Шорохи, словно отголоски прошлых лет, доносились со всех сторон, тревожа душу. Мало кто осмеливался ступить в заброшенную и явно проклятую часть замка. Но лёгкие шаги отражались от высокого потолка, оповещая жителей сумеречного мира о приходе непрошеной гостьи. Шелест ткани сопровождал каждый шаг. Чем дальше она заходила в темноту коридора, тем сильнее тени сгущались за её спиной. В этой кромешной тьме девушка ничего не видела, но чётко понимала, куда идти. Едва шевеля губами, она отсчитывала шаги. Сто тридцать пять... Сто тридцать шесть... Тьма становилась вязкой и осязаемой. Всё труднее было продвигаться вперёд, словно она преодолевала незримую преграду. Страх ледяными иглами пронзал сердце. Сто тридцать семь... Сто тридцать восемь... Воздуха не хватало, каждый вдох отнимал, казалось бы, последние силы. Сто тридцать девять... Сто сорок!..

 

Мужские руки подхватили ослабевшее тело девушки.

- Храбрая мышка, - похвалил незримый мужчина Элину.

В этот раз она с трудом отсидела положенное время за ужином. С каждым разом всё сложнее становилось ждать, когда же все уснут. Ведь надо было выскользнуть из своей комнаты никем не замеченной, для того чтобы прийти к нему.

Рыцарь Тьмы, Исчадье Ада, Сам Дьявол - как только не называли его, истинного хозяина этого замка, носившего имя Воронье гнездо.

Не так давно семья Элины прибыла сюда из столицы. Ужасный пожар сожрал всё имущество четы Гамильтон. Разорённый лорд был вынужден покинуть город, переселившись в купленный за невероятно низкую цену неприступный замок, о котором ходила дурная молва, но если нет выбора, то довольствуешься тем, что есть.

Слабость постепенно покидала тело, возвращая девушку в сознание. Сколько раз она пыталась увидеть его, но увы, в этой части замка не было ничего кроме Тьмы. Элина не видела ничего. Как и раньше, зрение подвело её и в этот раз, заставляя довериться более доступному чувству - слуху. Она безумно любила низкий с хрипотцой голос неведомого Рыцаря Тьмы. Легенд и сказок вокруг бывшего хозяина ходило много, но никто не знал достоверно, кем он был. Элина любила тайны и пыталась раскрыть секреты нового дома, за что и поплатилась, отважившись переступить границу, делящую замок на две равные части. Она не упала, как думала. Она шла и считала шаги. Боялась, что коридор закончится провалом. Но этого не произошло, она угодила в крепкие мужские руки.

Как и тогда, он положил её на кровать, после чего медленно раздел. Элина лежала, ожидая его дальнейших действий, и вспоминала их самый первый раз. При первой встрече всё было по-другому. Она кричала, испуг полностью поглотил её сознание. Мужчина заговорил с ней, успокаивая. Он спрашивал, кто она такая и как оказалась здесь, если не нарочно пришла к нему. Элина рассказала всё: и о пожаре, и о переезде, и о страшных историях, и о своём любопытстве.

- Храбрая мышка...

Это всё, что ответил он ей, прежде чем поцеловать. Горячие губы прикоснулись к её устам, словно здороваясь после долгой разлуки.

День. Они расставались каждое утро. Элина мысленно подгоняла солнце, что бы оно поскорее село за горы. Она не мыслила своей жизни без Рыцаря, томящегося в тёмной части замка. Она спешила к нему, стремилась поскорее оказаться в его объятиях, быстрее подарить ему себя. Когда она его полюбила? И можно ли полюбить того, кого никогда не видела? Девушка не могла ответить на этот вопрос.

Она обвила руками его шею, еле сдерживая рвущееся дыхание. Его аромат всегда был терпким, запоминающимся, мужским. Элина прикрыла глаза. Зачем они, если не суждено увидеть. Зато она может чувствовать. У неё есть тело, которое плавилось от умелых ласк. Его руки гладили изгибы её тела, сжимали груди, пощипывали соски.

Он знал, как распалить в ней жар желания, как вынудить выгибаться под его пальцами, как заставить раздвинуть ноги для него. Матрас прогнулся под тяжестью мужского тела. Элина чувствовала, что он готов взять её прямо сейчас. Горячее мужское естество боднуло её пульсирующее женское средоточие, сочившееся соком.

Короткий миг, резкое движение, мимолётная боль, она была несравнима с той, что обожгла девушку в самый первый раз. Жалобный стон, уже не был тем криком боли, что стал вестником перехода во взрослую жизнь.

Рыцарь всегда брал её резко, удерживая себя на локтях. Он мерно двигался, как заведённый, пока не доводил до разрядки. Девушка научилась подстраиваться под этот ритм, двигала бёдрами, желая глубже вобрать в себя мужскую плоть, задыхалась от наслаждения, рыдала от счастья, переполняющего её сердце. Она умирала и приходила в себя.

Он возносил её в тёмные небеса, расцветающие миллионом ярких вспышек. Он пил её стоны, заглушал её всхлипы, когда девушка разрывалась от нахлынувшего экстаза, билась в конвульсиях. В этот раз всё было как обычно. Переживая последние отголоски экстаза, она почувствовала, как он встал с кровати, затем перевернул её на живот. Мужчина сел на распластанную девушку сверху и, заведя ей руки за спину, стал связывать их между собой.

-            Что ты делаешь? - испугалась Элина, пытаясь вырваться.

Любовник схватил её за волосы, причиняя боль. Нежными

поцелуями он проложил дорожку от её виска до рта, охватывая под подбородком ладонью, сильнее заставляя прогнуться, поцеловал, страстно врываясь языком в приоткрытый от страха рот.

-            Тебе понравится, моя храбрая мышка, - пообещал он ей после поцелуя.

Отпустив волосы, но позволил Элине упасть грудью на кровать. Мужчина дёрнул её за бёдра, заставляя встать на колени. Паника всё больше пробиралась в её душу.

Никогда раньше он не был с ней груб! Как объяснить его поведение, она просто не знала, а потому замерла, натужно дыша. Слепо озираясь, она не видела, что делал мужчина, а тот слез с кровати и был чем-то занят. Она слышала шорохи и тихие шаги, а затем взвизгнула, когда что-то холодное полилось ей между ягодиц. Его пальцы плавно размазывали жидкость по ягодицам и между ними.

-            Сладкая моя девочка, - услышала Элина, прежде чем почувствовала горячий язык. Он медленно двигался по коже ягодиц, слизывая, возбуждая, поражая воображение девушки.

-            Там же грязно, - пробормотала она, уткнувшись лбом и пытаясь не приподнимать бёдра. Не двигаться у неё не получалось, особенно когда язык проглаживал влажную дорожку между ягодиц, мимоходом проникая в ямки.

Судорожный вздох и всё тело пробивала дрожь от удовольствия. Рыцарь Тьмы сумел увлечь новой откровенной

игрой. Так он уже делал, когда примкнул губами между ног к средоточию её естества. Было ярко, но не хватало проникновения. Так и сейчас, всё внутри сжималось, желая утолить голодную пустоту.

Но вместо того чтобы дать девушке то, что она хотела, мужчина дразнил её, играя языком. Он вновь налил холодную жидкость, но в этот раз вместо языка Элина почувствовала палец и дёрнулась, протестуя.

-            Не двигайся! - Окрик, от которого застыла кровь в жилах. Элина испуганно замерла, боясь даже дышать.

Палец настойчиво вошёл внутрь, но вовсе не туда, где всё его ждало и ныло от желания.

-            Я не хочу так, - жалобно простонала Элина, понимая, что уже второй раз сопротивляется ему.

И, как и в первый раз, её никто не слушал, лишь палец задвигался внутри её тела в бешеном ритме. Девушка замерла, пытаясь привыкнуть, понять и убедить себя не бояться. Будет хуже, если опять закричит. Он не терпит сопротивления.

-            Ты сама пришла, - послышался его голос, который обволакивал её, успокаивал. - Сама. Я лишь жду тебя, так как не могу прийти к тебе сам. Но ты пришла, и ты отдалась в мои руки.

Да, он был прав. Так всё и было. После первого раза она не выдержала и недели. Она слушала разговоры служанок, которые сплетничали о мужчинах, не замечая юной госпожи, и все они мечтали стонать под конюхом на сеновале. Тогда девушка проследила за юношей, который в стогу сена предавался плотским утехам с поварихой. Он так же, как и Рыцарь, толкался в женщину, и та стонала от удовольствия. Поразмыслив над этим, девушка поняла, что внутри неё что-то томится, сжимаясь и горя между ног. Не выдержав мук любопытства, она пришла, и вновь всё повторилось, только в этот раз Элина почувствовала себя на месте той поварихи, она стонала так же громко, так же двигала бёдрами навстречу

Тёмному Рыцарю.

Элина вздрогнула, когда из воспоминаний её выдернул укол боли, пальцев стало два, и ощущения изменились. Тяжело задышав, девушка решила довериться своему любимому. Он лучше знал, что делал.

Когда пальцев стало уже три, мужчина прижался к её ягодицам восставшим естеством. Девушка с трудом понимала что происходит, она хотела, чтобы он взял её, проник как раньше.

-            Прошу, войди в меня.

-            Ещё рано, - возразил Рыцарь Тьмы.

-            Прошу, - застонала Элина, приподнимая бёдра, и потёрлась о его плоть.

-            Нетерпеливая мышка, - усмехнулся любимый и вошёл в неё так, как она того хотела, при этом пальцы его не переставали двигаться, доставляя новые ощущения. Но проникнув в женскую плоть, мужчина не двигался и удерживал девушку, которая сама пыталась насадиться поглубже. Это была пытка для неё - получить, что просила, но не так, как хотелось.

-            Не двигайся, - приказал ей Рыцарь, и девушка почувствовала, что между ягодиц в неё проникает холодная жидкость, и его пальцы вновь оживают, тревожа её тело. - Всё, не могу больше, - просипел мужчина и вынул пальцы, одновременно выходя из женского лона своим органом, чтобы приставить его к разработанному отверстию между ягодиц и, вжимая девушку в матрас, проник внутрь.

Элина замычала, всхлипывая.

-            Дыши глубже, дыши. Сейчас всё пройдёт, - пообещал ей любимый, сам он тоже не двигался, нежно гладил её по волосам, целовал плечи и спину. Затем чуть толкнулся бёдрами, слушая, как вскрикнула Элина, и замирая вновь.

Его рука погладила её живот и спустилась между ног. Палец нащупал жемчужинку клитора и начал дразнить её, поглаживая. Девушка успокаивалась и стала реагировать на эту ласку, получая удовольствие. Но стоило ей расслабиться, как мужчина задвигался, не переставая дразнить клитор. Его движения были такими же резкими, приносящими неприятные ощущения, по палец сглаживал их, смывал ласковой волной. Элина пыталась расслабиться, отстраниться и в какой-то момент поняла, что получает удовольствие от этого болезненного соития. И чем больше она об этом думала, тем больше возбуждалась.

-            Да, вот так, - подбадривал её любимый, быстрее двигаясь.

Элина потеряла счёт времени, она столько раз умоляла его

остановиться, столько раз говорила, что сейчас умрёт, но мужчине всё было мало. Он мычал от удовольствия и продолжал наращивать темп, пока не излился с утробным рыком.

Придавив Элину своим телом, он долго приходил в себя, тяжело дыша. Девушка ждала, когда он скатится с неё, когда она получит возможность уйти. Но Рыцарь продолжал лежать, покрывая её плечо и шею поцелуями.

-            Ты больше никогда от меня не уйдёшь, - прошептал он.

Девушка замерла, услышав его слова. Она хотела

развернуться к нему лицом. Но мужчина вышел из неё, сам развернул и поцеловал, заглушая любые вопли возмущения.

Она не могла понять странной паники, охватившей её. Она раньше не боялась Рыцаря, зная, что всегда может остановиться и не прийти, а сейчас правила игры изменились, и она больше не хозяйка сама себе.

-            Ты правильно поняла, моя мышка. Большой и хитрый кот тебя съел, - прошептал любимый возле её уха, а затем острая боль пронзила её плечо.

Элина потеряла сознание, погружаясь во тьму еще больше. Она пронизала её сущность насквозь, наполняла её дуну. Она была везде, не давала двигаться.

Элина очнулась рывком и села. Она, обнажённая, находилась на кровати в странной незнакомой комнате. Руки были освобождены от пут, которые оставили после себя следы на белоснежной коже. Всё тело болело, особенно саднило между ягодиц.

Рядом с ней в наряде Адама растянулся незнакомый блондин, который мило улыбался, следя за ней.

-            Доброе утро, - пожелал он ей до боли знакомым и любимым голосом, - моя мышка.

-            Доброе, - тихо пробормотала Элина, удивлённо всматриваясь в аристократические черты лица. - Так вот ты какой, Рыцарь Тьмы, Исчадье Ада.

-            Да, это я, - самодовольно заявил блондин и притянул девушку, заставляя упасть себе на грудь.

-            А почему я тебя вижу? - пробормотала она, не понявшая пока, облик любимого ей просто нравится или безумно нравится.

-            Я обратил тебя на Тёмную сторону, - легкомысленно сообщил он девушке, словно в этом не было ничего страшного и ужасного.

-            А что мы теперь будем делать? - сыпала глупыми вопросами Элина, пытаясь осознать, что обратной дороги у неё больше нет, ибо порочная связь ввергла её в пучину Мрака.

-            Как что? Любить друг друга в прямом смысле этого слова, - вкрадчиво сообщил ей блондин, закинув её ногу себе на талию, пальцами проникая в ничем не прикрытое лоно. Девушка дёрнулась и изумлённо ахнула, услышав: - Вечность!

Замок Воронье Гнездо опустел на следующий день, как только пропала госпожа Элина Гамильтон. Искали её долго, но безутешным родителям не принесли даже тела дочери, чтобы похоронить как должно. Пустые залы замка и коридоры пугали людей, и больше никто не осмелился в нём поселиться. Но с наступлением ночи лёгкие шаги раздаются в тёмной части замка, как и радостный смех, как и жаркие стоны.