Судя по всему, меня они пока не замечали. Позволить им и дальше пребывать в неведении?

Пока я обдумывал этот вопрос, незнакомцы проскользнули в комнату, притворив за собой дверь.

-            Вот так-то, - запахло озоном, и послышался тихий треск, как всегда бывает при наложении отводящих глаза чар. - Теперь нам никто не помешает!

-            Хорошо бы, - второй заговорщик слегка нервничал. - Говори уже, что хотел.

Я затаил дыхание.

-            Я договорился.

-            Да ну? В самом деле? И. когда?

-            Сегодня вечером, через полчаса после отбоя. На центральной аллее.

-            Так скоро? - в голосе заговорщика послышался страх.

-            А ты как хотел? Думал, тебя сто лет мурыжить будут? Нам нужны верные люди. Отвечай, ты с нами или нет?

-            С вами, но. это все точно? Все именно так, как ты говорил?

-            Богами клянусь! Я, когда про тебя мастеру сказал, он меня почти полчаса расспрашивал, кто ты и откуда, что за человек, ну и вообще все в таком духе. Потом подумал немного и говорит: «Приводи. Можно!» - и время назначил.

-            Ох! И что я там буду делать?

-            Ничего особенного. Может, на первый раз с тобой только побеседуют. Ну, могут задание какое-нибудь дать.

-            Какое?

-            Не знаю. Что-нибудь для проверки. Мне приказывали приготовить в наших лабораториях отраву и разбросать ее на улицах, чтобы потравить бродячих собак. Кому-то велели на кладбище побывать и принести руку мертвеца, похороненного не больше месяца тому назад. Кому-то приказывали достать золото. всякое бывает. Мастер с тобой поговорит и решит, какое тебе задание по плечу. Так что не переживай особо.

-            Да я не переживаю. Просто. А если не справлюсь?

-            А если я прямо тут на тебя наложу заклятье, чтобы напрочь блокировать твою память? Да так, что ты не только наш разговор - имя свое забудешь?

Я прислушивался к их диалогу, не смея не только как-то обнаружить свое присутствие, но и даже шевельнуться, чтобы себя не выдать. Неужели, это то, о чем я думаю? Так скоро. даже месяца не прошло, и вот я случайно вышел на след. На след чего? Заговора? Тайного общества? Да быть такого не может! Слишком все легко и просто. Но кое-какие совпадения настораживали.

Во-первых, собаки. В Зверине действительно несколько седмиц тому назад за одну ночь нашли аж четырнадцать трупов бродячих собак и ещё восемь отыскали в течение следующих двух суток, по запаху. Дело бы не получило огласку, но в числе тех восьми оказалась любимая болонка герцогини Нивельгейм. Собачка бегала по парку возле особняка герцогов Нивельгеймов, потом что-то нашла в траве, слопала быстрее, чем ее окликнули по имени, и пару часов спустя умерла в судорогах, пуская изо рта кровавую пену. В присохшей пене были пасти и остальных жертв, и только после этого их отправили на вскрытие и обнаружили какой-то новый, неизвестный науке яд.

Во-вторых, рука мертвеца. Даже не «рука», а «руки» - восемь раз за полгода осквернялись могилы, и всякий раз исчезала только одна, правая, рука у покойника.

В-третьих, золото. За те же полгода было совершено семь ограблений, не считая «простых» вооруженных нападений на улицах. Всякий раз похищали только золото. Эти три момента, конечно, не повод для тревоги, но в том загадочном яде нашли очень большое содержание именно золота и муки из человеческих костей. Конечно, были еще «в-четвертых», «в- пятых» и даже «в-шестых», что говорило о готовящемся серьезном деле. И именно из-за него меня и командировали сюда. Но никто не думал, что все начнется так быстро.

Но - тс-сс! Никому ни слова!

-            Не надо блокировать память! - у заговорщика слегка дрогнул голос. - Я и так никому не скажу.

-            То-то. А не то смотри, мне заклинание кинуть - раз плюнуть!

-            Знаю я тебя.

-            Не так хорошо, как думаешь! Придешь? Не испугаешься? А то смотри.

-            Приду!

-            Вот и ладно, - послышался скрип двери. - Вроде никого. Выходи ты первым, а я за тобой. И весь день держись от меня подальше.