В которых тут же мелькнуло весьма странное выражение - смесь страха и изумления. Гаст сообразил, что заклинатель клинков смог каким-то образом узреть вторую ипостась его спутника и теперь таращится на лунную тварь... которую внезапно увидел и он сам.

-            Насмотрелся? - Даян встряхнулся и наваждение пропало. На том месте, где только что померещилась лунная тварь, худощавый мужчина лет тридцати вальяжно облокотился на стол, заваленный заготовками крестовин и «яблок».

-            Что вам угодно? - повторил оружейник.

-            Мы же сказали - пришли за мечом, волшебник! Позовешь хозяина или сам покажешь товар?

Перезвон металла о металл в кузнице прервался,и в дверном проеме мелькнул широкоплечий силуэт:

-            Кто там, Явор?

-            Благородные рыцари интересуются оружием! - ответил тот, не сводя глаз с посетителей.

-            Ага, - бросив через плечо несколько коротких распоряжений оставшимся в кузне подмастерьям, кузнец, прихрамывая, переступил порог, вытирая широкие ладони о кожаный передник. По ширине плеч и росту он намного превосходил любого из посетителей - по сравнению с ним даже высокий ростом Гаст казался хрупким юношей, не то, что Явор или Даян. Густая грива темно-рыжих волос и такая же бородища, заплетенцая в косу, чтобы не мешалась,только увеличивали его рост и размеры.

-            И какой же меч нужен благородному рыцарю? - кузнец сразу обратился к Даяну, который сидел на краю стола и вольно покачивал ногой.

-            Меч, - в руке того тускло сверкнул сталью клинок, указывая кончиком на Гаста, - нужен не мне, а вон ему. Да не какой- нибудь, а получше. Скажем, заговоренный!

При этом все трое посмотрели на волшебника.

Под пристальными взглядами всех троих Явор прошел к одному из ларей и откинул крышку, достав несколько завернутых в рогожу мечей, которые и выложил на стол рядом с только что закаленными в травах заготовками.

-            Извольте, господа, - он поочередно стал разворачивать мечи, демонстрируя каждый из них. - Вот заговоренные клинки. У каждого свое умение. Этот приучен распознавать хозяйскую руку, то есть руку того, кто первым позволит ему попробовать крови. В чужих руках он запросто может подвести,так что никому, кроме его владельца, не стоит пытаться сражаться им - можно лишиться руки или ноги, а то и самой жизни... Вот этот тоже может распознавать хозяина, но он же и пить силу врагов - достаточно всего одной царапины, чтобы ваш противник начал слабеть... А этот, - он

приостановился, не спеша откидывать рогожу с третьего клинка, - может подать хозяицу сигнал, что рядом - враг.

-            Как? - проявил интерес Даян. - Говорящий, что ли?

-            Такие мечи очень редко берут... э-э... простые люди, - бросив взгляд на кузнеца, ответил Явор. - Я рискнул добавить ему заклинание против необычцых врагов...

-            Подходит! - не дослушав, Даян спрыгнул со стола. - Мы против необычных врагов и собираемся!

С этими словами он сам отдернул с меча рогожу.

Гасту показалось, что с лавки сорвало крышу, и яркое летнее солнце буквально свалилось вниз, на стол и разложенные клинки - так ярко вспыхнуло длинное узкое лезвие. Кузнец, помянув трехэтажным матерным словом Юпттпу и всех обитателей подземного мира - а заодно причислив к ним почему-то и Явора - вообще отскочил в сторону, закрывая глаза рукой. Из кузни высунулись любопытные подмастерья.

Гаст зажмурился. Яркий свет проникал, казалось, сквозь сомкнутые веки,и он рискнул приоткрыть глаза только после того, как свет померк.

-            Это... это... Как это понимать? - взорвался кузнец.

-            Круто! - восхитился Даян, рассматривая меч, на который снова была наброшена рогожа. - С такой «свечкой» только по ночам и гулять!

-            Что это значит, Явор? - напустился кузнец на ведуна. Тот спокойно выдержал его взгляд:

-            Раньше я работал на орден Ястреба. Этому заклинанию я научился именно там.

Гаст попятился к дверям и даже вздрогнул, когда уперся в нее лопатками. В ордене Орла волхвы тоже создавали нечто подобное - мечи, которые начинали светиться, если рядом оказывались твари. Легенды о воине, с огненным мечом сокрушающем орды демонов и прочих порождений Тьмы, не на пустом месте родились. Правда, на заговоренных мечах «орлов», как правило, проступали руны защитных заклинаний,

которые сияли тем ярче, чем ближе и агрессивнее была нечисть. Но чтобы светился весь клинок?

-            Все в порядке! - вылез вперед Даян. - Мы его берем! Заверните!

-            Что? - кузнец отмер и уставился на рыцаря. - Он стоит...

-            Плевать, сколько он стоит! Мне он нравится, и этого достаточно! А тебе, Гаст?

По мнению бывшего рыцаря он бы с большей охотой предпочел любой другой меч, а не тот, который во весь голос сигнализирует о том, что его владелец не является человеком. Но спорить с Даяном было бесполезно. Он вцепился в меч, как в самое дорогое, готовый до хрипоты и заикания спорить с кузнецом, но когда тот назвал сумму в двести злотых, безропотно полез за кошелем. По мнению Гаста, такой меч стоил раза в два дороже, но либо кузнец не знал истинную цену этого товара, либо просто старался поскорее сбыть загадочный меч с рук, что вернее.

-            Осмелюсь спросить, - уже когда они стояли в дверях, долетел до них голос Явора, - а против какого... э-э... врага вы все-таки собрались?

-            Еще не знаем! - беззаботно откликнулся Даян. - Там сообразим. А что?

-            Ну, если против оборотней или, например, - Явор бросил быстрый взгляд на кузнеца, - скажем, вурдалаков...

Даян остановился в дверях, посмотрел на Гаста, потом перевел взгляд на затаившего дыхание Явора и коротко хохотнул:

-            Волшебник, ты сам-то понял, что сказал?

-            Понимаю, - Явор опустил глаза, - что сморозил глупость... но...

-            Да все нормально! Расслабься, волшебник! Мы работаем только по крупному зверю.

«Ястребы» особо не торопились, но от их благодушия не осталось и следа.

-            Мне это не нравится, - промолвил старший. - Что здесь забыли «орлы»?

-            Может, то же самое, что и мы? - рискнул предположить его спутник.

-            Если - да,то у нас могут быть проблемы. Если они тоже охотятся на оборотня...

-            Думаете, они знают, что во Варнеце есть оборотень?

-            Кто знает... Но этот город буквально напичкан оборотнями. Ты не чувствуешь, брат?

-            Чувствую, - младший «ястребок» вскинул голову, сосредотачиваясь. - Да. А вы считаете, что...

-            Могут ли нам помешать «орлы»? Смотря, за каким из местных оборотней они охотятся! Если, паче чаяния, мы преследуем одного и того же нелюдя, то придется вступить в конфликт. А если мы идем по разным следам,то главное - не пересекаться!

-            Понял.

Времени до заката было еще много, поскольку в конце зимы дни уже увеличились. Поэтому «ястребы» не спешили искать постоялый двор, а спокойно ехали по городу, присматриваясь и прислушиваясь. Варнец, маленький городишко, выглядел настолько обычным, что, если бы не донос, охотники за нечистью могли мимо него сотню раз проехать и даже не посмотреть в его сторону.

Но не в этот раз.

Несмотря на то, что «орлы» были королевским орденом, люди не слишком охотно шли к ним на поклон, если случалась какая-то беда. Ибо все знали, что не слишком охотно «орлы» берутся за мелкие дела, которые стоят всего несколько серебряных или горсть медных монет. Овражный вырь, поселившийся возле маленькой деревеньки и укравший пару коров да утащившего старика-пьяницу, не заставит их даже почесаться. А если им и займутся, то через год-другой после того, как прошение дойдет до Ордена. В отличие от них «ястребы», хотя официально, королевским же указом объявленные чуть ли вне закона, как конкуренты «орлов»,ибо подрывают престиж власти - «ястребы» очертя голову кинутся спасать от выря деревеньку в три двора. Вот и шли к ним люди - от бедняков, всем миром собиравших в качестве платы горсточку медяков, до мелких господарей и даже наместников небольших городков. «Ястребы» брались за любую работу, порой соглашаясь на плату натурой - мешками овса и ржи, конем, а чаще просто тушей убитого чудища и сытным обедом в доме старосты.

В окрестностях Варнеца с некоторых пор хозяйничал оборотень. Так было написано в доносе. Из текста письма можно было сделать вывод, что оборотень обитал в самом городе, а пакостить выбегал за стены, мародерствуя в окрестных деревеньках. «Орлы», как и следовало ожидать, не обратили бы внимания на несколько украденных овец, десяток перепуганных поселян и пару трупов, обглоданных явно не собаками. Вот если бы чудовище вырезало половину города и сложило из отрезанных голов пирамиду у главных ворот Варнеца...

Как бы то ни было, «ястребы» взялись за дело. И совершенно неожиданно повстречали тут конкурентов. А это могло означать одно из двух - либо «орлы» залетели сюда случайно, следуя по своим делам, и через пару дней уедут сами, либо слухи об оборотне докатились до их Гнезда и показались действительно стоящими внимания.

-            А что мы будем делать, если все-таки мы с ними пересечемся? - не сдавался ученик.

-            Чтобы этого не произошло, мы должны их опередить, - отрезал его учитель.

-            Явор! Яворко! Да уснул ты там, что ли?

Явор, после ухода покупателей бывший как во сне, аж вздрогнул.

-            Иду!

-            Отвар свой тащи! Клинки травить станем, - крикнул кузнец.

-            Сейчас.

Он подхватил бадью, надсаживаясь, опираясь ца живот, поволок в подсобку. Тут, рядом с кузней, было жарко и душно. Кузня стояла чуть в стороне, чтобы не было пожара. Пришлось идти через двор. Десятка полтора шагов открытого пространства. Пространства, где негде спрятаться. Где любой его может увидеть, а ему самому из-за тяжелой бадьи не свернуть в сторону.

На миг им овладела паника, да такая сильная, что когда он добрался, кузнец, пытливо взглянув ему в лицо, поинтересовался:

-            Ты здоров? Не хвораешь?

Раньше он никогда не болел и даже не знал, что это такое. Но сейчас кивнул, прислушиваясь к своим ощущениям:

-            Продуло, наверное...

-            Оно и видно. В конце зимы завсегда так. Оглянуться не успеешь, а уж горло прихватило,и в груди болит.

-            В груди болит, - эхом повторил Явор.

-            Ты вот чего, раз такое дело... Ступай-ка домой!

-            Можно?

-            Ступай-ступай! Все равно работы пока больше нет. Хвесь заместо тебя в лавке побудет, - кузнец кивнул на высоченного, но какого-то нескладного парня.