День-другой... Двух суток ему должно хватить, чтобы разобраться с таинственными покупателями - кто такие, откуда взялись, куда отправятся и с какой целью. Если у них свой путь - пусть идут, он мешать не станет. Но если окажется, что их дорожкам суждено пересечься... Тогда совсем иное дело.

Народа здесь, на окраине города, среди бела дня, прошло не так уж много. Явор сразу нашел следы недавних покупателей, тихо порадовался тому, что их не слишком затоптали. Можно попытаться проследить их до того дома, где они остановились. Там затаиться в засаде, подкараулить и...

Додумать, что будет делать дальше и как станет справляться один с двумя противниками, Явор не успел. Из-за угла повеяло смутно знакомым запахом, но, увлеченный своими мыслями, он среагировал на него слишком поздно - уже когда обладатель оного показался из-за угла.

На миг они застыли все трое - два «ястреба» верхом на конях и напротив них волшебник, помощник кузнеца с Оружейной улицы.

И этого мига было достаточно, чтобы они друг друга узнали.

-            Тыы-ы... - старший «ястреб» схватился за меч. - Вот ты и...

Развернувшись, Явор что было духу припустил прочь.

Поднырнул под какую-то подводу, обогнул толстяка- прохожего, с ходу перескочил чью-то тележку со скарбом. Пришпорившие было коней «ястребы» не оказались столь же проворны. Когда они доскакали до поворота, беглеца и след простыл. Скорее всего, перемахнул через забор, а там поминай, как звали.

-            Ушел, гад! - старший «ястреб» зло сплюнул наземь.

-            Кто это был? Вы его знали? - с любопытством спросил младший.

-            Знал! Еще бы! В ордене все друг друга знают... или думают, что знают. Он предатель. И советом Черных Коршунов* объявлен вне закона. Любой из нас обязан убить его при встрече. Ты запомнил его лицо?

(*Орденом Орла управляет Совет Белых Орланов, из числа которых избирается Великий Орлан, гроссмейстер Ордена. По аналогии с «белыми орланами» во главе Ордена Ястреба стоят Черные Коршуны.)

Юноша кивнул, нервно сглатывая слюну.

-            Отлично. Теперь и ты тоже можешь его убить, если выпадет такая возможность!

-            Э-э... а если...

-            Что значит «если»? Ты обязан! Закон на нашей стороне - это внутреннее дело ордена, и никто не вправе тебе мешать вершить правосудие!

-            Я хотел сказать, учитель, а если этот человек вздумает помешать нам охотиться на оборотня?

Старший «ястреб» хищно усмехнулся:

-            Не посмеет. А если посмеет... тем лучше. Быстрее избавим мир от предателя!

Явор бежал, не чуя под собой ног. Усилием воли, оторвавшись от преследователей, заставил себя идти медленнее.

Теперь он понял, что за тревога не давала ему покоя. Все было намного хуже, чем казалось на первый взгляд. «Отлежаться» следовало в самом прямом смысле слова - затаиться и переждать, пока не минует угроза. Но где найти такое место, чтобы укрыло его от зоркого ока «истребителей нечисти», как порой называли «ястребов»?

Да у нечисти же! И как он сразу не догадался! Конечно, глупо подставлять ни в чем не повинных людей, но лучше так, чем...

Завернув за угол дома, остановился, привалившись к стене и переводя дух. Так, сосредоточиться. Закрыть глаза, проговаривая нужный заговор. Пальцы сами пришли в движение, особыми плавными жестами помогая древним, как мир, словам обрести силу. Со стороны казалось, что мужчина пытается распутать невидимое кружево - или, наоборот, затянуть его ещё туже.

Еще немного... Ага, есть! Вот они! Далековато, но ничего. Неплохо узнавший Варнец Явор уже мысленно прикинул, по каким улочкам удобнее проходить и, разорвав контакт, отлепился от стены дома, кинувшись по указанному адресу.

В его плане, который начал выстраиваться в голове, был только один слабый пункт - а что, если, пока он идет к цели, те двое успеют оттуда убраться? Тогда придется начинать все сначала, теряя время.

Успел.

-            А теперь мы спешим на подвиг, - Даян остановился и так внимательно огляделся по сторонам, словно оный подвиг должен был выскочить на них из-за угла.

-            Куда? - изумился Гаст.

-            Не важно! Тебе ведь надо подвиг совершить и новый меч испытать! Я нас, рыцарей, знаю. Нас хлебом не корми, дай совершить что-нибудь эдакое, чтобы осталась память потомков, песни менестрелей и дети, названные в нашу честь. Без этого мы чахнем, сохнем и дохнем.