Еще более смутила Гаста Тайна, которая внезапно опустилась рядом с ними на колени и устроилась прямо на полу. Случайно или нарочно, но при этом подол ее темно-синего платья задрался, обнажив одну ножку.

-            Господа желают сначала развлечься или сразу перейдем к делу? - мурлыкнула она, кончиками пальцев поглаживая колено оцепеневшего от такого обращения Гаста.

-            Девочки, - Даян хозяйским жестом положил ладонь на колено Вешенки, - наш друг не видел женщин четыре с половиной месяца. А до этого он жил в условиях, которые мало, чем отличаются от условий мужского монастыря с очень суровым уставом. Обет безбрачия, воздержания, умерщвление плоти и все такое. Можно сказать, он впервые за последние пять лет живет нормальной жизнью!

Гаст уже открыл рот, чтобы возмутиться, но подумал, что по сравнению с условиями подземного зоопарка так оно и есть.

-                  Да? - Тайна прислонилась к ногам Гаста, поглаживая их уже с откровенной лаской. - И где же он был все это время?

-            В зоопарке Ордена Орла, - «заложил» рыцаря Даян прежде, чем тот успел открыть рот. - Сидел там в клетке в качестве оборотня.

-            Ну, спасибо! - прошипел Гаст, неожиданно ошутив, как встала дыбом невидимая шерсть на загривке. - А еще друг называется!

Но на девушек это шокирующее заявление не произвело должного впечатления. Скорее, наоборот - они уставились на бывшего рыцаря с восторгом, как на иноземную диковину.

-            Правда? - весело воскликнула Тайна и проворно вскочила на ноги. - Никогда не делала это с оборотнями!

-            Вот видишь? - подмигнул Даян ошеломленному Гасту. - Я же говорил, что тут все свои!.. Ты покажешь мне свою комнату? - обратился он к брюнетке. - А Тайна пока развлечет моего друга.

Вешенка встала, и Даян тут же оказался рядом, обнимая ее за талию. Тайна наклонилась вперед, кладя руки на плечи оцепеневшего Гаста, приоткрыла розовые губки, потянувшись к его губам, и бывший рыцарь оцепенел окончательно - из-под верхней губы девушки торчали небольшие острые клыки.

-            Дая-ан, - просипел Гаст, вжимаясь всем телом в мягкую спинку дивана. - Она... она...

-            Вампир, - Даян на минутку оторвался от губ Вешенки. - Ну и что? Они обе вампирши, между прочим. А ты - оборотень! Так что расслабься и получай удовольствие. Мы для этого сюда и пришли.

С этими словами он опять впился в губы Вешенки, торопливо лаская ее грудь сквозь низкий вырез платья.

Гаст с тоской посмотрел на Тайну. Затаив дыхание, она ждала его дальнейших действий. От нее пахло чем-то странным, можно сказать, таинственным. Обоняние у Гаста тоже обострилось после обращения, и он некоторое время смаковал незнакомый запах, пока не нашел его приятным.

Девушка придвинулась ближе, положила руки ему на плечи. Их взгляды встретились. В глазах вампирши блеснул огонек живого интереса.

-            А ты меня не укусишь?

Тайна прыснула - эти слова вырвались у них одновременно. Несколько секунд после этого они обалдело смотрели друг на друга, а потом также хором рассмеялись.

Как ни странно, это сломало ледок недоверия, и Гаст уже смело поцеловал вампиршу в готовно приоткрытые губы.

На сей раз обошлось без снов. Не было снега и морозного зимнего неба, не было сугробов и завывания волков. Даже лунная тварь, которая с некоторых пор так или иначе врывалась во все его сны, и то отсутствовала. Вынырнув из глубокого, как омут, сна без сновидений, Гаст какое-то время лежал, бездумно уставившись в потолок и силясь понять, где он и что произошло.

Рядом сладко вздохнуло и повернулось с боку на бок что-то живое и теплое. Бывший рыцарь скосил глаза - и ахнул. Положив головку ему на плечо, рядом спала бледная блондинка. Солнечный лучик скользнул между темными тяжелыми шторами на ее лицо, и кожа на нем показалась такой нежной и тонкой, что можно было увидеть все сосудики и косточки. Одну ножку прелестное создание положило на ноги Гаста, почти касаясь коленкой его чресел.

-                  О боги! - выдохнул Гаст, сразу все вспомнив, и потянулся к своей шее, чтобы проверить, нет ли следов укусов. Да нет, вроде ничего такого нет. Повозившись, он осторожно отодвинул блондинку так, чтобы луч не касался ее тела. Девушка даже не проснулась - лишь повернулась на бок и подтянула коленки к животу, когда бывший рыцарь выбрался из постели и огляделся в поисках одежды. Не дожидаясь, пока он созреет сам, память уже начала свою подрывную деятельность, подбрасывая одну картинку прошлой ночи за другой - в основном, это были позы, которые они с блондинкой успели перепробовать прежде, чем выдохлись. Единственное, о чем она упорно молчала - это каким образом на потолке комнатки оказались явно песьи следы от когтей? Он что, на какое-то время ухитрился превратиться в волка? Но ведь полнолуние миновало на прошлой седмице! Как такое возможно?

Комната носила следы полного разгрома - два стула и стол опрокинуты, сундуки с бельем сдвинуты в угол, вещи раскиданы по всем углам, на полу валяется пустая бутыль, две тарелки и какие-то осколки. Гаст еле нашел свою рубашку, перепачканную губной помадой сверху донизу. Один сапог обнаружился за сундуками, второй смирно стоял под кроватью - из него торчал кружевной женский чулок. Штаны пришлось снимать с настенного подсвечника, а остатки платья блондинки были равномерно разбросаны по всему полу.

Глумливо хихикающая память тут же подбросила картинку - он, не в силах ждать, пока вампирша разденется, просто-напросто порвал ее наряд...

-            Ох, блин! Не расплатимся! - пробормотал Гаст, озираясь по сторонам в поисках своего пояса.

Таковой все никак не находился, и Гаст начал тихо паниковать. Не то, чтобы было дурным тоном забывать в гостях свои вещи - просто без пояса штаны бы пришлось постоянно поддерживать руками, поскольку украденные в деревне портки были ему велики.

-            Эй! Ты уже проснулся? - в приоткрытую дверь сунулся полностью одетый Даян. Обозрел открывшуюся картину и присвистнул: - Ого-го!

-            Тише! - зашипел Гаст. - Разбудишь!

-            Где? - напарник прошел в комнату. - Это вряд ли! Ты ее явно загонял до полусмерти!.. Ну и ну! Смотри-ка, что это такое?

Он наклонился над спящей девушкой, и Гаст, проследив за направлением его взгляда, наконец-то обнаружил свой пояс. Тот туго стягивал вместе девичьи запястья, другим концом прикрученный к высокой спинке кровати.

-            Это... это... - выругавшись, Гаст принялся отвязывать пояс, - вот бесы!

-            А ты у нас, оказывается, затейник! - мерзко захихикал Даян. - До такого мы с Вешенкой не додумались!

-            Это не то, что ты подумал! - Гаст распутал последний узел и одел пояс. - Просто я... мы... хотели... ну...

-            Да расслабься! - Даян потрепал его по плечу. - Верю я, что все у вас было по обоюдному согласию! Вся улица в курсе, как вы тут стонали, рычали и сопели!

Гаст тихо взвыл, и негодяйка-память тут же услужливо выдала : да, было. И крики, и стоны, и отчаянное: «Да! Да-а-а! Возьми меня, животное!» Уши запылали от смущения.

-            Пошли, - Даян дернул его за локоть. - Вешенка уже проснулась и кое-чего сообразила нам на обед. Кстати, ты в курсе, что полдень мы проспали?.. Или ты хочешь задержаться и продолжить?

-            Нет! - Гаст резко отвернулся от соблазнительно раскинувшегося на постели обнаженного тела и вышел из комнаты. Освобожденная от пут, девушка свернулась калачиком, подложив ладошки под щеку, и заснула ещё крепче.

«Орлы» въехали в город после полудня.

Ночь прошла плохо. В корчме было столько клопов и блох, что к утру чесались все четверо. Неудивительно, что «ястребы», забронировавшие лишнюю комнату, так и не вернулись!

В путь опять пришлось пуститься вчетвером на двух конях  Заслава, сидевшая впереди Хорива, скрипела зубами от злости и досады, представляя себе разговоры встречных обывателей : «А неплохо парень устроился! Такая красотка! Есть, за что подержаться и пощупать!» Провожавшие их взглядами мужчины разве что пальцами на них не показывали. И хотя, на ее счастье, молодой волхв рукам воли не давал, разве запретишь людям подобное думать и обсуждать? Но даже если не принимать во внимание ее положение, все равно позора не оберешься. «Орлы», королевский рыцарский орден, был широко известен в стране. Их плащи с вышитым гербом, их

характерные шлемы с закрепленными наверху летящими птицами, их герб на щитах и конских чепраках - ничто не позволяло ошибиться. И вот королевский орден так опозорился! Теперь точно будут чесать языки по всему... как там этот городок называется? По Варнецу. А потом дойдет до столицы, об их позоре узнают не только в столичном Гнезде, но и в других, малых, Гнездах, рассеянных по земле. К тому моменту эта сплетня обрастет таким количеством слухов и домыслов, что хоть в омут головой, хоть в петлю.

- Сворачиваем на окраину, - распорядилась она, кивнув братьям. - Там народа поменьше...

И меньше будет шансов, что их узнают.

На окраине улицы утопали в снегу, который от тепла домов, вылитых помоев и скопившегося мусора превратился в грязно­белое месиво. Кони порой увязали до колен, высоко поднимая ноги. Сами горожане держались вдоль стен домов, где были устроены настилы из досок, и лишь повозки и всадники двигались по середине улицы.