Даже первокурсница Динка разбирается в этом намного лучше благодаря домашнему обучению по методу мэтра Куббика. Но с другой стороны, я не виноват, что пентаграммы только на втором курсе и начинают изучать!

-            А может быть, мастер Груви, вы сами покажете нам, какие тут должны стоять знаки? - милым голоском поинтересовалась ещё одна девушка. - Инесса Шляк. Можно просто Инесса.

-            Да-да, просим! - раздалось со всех сторон торопливое. - Покажите, пожалуйста! Очень просим!

Они мне разве что не аплодировали, а студентка Львович так вовсе повисла на локте и выдохнула интимным шепотом:

-            Вы не представляете, как это интересно!

Интересно им! На концерт они пришли? Я им что,

приглашенная звезда? И как, хотелось бы уточнить, мне их предлагается развлекать? Начертить им пентаграмму? Какую?

«Любую! - пришла неожиданная мысль. - Кривую, косую, неправильную. А они пусть думают, пусть ищут в учебниках ответ, что именно ты сделал не так!»

-            Хорошо, - кивнул головой, заодно пытаясь как можно деликатнее стряхнуть с локтя повисшую на нем студентку. - Но с одним условием. Я черчу, а вы внимательно смотрите, запоминаете или перерисовываете, а потом в качестве домашнего задания ищете, где и какие ошибки я допустил!

А что? Ловко я придумал? Что ошибки у меня будут, сомнений нет. Ваш покорный слуга никогда не мог начертить нормальную пентаграмму, если рядом нет методички или собственных лекций в качестве шпаргалки. И сейчас я вдохновенно плюхнулся на колени и принялся яростно скрести утоптанную землю ножом.

Погода стояла, что надо. Пару дней назад прошел небольшой дождик, после которого не сразу наступила жара,так что земля на плацу была в меру влажная и твердая. Нож оставлял в ней ровные борозды. Я, увлекшись, вдохновенно ползал на четвереньках, бормоча себе что-то под нос, пока студенты, столпившись кругом, зарисовывали все то, что чертил мой нож. Что именно он рисует - меня не волновало. Я был творец. Я творил! Созидал. Изобретал.

И был вынужден остановить порыв вдохновения, когда запоздало сообразил, что больше рисовать просто негде. Осторожно выпрямился, отряхивая ладони от земли и убирая нож. Оглядел свое творение.

- Ну, вот как-то так. Все успели перерисовать? Тогда домашнее задание - отыщите все ошибки, которые я тут наделал.

А то мне самому интересно, чего такого я тут начеркал!

 

Гром грянул на третьи сутки. Я уже начал понемногу привыкать к ритму жизни Колледжа, если можно так сказать, с изнанки. Вакансий ни на одной кафедре пока не предвиделось, так что я оставался просто помощником преподавателя и большую часть времени был практически предоставлен сам себе. Ходил, где хотел, мог зайти в любую аудиторию во время занятий и посидеть на скамье у стены. Мог до полудня валяться на постели в своей комнате. Было немного скучно. Вы скажете - сейчас самое время, чтобы изучить ту самую методичку по алхимии? Ну, пролистал я ее. Аж два раза. Но так ничего и не понял. На закладке не было отмечено, кому она принадлежит - только стоял библиотечный штамп. Что же до такого простого решения, как дойти до библиотекарши и спросить ее саму. Нет уж. Слишком хорошо помнился страх перед встречами со Змеей Особо Ядовитой, поэтому решил тянуть до последнего и пытаться разобраться самостоятельно.

В ожидании, пока меня осенит идея, я прохаживался по коридорам вальяжной походкой, отвечая на приветствия пробегавших мимо юношей и девушек. Да, восемь лет назад я был точно таким же. Полон стремлений, честолюбивых мечтаний, карьерных планов. Жизнь внесла свои коррективы. Кто я теперь? В своей основной профессии дальше простого провинциального некроманта мне уже не подняться. На новом поприще карьеру делать что-то не хочется. А что до этой работы. Я всего-навсего выполняю весьма туманный приказ. Вернее, должен выполнить, поскольку за трое суток так и не решил, с какой стороны к нему подступиться.

- Вон он! - за спиной раздался крик и топот ног. - Мастер Груви! Мастер Груви! Да обернитесь! Мы вам кричим!

Так, неужели по мою душу явились жадные до знаний студенты? Что-то мне не хочется с ними встречаться. Ускоряю шаг.

-            Мастер Груви! Да остановитесь же!

-            Вот бес! Он нас не слышит? Давайте хором!

-            Мас-тер Гру-ви! Мас-тер Гру-ви!

От слитного вопля, казалось, содрогнулись стены. Я прибавил шагу и нырнул за угол. Вслед донеслось отчаянное:

-            Держи его! Уходит!

Ой, мама! Подобрав полы мантии, перешел на бег.

-            Лови его! Хватай!

Погоня? Ага! Не понятно лишь, чего они ко мне привязались? К счастью, от разъяренной толпы мне уже приходилось убегать. Сначала надо оторваться, потом кинуть в преследователей парочкой заклинаний - безобидных, но достаточно ярких, чтобы сбить с толку. И пусть у меня будет всего две-три минуты, оторваться и спрятаться я успею. Другой вопрос, что мне в моем возрасте убегать как-то уже несолидно, но.

Завернул еще раз за угол, чтобы оттуда без помех кинуть в преследователей заготовкой и.

... влетел в широкие объятия старого знакомого.

-            Ого! - воскликнул Рой Бойко. - А ты откуда взялся?

-            Оттуда, - трепыхнулся в объятиях аспиранта. - Пусти.

Спешу.

Бесполезно. Хватка у боевого мага была железная, рассчитанная на монстров.

-            Чего? Это за тобой, что ли? - из-за угла как раз выныривали мои преследователи. Заметив, что меня поймали, они испустили радостный вой и мигом взяли нас с Роем в кольцо. Попытка малодушно прикрыться красавцем-аспирантом и отвлечь хотя бы девушек от моей скромной персоны провалилась. Студенты видели только меня.

-            Мастер Груви! Мастер Груви, - перебивая друг друга, загомонили сразу несколько человек. - Вы нас извините, мы вас везде ищем! Мы понимаем, что вы торопитесь, но мы вас долго не задержим!

-            Вы у нас домашнее задание не проверите? - откуда-то змеей выскользнула улыбающаяся девушка и с видом собственницы повисла у меня на локте. - Это быстро.

-            Э-э, - я стрельнул глазами по сторонам, отыскивая пути к отступлению. - Какое домашнее задание?

-            Ну, ваше домашнее задание! - студенты толкались локтями, буквально лезли друг на дружку и все,исключительно все, протягивали мне листки с какими-то схемами и расчетами. - Вы нам задавали на прошлом занятии, помните?

-            Э-э. - я сделал попытку вырваться, но безрезультатно. Ощущение было похоже на то, когда меня когда-то давно ловила разъяренная толпа, чтобы доставить к месту, где «господину некромансеру» предлагали в принудительном порядке «колдануть». - Помню и.

-            Мы все решили! - чей-то листок сунулся мне под нос. - Вот! Ни одной ошибки мы не отыскали! Четырежды проверяли!

-            Как - ни одной?

Не веря своим ушам, вырвал из руки студента листок и внимательно его осмотрел. Даже перевернул схему вверх тормашками и заглянул на тыльную сторону клочка пергамента. Потом потребовал для сравнения другие листки. Парни и девушки совали их мне в руки торопливо и жадно, заглядывая в глаза и умильно улыбаясь.

Ни одной ошибки? Великие боги, неужели я действительно это смог? Неужели мне случайно удалось начертать абсолютно правильную пентаграмму?

-            Мы потом наши результаты отнесли мастеру Г орбжещу, - сообщил мне студент, чей листок я взял первым. - Думали, что вы там какую-то хитрую загадку загадали - мол,такие пентаграммы можно чертить только при убывающей луне или исключительно на закате, или при каких-то ещё условиях, которые вы нарушили. И ничего! Это правильная пентаграмма, мастер! Абсолютно правильная!

В его голосе послышалась почти детская обида. Получается что, я же виноват в том, что ни разу не ошибся?

-            А вы что думали? Что я на первом же занятии дам вам нечто заковыристое? - лучшая защита всегда в нападении, так что я ринулся в атаку, очертя голову. — Надо мне было узнать ваш уровень знаний или нет? Вот и начертал что попроще. А вы заодно столько книг по теории перелопатили - небось, к экзаменам так готовиться не будете!

-            А экзамен вы у нас будете принимать, мастер? - Марианна Львович протолкалась вперед и как бы невзначай стиснула мой локоть пальчиками.

-            Не знаю, - ответил честно. - До завершения учебного года еще месяцев шесть. Еще неизвестно, где я сам буду в его конце!

-            Оставайтесь с нами! С нами! - загалдели студиозусы. - С вами так интересно! Вы такой классный! Такой умный.

Похвала приятна любому, тем более когда хвалят за пустяки. И я кивнул, ещё не зная точно, к чему это все приведет.

Вот так, собственно,и началась моя преподавательская деятельность. Хотя, честно говоря, «преподавательская» - не совсем правильное слово. И не совсем деятельность, если честно. Постепенно коллеги привыкли к тому, что я отираюсь рядом, и стали понемногу впрягать меня в работу. Я стал каким-то «мастером на всякий случай» - то в лабораториях при проведении экспериментов срочно нужны были лишние руки, то на зачете надо было ходить по рядам и вылавливать тех, кто пользуется шпаргалками. То действительно случалось заменять кого-то из отсутствующих коллег. Но такое счастье выпадало раз в седмицу, и большую часть рабочего времени я проводил в учительской комнате отдыха, пролистывая журналы и заполняя бесчисленные таблицы и отчеты.

Да-да, коллеги с радостью спихнули на меня всю бумажную работу. Кое-кто высказался даже в том смысле, что, как тезке «знаменитого Згаша Груви», мне просто необходимо много писать.

И вот я целыми днями сидел за столом, склонившись над пергаментами и покрывая их стройными рядами букв и цифр. Скучно, если честно. Но и спокойно. Сиди себе, пиши ни о чем не думай. В какой-то момент ко мне привыкли настолько, что, пока не окликнешь, кашлянув - мол, я тут! - на меня и внимания-то не обращали.

 

Поначалу это было обидно - заваливаясь в комцату отдыха, учителя кидались заваривать успокоительные чаи, попивая их с печеньем и кренделями, а мне предложить чашечку забывали.

И у всех была одца отговорка: «Мы вас не заметили!» Нормального общения после такого отношения не получалось, но в начале второй седмицы я так к этому привык, что смог посмотреть на ситуацию под другим углом.

Вернее, мне помогли по принципу «не было бы счастья. »

Скрипнула дверь. Послышались шаги. Я, сидевший к ней спиной, невольно вздрогнул, но писать не перестал. В самом появлении в комнате отдыха педагогов не было ничего необычного. кроме того, что сейчас вовсю шли занятия. И свободных от уроков наставников, кроме вашего покорного слуги, не имелось.

-            Никого? - приглушенный шепот заставил меня замереть на месте.

-            Никого, - ответил второй голос. - И ещё почти полчаса никого не будет. Все чисто.