! Вы понимаете, что за такое вас по головке не погладят?

Все трое вздохнули ещё жалобнее. Динка начала всхлипывать.

-            Мы хотели, как лучше, дяденька Згаш!..

-            А получилось, как всегда. Ладно, - отмахнулся я, - на кого работаете, ребята?

-            Ни на кого, - у них вытянулись лица. - А почему вы подумали.

-            Сформулируем вопрос по-другому. А именно - кто из моих коллег дал вам это задание?

-            Никто. Мы сами. В методичке вычитали. - мне под нос сунули тоненькую брошюру под названием «Нестандартное применение мандрагоры и других чародейных трав в медицине».

-            А методичку вам кто дал?

-            В библиотеке взяли.

-            Вот так пошли и взяли? - я не поверил своим ушам. Библиотрекарша осталась та самая, которую я восемь лет назад боялся до обморока и энуреза. Но чтобы она, которую даже преподаватели за глаза именовали Змеей Особо Ядовитой, добровольно выдала каким-то студиозусам подобную литературу? Ни в жизнь не поверю! И, глядя на покаянные лица горе-экспериментаторов, понял, что попал в точку.

-            Вы только никому не говорите, дяденька Згаш, - прошептала Динка и заплакала. - Мы правда хотели, как лучше. и-и-и-и.

Вот чего не люблю, так это женских слез. Теряюсь я перед ними. А когда плачет хорошенькая девушка, вообще таю, как снег под солнцем. А Динка даже сейчас, растрепанная, с распухшим носом и покрасневшими глазами, была так симпатична.

-            Ладно, «химикаторы», - смилостивился я. - Сей опасный для здоровья окружающих опус я забираю. Вашу лавочку советую прикрыть, и хотя бы какое-то время постарайтесь вести себя тише воды, ниже травы. Если это все всплывет, я постараюсь вас отмазать, но особенно на мое заступничество не рассчитывайте. Я тут без году неделя, временно и вообще пока на птичьих правах.

«Если не считать того, что меня сюда направил сам Великий инквизитор, которому наш бессменный ректор не имеет права отказать!» - добавил мысленно.

Студенты бросились хором меня благодарить. Динка от полноты чувств даже повисла на шее и звонко расцеловала в обе щеки.

-            Дядя Згаш, вы чудо! Я вас так люблю!

-            Угу. Но книжечку придется все-таки конфисковать! - я помахал перед ее носиком брошюркой.

-            Нет!

Ого-го! Вот уж не ожидал, что вся троица с воплями ринется в атаку, чтобы отбить печатное издание! Хорошо, что я все- таки имею кое-какой опыт - мигом отскочив, провел ногой по полу линию, бросив короткое заклинание, и парней отбросило от созданного мною «щита». Сгоряча немного не рассчитал сил, и оба студента чудом удержались на ногах. Сама Динка шлепнулась на задницу и взвыла от боли и обиды:

-            Но почему?

-            Потому! - я постарался ответить ей той же интонацией. - Книга сия мне не внушает доверия, господа студенты. Я намерен на досуге изучить ее содержимое, и, если отыщу что- то подозрительное или опасное, мигом поставлю в известность вашего куратора, библиотекаршу и кое-кого из высшего начальства.

Троица побледнела, и я понял, что решил правильно. Что-то с этой брошюрой было не так. Но сейчас рассматривать ценный трофей было некогда.

-            Отдайте, пожалуйста, - попросил блондин. - Мы ее под честное слово взяли.

-            У кого?

Они помолчали. Ясное дело - сочиняют легенду посолиднее. Но ведь и я тоже когда-то был студентом и кивнул в ответ:

-            Не в библиотеке, надо полагать? Если так, то я сам верну ее по адресу. А если, - добавил, заметив опасный огонек в глазах брюнета, - у нее имеется другой хозяин, то пусть он сам выходит со мной на связь. Пока я опять-таки не сдал книгу в библиотеку. Вам понятно?

Студенты кивнули. Динка смотрела на меця, как на предателя. Мне было жалко девочку, но если в руки молодежи попала опасная вещь, тут не до нежных чувств.

-            А сейчас - приберите тут за собой и молитесь, чтобы у вашего опыта не случилось других, не столь лояльно настроенных свидетелей!

С этими словами я развернулся и вышел в коридор с твердым намерением посвятить остаток дня изучению брошюрки. Но, как говорится, человек предполагает, а бес располагает. Не успел я подняться на этаж повыше, как навстречу мне, заламывая руки, кинулся завкафедрой общей магии, мэтр Лихур. То есть, он был завкафедрой ещё в мою бытность студентом и, судя по нашивкам на мантии, с тех пор карьеру не сделал.

-            Мастер Груви! - воскликнул он, тряхнув меня за локти. - Наконец-то! Вас мне послали сами боги!

-            А что случилось? - поинтересовался я, понимая, что возможность спокойно почитать до ужина рассеивается, как дым.

-            Мэтр Г орбжещ на занятия не пришел. Целый курс остался без преподавателя. А вас приняли временно, на замену, вот и замените его. Хотя бы сегодня. А там мы что-нибудь придумаем! Это срочно!

Что ж, я сюда прибыл работать. Так почему бы не начать прямо сейчас?

-            Какой курс?

-            Второй.

-            А предмет?

-            Пентаграммостроение.

Ой, блин, вот я попа-ал. Ваш покорный слуга ещё в бытность студиозусом прославился тем, что, единственный со всего курса, пентаграммостроение сдал с четвертой попытки. Собственно, попытки и не было. Просто преподаватель - не мэтр Г орбжещ, а другой, до него - махнул на меня рукой. Мол, что с него взять? Безнадежен! Пока работал по специальности, я кое-как смог изучить этот предмет и перестать лепить самые грубые ошибки, но чтобы преподавать? Легче безногому научиться танцевать чечетку!

-            Выручайте! - завкафедрой тряс меня, как грушу. - Спасайте положение! Хотя бы временно!

-            Ну, если временно, то. в какой они аудитории?

-            У них практическое занятие на плацу.

Я посмотрел за окно. М-да, погода не шепчет. Дождя, конечно, нет, но с утра похолодало, да и ветерок какой-то подозрительный. Как бы дождь не пошел. Ладно.

-            Показывайте дорогу.