-            А теперь спешите. У вас мало времени. Я действительно сумел ненадолго изменить его течение, но даже мне не под силу полностью повернуть время вспять. Вы - прощайте, а ты,

- темные глаза опять нашли призрака, - до встречи.

-           Семеро, - ревниво откликнулся Рубан. - Я с вами!

-            Шестеро, - поправил Дитрих. - Седьмой поедет в Нюрнберг.

Рассказ получился путаный и короткий. Под тяжелым пристальным взглядом Вельдеркёнга юноша стал сбиваться, повторяя по два-три раза одно и то же, а лесной царь смотрел, не мигая.

Дитрих послушно - а что оставалось делать? - оглянулся.

Сначала он ничего не разглядел во мраке, но потом глаз различил темные колонны стволов на фоне глубокой черноты, где двигалось что-то белое.

Она захихикала в кулачок, и юноша только сейчас ощутил на себе пристальные взгляды со всех сторон.

-            Проблема, - начал он, - не у меня. Вернее, не только у меня...

Рассказывал он осторожно, негромко, но обстоятельно, так что примерно с середины рассказа пришлось делать паузу и пить пиво, чтобы смочить пересохшее горло.

Посмотри на меня.

Голос шел откуда-то издалека, долетал глухо, словно в ушах была вата, но ухитрялся проникать в мозг, причиняя боль.

У ворот на часах скучал солдат. Он с сожалением пропустил девушку внутрь - долг не позволял ему отлучаться и поста и понаблюдать за нею смогут другие.

-          Не уверен. Дело в том, что, когда я пошел за целебными травами в лес, я там наткнулся на лесного царя, Вельдеркёнга,и попался на глаза его свите.

Густав проскользнул в комнату и плотно прикрыл за собой дверь, навалившись на нее спиной.

Внезапно лестница кончилась. Готовый к тому, что под ногой опять окажется ступенька, Фердинанд слишком высоко занес ногу и покачнулся, не найдя опоры.

-           Величие... мо-огць, - довольно забулькали снизу. Крупная голова, увенчанная шапкой густых спутанных волос, приподнялась над поверхностью воды.

-            Вот это да! Значит, это про вас говорят, как про наше фамильное привидение? Рад познакомиться. Дитрих...э-э...вы, наверное, знаете, кто я?

Он направился прочь, но был остановлен Мартой:

-            Корзинку мою отдайте!

-            Забирай, - юноша поспешил избавиться от ноши. - И как вы только таскаете эту тяжесть?

-           Призрак, - уже не боясь своего собеседника, кивнула девушка. - Ее зовут фру Рейн. Она живет тут с давних пор...

-            Что именно?

Ведьма поманила девушку пальцем, осторожно прикрыла входную дверь и, когда Инесс наклонилась,

-            Нет...

-            Работай!

-            Ты мучаешь меня, - жалобно прошептала девушка.

-            А ты как думала? Попалась - терпи!

Рука, гладившая ее по голове, была мокрой!..

Затаив дыхание, медленно, стиснув зубы, что бы не кричать, Инесс повернула голову, взглянув через плечо на призрачную тень, которая склонялась над нею.

-            Но-но, Карл, - пророкотал капитан. - Лишнего не болтай! Тем более такого, о чем не знаешь!

Когда она проснулась, был уже день. Сквозь щели в потолке - вернее, настиле верхней палубы - внутрь проникало достаточно солнечных лучей, чтобы осмотреться.

Верна, внимательно слушавшая речь, кивнула.

-            Это... это же мутант? - вырвалось у него наконец.

-            Ну и что? Это и есть мой сын, Виктор. Он заболел, - Верна говорила тихо, но твердо.

Рука была розовой. Нет, не обычного цвета, как ей и положено, а такого же яркого, как и те самые пятна на ее

боках. И кожа... кожа на кисти была какой-то неестественно гладкой, словно у фарфоровой куклы.

-            Преступники? - невольно взвизгнула девушка.

И ее услышали.

-            Кто здесь?

- Таким образом, господа, путем нехитрых преобразований обычная, всем нам известная с детства, вода приобретает ряд принципиально новых свойств... часть из которых вам только что была продемонстрирована.

Он ещё убаюкивал себя этими мыслями, когда явился Идущий Сквозь Ночь собственной персоной. Вместе с ним прибыла Белянка.

Хранящий Ярость сложил крылья, скользнув вниз с посадочной площадки. Его магия так изменила камень, что он стал текучим, как смола, и в то же время не прилипал к лапам.

Бескрылый чувствовал себя отвратительно. Никогда он не ощущал ничего подобного. Даже собственная лаборатория не помогала успокоиться и отвлечься.

Она обернулась на младший класс. Восемь девочек, попарно взявшись за руки, стояли в первых рядах и во все глаза смотрели на девятую.

-            Понятно, - повторила Анна. - Они вас не послушались . Извините!

Повернулась и пошла к двери.

АННОТАЦИЯ

Прошел год. Анна Сильвяните отправляется в маленький город Мологу, где оказывается в пансионе для девочек.

Старый дом молчал. Не скрипели половицы, не шуршал сквозняк портьерами, не вздыхали, проседая, балки, не завывал в трубе ветер.

С каждым шагом у нее возрастала уверенность в себе. Обочина дороги ложилась под ноги, и Анна, придерживая подол, шла быстро.

Он шагнул вперед, остановился перед арестованным.

-            Для кого другого ты можешь выказывать свою гордость и твердость, - прошептал Юлиан. - Для них, для моих коллег, для мальчишек-ведьмаков, для своего кагала...

- Ой, мамочки! Он идет сюда! Сюда! Смотри, - восторженно зашептала Марина, прикрываясь веером. - Он к нам идет! Ой, на тебя смотрит... Ну, улыбнись! Что ты застыла? Он же к тебе идет! Мама дорогая...

Ночка после коронации выдалась жаркой. Для меня и Гректориара. И для тронного зала, который при романтичном, мягком свете многочисленных свечей с наслаждением громила полновластная Императрица Давериона.

Отыскав подходящую для ночлега пещеру (для чего пришлось пару раз карабкаться по почти отвесной стене и переправляться через пропасти, причем Йен, хоть и скрипел зубами, не возмущался, что «мерзкий ящер» бесцеремонно хватает его за шкирку «нестрижеными когтями»),

Мгновение спустя туда же сползла Ольна, в немом удивлении разглядывая свои порезанные осколками руки. Видимо, раньше целительнице не приходилось бить посуду о чьи бы то ни было головы.

Казалось, что на человеке места живого нет от синяков, ссадин и ран - и не простых ран, а следов от чьих-то острых, безжалостных клыков, словно его рвала обезумевшая волчья стая.

Я согласно хмыкнул. Некоторое время мы сидели молча, любуясь танцем огненных лепестков, а потом Ольна тихо проговорила:

-            Вир, я вот все не пойму - ну подумаешь, кольцо... магией под завязку напичканное, но ведь не больше же!

Я обернулась и еле успела увернуться от рубящего удара. Кажется, одному из противников Мироша захотелось отыскать добычу полегче...

статья снята

ПОЛНАЯ СВОБОДА ДЕЙСТВИЙ

Если кто-то где-то что-то - сто процентов, то не мы!

Неубедительно, но может прокатить.

Его слова меня отрезвили. Действительно, с чего я вообще взяла, что там кто-то есть? Среди неведомых чудищ которые вот-вот явятся сюда?