Наша компания уже подходила к лестнице, а потому нам навстречу стало попадаться все больше народу. И преподавательницы в том числе. Мы же не знали, вдруг кто из них будет сидеть в комиссии. Составят еще о нас предвзятое мнение, скажут, что невоспитанные и необразованные, занизят оценку. А оно нам надо?

-           Ой, простите, - тут же спохватилась та. - Как-то само собой вырвалось. Литицию, вон, жених днем раньше бросил. Вот я и впечатлилась.

-           А ее-то почему? - удивилась я. - Там ведь страсти кипели...

-           Так до свадьбы они того... - заговоргцитским шепотом перебила меня Элис. - Не сдержали чувств и возлежали на съемной квартире в одной постели и лишили нашу подругу чести. А утром Марк ей сказал, что она теперь недостойна зваться его женой. Мол, пред светлыми очами бога Харта да порочной и оскверненной предстать никак не может.

-           А ничего, что это он во всем виноват? - во мне проснулась женская солидарность.

-           Да козел он обыкновенный, - отмахнулась вампирша. - Обесчестил да без свидетелей. На него пальцем указать никто не может, соответственно, мальчик имеет полное право не жениться на ней. А вот Литиции теперь грозят большие проблемы.

-           Семья богатая, и расторжение помолвки будет громким, - я покачала головой. - Целомудрие до свадьбы сейчас особо никто не хранит, но в их случае позору быть.

-           И я о том же, - хмуро подытожила Кори. - Как пить дать, он изначально не особо хотел жениться. А тут повод подвернулся, чтобы слинять. И получить свое.

-           И ей уже никак не помочь? - как-то уж очень тоскливо уточнила я.

Но мне не ответили. Потому что мы уже пришли к аудитории, в которой должен был проводиться экзамен. К слову сказать, наша троица заявилась одна из первых. Бледная и заметно осунувшаяся тема нашего недавнего разговора тут тоже присутствовала. Она стояла одна и ни с кем не хотела разговаривать. Да уж, с таким видом ей повезет, если вообще сумеет защититься.

-           Это что такое? - позади нас послышался голос ректрисы. - Магесса, как вы себя чувствуете?

И обращалась она, понятное дело, к кому. Я отвела взгляд, чтобы не смущать девушку ещё больше. Хотя... Все те же Элис и Кори так не считали.

-           Я просто немного приболела, - соврала тем временем Литиция. - И...

-           Стоп! - прервала ее леди Роуз. - Будете отвечать первой. Когда подойдут остальные члены комиссии. И без присутствия в зале подруг.

А вот это было для всех сюрпризом. Я уже по-новому посмотрела на пожилую магессу Воды, которая строго осматривала всю нашу небольшую компанию. Она сделала

очень щедрый подарок ей... Неужели уже обо всем прознала?

-            Как скажете, леди ректриса, - прошептала девушка.

-            Пойдем, пока побеседуем наедине, - отпирая дверь, проговорила Вальтера Роуз.

Они ушли, а мы остались гадать, о чем же пойдет разговор. Скорее всего о жизни Литиции вне стен Института. Я отошла в сторонку, чтобы не участвовать в общей дискуссии, здраво рассудив, что для меня лучше будет не сплетни разводить, а лишний раз повторить материал. Тем более, что уже через несколько минут к нам присоединились и остальные профессоры, которые должны были оценить проделанную каждой студенткой работу.

И начался экзамен. После продуктивного общения с Вилмартом Гоутором я уже не переживала и ничего не боялась. Усилием воли отгородилась от всего мирского и сосредоточилась на дипломе. Особенно порадовалась, когда первая наша отстрелялась и вышла к нам с твердой четверкой. Думаю, она и не надеялась на подобную отметку. А еще однокурсница отчего-то посвежела и повеселела. Будто бы ей сначала выдали успокоительное, а затем заверили в том, что все будет хорошо и переживать из-за проступка жениха не стоит.

-            Я первая скажу нашим родителям о том, что свадьбы не будет, - заявила девушка после того, как продемонстрировала нам листок с пометкой «хорошо». - И пускай только попробует меня в чем-то обвинить ... Я такую трагедию разыграю, такого монстра из него сделаю...

В общем, большинство решило, что в коридоре гораздо интереснее, чем в аудитории. Поэтому, чтобы никого не подставлять, было решено отправить кого-нибудь пред светлые очи преподавателей. В конце концов, никто же не говорил, что вся группа должна будет зайти именно сейчас? И как вы думаете, кто оказался самым крайним?

-            Можно? - после короткого стука в дверь я осторожно заглянула внутрь.

-            Заходи, - милостиво разрешила мне Инесса Хорвард. - И остальных зови. Хватит сплетничать.

-            Ой, - пробормотала я, - Девочки, идемте!

И как она с такого расстояния расслышала то, что обсуждали магессы? Глупый вопрос, конечно, учитывая, что среди нас нет обделенных даром людей и нелюдей.

-            Сколько лет учились, а все равно иногда забывают о хороших манерах, - неодобрительно покачала головой профессор Остенберт.

-            Юные леди, рассаживайтесь скорее и готовьтесь, пока будет отвечать Джинни Райте, - проговорила ректриса и хитро посмотрела на меня. - Готова?

-            Стараниями господина Гоутора, - развела руками.

-            Ей просто деваться было некуда, - рассмеялась профессор Хорвард.

Я старательно отвечала на все их вопросы. Должна признать, Вилмарт меня гонял намного больше. Ко мне не придирались, меня не пытались завалить или поддеть, разозлить. Но эти воспоминания относились лишь к куратору, который имел место быть до моего похищения. Что с этим мужчиной случилось после, одним богам известно. И даже пожелал удачи напоследок. Странный он все-таки.

-            Формула...

-            Почему вы взяли именно эту тему?

-            Как вам работалось в агентстве? Чему вас там научили?

Не трудно догадаться, что это меня уже спрашивала дотошная наша леди Патрисия Остенберт. После ее лекций мне обычно требовалась убойная доза крепкого травяного чая, дабы успокоить свои и так расшатанные нервы.

-            Что такого неповторимого в вашем решении проблемы?

-            Почему вы думаете, что к вашему мнению прислушались?

Ну, и ещё много чего по расчетам, техномагии и моей

компетентности в поднятой теме. В итоге моя защита больше

походила на допрос, нежели на доклад. Не успела я в красках расписать, что да как, они... Короче, я уже снова повторяюсь.

-            Я думаю, эта магесса достойна высшего балла, - в конце концов выдвинула свое предположение Вальтера Роуз.

-            Поддерживаю, - хором ответили профессоры Хорвард и Найте.

-            А куда деваться? - решила выделиться и тут Патрисия. - Не валить же ее на финишной прямой?

-            Всегда вы так, - осуждающе покачала головой ректриса. - Ну, разве не достойна Джинни Райте получить диплом с отличием?

-            Достойна, - тяжело вздохнула та под цепкими взорами трех пар глаз собственных коллег по стихии. - Да будет так.

Как проходил экзамен дальше, не ведаю. Когда мне выдали бланк с оценкой, пришлось быстро покинуть аудиторию. Не могу сказать, что мне очень хотелось остаться. Душа стремилась петь, сердце рвалось из груди, а ноги тем временем несли меня обратно в каморку. Все, через несколько дней торжественное вручение. Ничего страшного це случится, если я приду на это мероприятие прямиком из дома. И потому сейчас уже можно паковать чемоданы, чтобы завтра или быть может даже сегодня, после обеда освободить комнату. Поймаю какую-нибудь карету у ворот, а там, надеюсь, доберусь до дома живой и невредимой.

-            А ну, стоять! - окликнули меня на лестнице голосом амурочки. - Тебе письмо от любимого!

-            От кого? - переспросила я, оборачиваясь и видя перед собой до крайности довольную и от того торжественную крылатую постальоншу.

-            От нового твоего воздыхателя, - особо не стараясь говорить тише, проворковала моя собеседница. - Джинни, твой Ниэль, вчера думал о тебе, когда ложился в постель.

-            Зачем? - кажется, у меня шок. - Чего ему от меня надо?

-            Подари ему палитру любви, - вновь вернулась к белому

стиху амура, - и получишь взамен страсть и ласку, которых еще не познала.

-            Знаешь что? - я забрала из ее пухлых ручек конверт. - Оставь, пожалуйста, свои шуточки при себе.

В это время в коридорах было мало народа. Но даже при подобном раскладе мне не хотелось, чтобы такой вот странный разговор услышал хоть кто-то.

-            Не хочу держать его мысли при себе, - заупрямилась маленькая женщина. - Ну же, открой его. Вот увидишь, что он тот ещё шалунишка.

При этих словах у кудрявой случился неконтролируемый выброс энергии, вследствие чего вокруг пышного тельца закружилось множество красных и розовых сердечек. Но я не обратила на это никакого внимания, потому что была занята чтением следующих строк: «Вечером приду к тебе,так что окно оставь открытым. Надо поговорить».

-            Ну уж нет, - хмуро проговорила я.

-            Почему-у? - расстроенно протянула амурочка. - Сильный и властный маг Земли к тебе со всей своей широкой грудью, тьфу, душой... А ты его сразу же отвергаешь.

-            Во-первых, я не знаю, что он задумал, - стала загибать пальцы. - Во вторых, мы с ним мало знакомы. А в-третьих, это против правил.

-            Да когда эти правила кого-то останавливали? - фыркнула крылатая.

-            Так, я к себе, - отрезала и, развернувшись, стала спускаться по лестнице на нужный мне этаж. - А ты можешь передать ему, что ничего не выйдет. Я собираюсь пораньше лечь спать и хорошенько отдохнуть.

-            Так с ним и отдохнешь, - возмущенно засопела за моей спиной кудрявая.

-            Я сказала, нет! - сквозь зубы процедила. - Он мне не настолько нравится, чтобы потерять голову и забыться с ним где-нибудь под ракитовым кустом.

-            А было бы так романтично... - мечтательно вздохнула приставучая почтальонша. - Двое в одних простынях, пьют вино и едят виноград...

По-моему, ей самой не мешает устроить личную жизнь. А то слишком уж у нее бурная фантазия на тему любви.

Я уже подходила к своей комнатушке, а она все болтала о всяких амурных глупостях. В итоге для нее стало неожиданностью то, что я умудрилась быстро прошмыгнуть к себе и закрыть перед ее курносым носом дверь. При этом заперев на магический замок. Который тут же навесила ещё и на окно. Мало ли, каким напористым и изобретательным окажется этот эльф? Вот что ему мешало прямо в письме описать причину своего столь неожиданного визита? А так... Прости, дорогой, но у меня другие планы. Хватит с меня этих...

-            Я так и думал, что ты мне откажешь, - осуждающе произнесли со стороны моей кровати. - Райте,ты за кого меня принимаешь?