Всего ко мне заявилось одиннадцать девиц. Все они были довольно привлекательной наружности и... аппетитной округлости. В том смысле, что мужикам там было за что подержаться. На фоне этих красоток я была... да дистрофиком я была. Впервые почувствовала себя худышкой.

-            Короче, так, - стала говорить та, что приказывала мне ещё пару минут назад открывать дверь, - мы сейчас тебе скажем, за кого хотим замуж выйти, и ты делаешь так, чтобы выбранные нами богатыри через неделю уже были окольцованы.

-            Они должны на нас жениться! - пискнула стоящая дальше

всех от меня девица. Она топталась на пороге дома, не рискуя подойти ближе.

-            Да, - кивнула первая, подтверждая ее слова. - А если удумаешь схитрить, то мы тебе здесь такую жизнь устроим, мало не покажется.

Я влипла. Теперь не удивительно, что эти с виду вполне себе женственные и милые создания, смогли вышибить дверь. Бедная старенькая избушка не выдержала такого кощунства. А я надеялась, что засов защитит меня от незваных гостей.

-            Вы чего это удумали? - зашипел на них Тимка. - Такого уговора у нас с вами не было!

-            Ты сам говорил, что если все сложится хорошо, она хотя бы для части богатырей невест найдет, - засопела блондинка. - Так мы облегчим ей задачу. Вот они мы - невесты! Пусть она на мне Острослова женит! Я давно на него поглядываю.

-            А я за Дрогослава хочу!

От такой наглости у меня глаза на лоб полезли. Даже как- то жалко мужчин стало. Зачем им такое счастье? Да и вообще... как они себе представляют подобное сватовство? Я просто должна подойти к выбранному той или иной девицей парню и сказать: «Так, дорогой, ты сегодня женишься во-о-он на этой вот красавице и будешь жить с ней всю свою оставшуюся жизнь. Слушать ее нытье, смотреть в нелюбимые глаза и продолжать ходить по бабам, потому что запретить тебе подобное я не в силах. А дежурить возле вашего дома и проверять, все ли у вас в порядке точно не буду». Так что ли?

-            А я...

-            Я не собираюсь заниматься подобным! - выпалила и еще раз замахнулась на одну из девиц. Эта рыжая бестия пыталась подкрасться ко мне сбоку и, судя по веревке, которую она держала в руках, скрутить меня. - Зачем им такие зазнобы как вы?

-            На что это ты намекаешь? - насупилась обладательница блондинистой косы.

-            На то, что вы с таким подходом к делу мной одобрены не будете! - отрезала я.

И вот зря я это сказала. Все одиннадцать девушек как одна ринулись в бой. Заверещав, я побежала в сторону двери, что вела во внутренний двор. Схватилась за ручку, дернула на себя и ничего не произошло. Она была заперта. Причем снаружи.

-            Тим, как это понимать?! - выкрикнула я, поворачиваясь лицом к девицам.

-            А ты что же думала, мы бы оставили тебе путь к отступлению? - оскалилась темноволосая и самая высокая из незваных гостий.

-            Я это... - кот попятился, - на помощь позову!

-            Тимофей! - взвыла, замахиваясь на пышногрудую блондинку. - А ну, прочь! Я кричать буду!

-            Да кричи, тебя все равно никто не услышит.

Набрав в легкие побольше воздуха, я заверещала и вместе с тем погрозила нахалкам своим оружием. Они впечатлились. Кто-то зажал уши руками, кто-то посмотрел как на ненормальную. И пусть . Я ещё могу...

-            А-а-а-а-а-а-а!!! Спасите!!! Помогите!!!

-            Да замолчишь ты или нет?! - взвыла та, что требовала впустить их в дом.

Кота уже и след простыл, так что пришлось отбиваться от девиц в одиночестве. И вот когда уже на мне таки оказалась прочная веревка, крепко прижимающая к телу руки, а во рту кляп, в избушку ввалились три богатыря.

-            Что здесь происходит?! - грозно спросил Острослов, скользя по мне удивленным взглядом.

Могу себе представить, как сейчас выгляжу. Волосы торчат в разнее стороны, ведь заплести их в косу я так и не успела, сарафан помятый, лицо заплаканное (стресс сказался). Стою в дальнем углу сеней связанная и с кляпом во рту.

-            Ольга, какого черта? - а это спросил уже Агний.

-            Агнюша, - всплеснула руками рыжеволосая и попыталась

спрятать за спинои еще одну веревку, которой, скорее всего, она хотела связать мои ноги.

-            Ну, знаете, - сказал Властислав хмуро смотря то на одну,то на другую девицу, - это уже ни в какие ворота не лезет.

Ты просто не представляешь, как ты прав! Подобное в моей жизни вообще в первый раз происходило. И предположить не могла, что попаду в такую ситуацию.

Всхлипнув, замычала, давая тем самым мужчинам понять, что меня пора бы высвобождать. Руки уже сильно саднило, да и тряпка во рту ужасно мешала.

-            Отошли от нее, - приказал девицам Острый (кстати, сейчас я поняла, что это сокращение имени ему идет).

-            Но, Острик... - пискнула блондинка и стала теребить кончик длинной косы. Еще и глазками стрелять начала. Неужели думает, что таким образом может привлечь его внимание? Если только на одну ночь, не более.

Моим пленительницам пришлось подчиниться. Они прижались к противоположной от меня стене и стали ждать, что же будет дальше. Несколько особо трусливых барышень попытались сбежать, но Агний с Властиславом быстро дали понять, что так делать не стоит. Одним взглядом напугали девушек так, что они аж побледнели.

Острослов же, подойдя ко мне, достал из небольших ножен кинжал и стал разрезать веревки. Я замычала , требуя, что бы он сначала вытащил кляп.

-            Нет уж, - мужчина покачал головой, - так пока постой. Когда женщина молчит, это дорогого стоит.

О да... В данной ситуации цена этому молчанию мои нервные клетки! И кстати, куда пропал кот? И как получилось так, что богатыри так быстро оказались в избушке? Неужели ко мне шли?

-            М-м-м-м, - жалобно замычала я, надеясь на то, что богатырь сжалится.

-            И не проси, - не глядя мне в глаза, проговорил Острослов.

Распутывал веревки он нарочито медленно. Будто издевался, честное слово. Я уже извелась вся, когда все же почувствовала, что они ослабли и вскоре упали на пол. Первым делом я вынула изо рта кляп и зло сопя, стала говорить:

-            Да ты... - тыкнула пальцем в грудь своему спасителю. - Ты...

Да, признаю, слово «говорить» в этом случае не совсем уместно. Но у меня был стресс, и причина его сейчас стояла у стеночки напротив. Так бы и набросилась на одну из посмевших ворваться в мою избушку девиц, но неожиданно ослабевшие ноги отказались держать. Если бы не стоящий рядом Острослов,точно бы упала. Он вовремя успел подхватить меня на руки,и пригрозив товарищам не выпускать девушек из дома, направился в спальню.

Я не возражала, потому что понимала , на данный момент я представляю собой жалцое зрелище.

-            И как тебя так угораздило, - покачав головой, произнес Острый.

-            Это не... меня... - дрожащим голосом выдавила из себя.

Хмыкнув, мужчина не стал продолжать диалог. Наверное,

понял, что я и два слова связать не могу. Вон как руки трясутся. Так в косоворотку Острослова вцепилась, что ещё немного,и она жалобно затрещит. А богатырь молодец, держится. Ничем не выказывает свое недовольство. Я же все-таки его рубашку мну.

Войдя в спальню, сын Черномора бережно опустил меня на кровать и тут же отошел. Посмотрел как-то недовольно, и не говоря ни слова, вышел. Не успела я и пары минут побыть в одиночестве, приходя в себя, как он вернулся обратно, держа в правой руке мою скалку.

-            На всякий случай, - хитро улыбаясь, сказал Острый и протянул мне «оружие».

-            Спасибо, - нервно хихикнув, забрала у него принесенный предмет.

Я сидела на кровати и поджимала под себя ноги. Как только скалка оказалась у меня в руках, я крепко сжала ее и приготовилась в любой момент отбиваться. Кто знает этих ненормальных девиц. Вдруг они сейчас как скрутят троих мужиков и вновь на меня набросятся?

Острослов мой воинственный вид никак комментировать не стал. Просто снова вышел из комнаты и все.

И как только его шаги стихли, я попыталась прислушаться к происходящему в сенях. Но, к моему глубокому разочарованию, говорили мужчины тихо и я не смогла разобрать ни слова.

Даже девицы перестали верещать. Испугались, небось, гнева богатырского.

Я уже думала попытаться встать с кровати и прошмыгнуть в кухню, как по зеркалу пошла рябь и вот уже оно показывает грозно взирающих на жмущихся к стене девиц мужчин.

-            На кой...- Острослов выругался. Да так витиевато, что у меня уши от смущения запылали. Разве можно так при девушках ругаться? Хотя... какие они после этого девушки? Клиентки психбольницы. - Отвечайте.

-            Мы ничего такого не хотели, - залепетала Ольга. На всю жизнь запомню эту рыжую. Это она мне кляп в рот совала.

-            Мы по-вашему, что,идиоты? - зло зашипел Агний. - Быстро ответили, что у Александры забыли и мы, может быть, не станем докладывать вашим родным о случившемся.

-            В гости пришли, - не слишком убедительно проговорила пышногрудая блондинка.

-            Анфиса, то, что происходило здесь, когда мы явились, не очень похоже на дружественную беседу, - подал голос Властислав.

-            Она первая начала, - выдвинула другую версию событий девица с жиденькими волосами, заплетенными в косу. Из-за этого ее прическа напоминала крысиный хвостик.

Дальше минут десять богатыри пытались выпытать у незваных гостий правду. Те изворачивались, как могли.