Главная отличительная характеристика русской денежной системы, по сравнению с системами ведущих западных государств, полагала в том, что рубль с самого начала выступал, как механизм сбора всех земель в одно единое государство, на противовес колонизации территорий, как это происходило в других странах.

Формирование единой российской державы непосредственно связано с объединением денежной и великокняжеской власти. В Киевской Руси была своя чеканка монет, а также параллельно активно использовались монеты из других государств тех времен. Таким образом, первое определяло силу князя, тогда как второе говорило о его слабости. В последствии того, как русские княжества превратились в улусов Золотой орды, была запрещена чеканка княжеских монет. Новгород Великий, будучи свободной вечевой республикой, чисто гипотетически имел возможность получить экономическое первенство среди княжеств, которые перебывали под монгольским игом. Остается открытым вопрос, почему такой шанс не использовали. Главная причина подобного исторического явления, - Новгород, к сожалению, не смог превратится в центр эмиссии рубля (в случае, если бы это произошло, - выпускались бы не рубли, а скорее всего куны либо гривны). В то время новгородцы имели значительные торговые связи с Западом. В разы превосходили объемы экспорта сырьевых товаров для западных государств, по сравнению с импортом. Покрывалось активное сальдо внешней торговой деятельности ганзейской монетой. Многие новгородцы оптимистично отнеслись к идее создания прогрессивной ганзейской денежной системы, уже в 1410 году произошел переход на пфеннинги и немецкие марки, однако выбор данных валют в качестве главных стало причиной затяжного кризиса. 
Использование денег для разрешения геополитических и политических вопросов стало причиной того, что они, выполняя различные экономические функции, превратились в настоящий инструмент идеологии, а также идеологической борьбы. В данной роли деньги со временем приобрели статус государственной идеи, - получили доверие населения к национальной валюте. Во время идеологической войны использовались следующие элементы: подрыв доверия к национальной валюте, ее дискредитирование, популяризация «преимуществ» использования зарубежной валюты. Однако, деньги всегда служат во благо национальной идеи государства, которое производит ее эмиссию. 
После отказа Новгорода от идеи создания собственной денежной системы, город потерял свой статус Великого; могущественная вечевая республика очень скоро превратилась в обыкновенную периферийную территорию. Присоединение Новгорода Великого к Ганзейскому союзу происходило, вроде бы, на базе паритетных договоров, однако, по факту, Новгород имел положение торгового поста цивилизованной Ганзы. На западный рынок новгородские купцы не могли выйти самостоятельно, выходило, что в денежных расчетах большая часть прибыли от импорта сырьевых товаров новгородских торговых постов шла в Ганзу. В XIX веке народники выступали против царского самодержавия, обвиняли его в том, что из-за него пропала вечевая демократия. И все же, факты – вещь упрямая: вечевая республика прекратила свое существование из-за железных монетарных объятий от западной торговой демократии задолго до того, как в России возникло самодержавие. 
На этапе, когда Новгород столкнулся с кризисом «пфеннигизации» денежного обращения, в Москве стартовала денежная реформа, главная цель которой – превратить рубль в валюту, независимую от государства Золотой Орды. По настоящему великим стал московский князь только после того, как Москва восстановила чеканку монет, стала денежным центром в русском мире. Во время сбора территорий Московское государство использовало в большей мере военные методы, однако еще одним инструментом создания Российской империи был рубль. 
Сначала Московское, а потом и Российское государство разрешало использование в своем государстве западных монет. Активнее всего распространялись так называемые «ефимки» (или монеты «иоахимсталеры»). И все же, зарубежные монеты играли второстепенную роль, с 1649 года только казна имела право покупать иностранную монету. Формирование Российского государства происходило на базе внутреннего рынка, а также на основе русского рубля. Изначально, главное направление внешней торговли России - восточное (а также юго-восточное). По сравнению с западной торговлей, сальдо восточной торговли было не активным. Однако, для России торговля с Востоком имела более важное стратегическое значение, нежели с Западом. На Восток Россия продавала самые различные изделия своей промышленности, а также закупала множество товаров массового спроса, необходимые товары и материалы для промышленности. По сравнению с западной, восточная торговля не приносила урона для денежной независимости Российского государства. Данные факты предопределили курс развития государственной денежной системы. 
Во времена правления Петра I Россия буквально сделала прорыв в Западную Европу, можно было ожидать, что Запад, по аналогичной схеме, как это происходило с Новгородом Великим, заключит Россию в свои крепкие монетарные объятия. Схожие схемы не просто были проработаны, их частично реализовывали во времена Петра, и особенно часто стали применять уже после его смерти. И все же, Россия не повторила историю Новгорода Великого по ряду закономерных причин. Главная из них – сильная и могущественная самодержавная власть, если бы не это, Россия могла бы повторить путь Индии, которая превратилась в колонию, из-за фунта стерлингов. Уберегла Россию от “железных объятий” Запада идеология сильного централизованного государства, которое имеет развитый внутренний рынок, а также вполне независимая денежная система. 
На протяжении поездки по Западной Европе, царь Петр I побывал в монетном дворе Англии, который в те времена возглавлял И. Ньютон. В те времена великий ученый успешно закончил перевод обычной чеканки монет на гораздо более усовершенствованную технологию, которая гарантировала производство высококачественных монет. Подобные монеты имели огромный спрос как в Европе, так и в остальных частях света. Постепенно фунт стерлингов стал вытеснять талер, завоевывать мир. Ученый Исаак Ньютон предложил Петру I свои услуги по чеканке английский монет для России. На что Петр I не согласился, он был уверен, что русские монеты обязаны возвеличивать русскую корону. Благодаря правительству Петра I, а также его последователям XVIII века, получилось сформировать достаточно совершенную и сильную денежную систему. В нее входили русские деньги, и они служили интересам различных слоев русского государства, возможно поэтому сформированная в те времена денежная система так успешно позже справлялась со своими задачами, вопреки проблемам и трудностям. 
Процесс технической эволюции русских денег происходил аналогичным способом, что и в странах Запада. Ручная чеканка монет сменилась машинной, некачественных монеты заменили более качественными. Во времена металлического денежного обращения, в России существовали огромные сложности по причине необходимости закупки серебра и меди на Западе. Уже к середине XVIII века наладилась разработка своих месторождений цветных металлов. Пропала проблема с металлами для выпуска монет. И все же, в процессе развития внутреннего рынка, по причине частого ведения военных действий, России, так само, как и Западу, перестало хватать металлических денег, так начали осваивать выпуск бумажных. 


Этап перехода к бумажным деньгам – очень важный в развитии денежной системы России. Широкое распространение бумажные деньги стали иметь только в XVIII веке, позже, чем металлические. Сперва они были на ровне с металлическими деньгами, не смотря на то, что население по привычке отдавало предпочтение старым металлическим деньгам. Даже сформировалось ошибочное суждение, что бумажные деньги – это суррогат металлических. Люди больше ценили золотые или серебряные монеты, нежели бумажные деньги, по той простой причине, что ценные метали были в ограниченном количестве. Однако, если оценить их с позиции довольствования потребностей в деньгах – то это было, скорее не преимущество, а недостаток металлического денежного обращения. 
Можно выделить три основные причины, почему бумажные деньги стали широко распространяться позже, чем металлические. Во-первых, гораздо позже была разработана технология производства высококачественной бумаги, нежели развилось металлургическая обработка. Во-вторых, масштабы торговли и размеры державы вплоть до XVIII века не диктовали необходимости увеличивать денежную массу в большем количестве, чем это допускало металлическое обращение. В-третьих, эксплуатация бумажных денег в кредитных операциях, а также в хранении денежных средств, продиктовало необходимость создания достаточного числа банков, финансовых учреждений, без существования которых во времена использования металлических денег можно было обойтись. 
В 1769 году в России впервые выпустили в обращение бумажные деньги, в форме ассигнаций. По словам Юхт А.И., симптомом технической неспособности обслуживать все возрастающее денежное обращение металлическими деньгами, было чрезвычайное возрастание удельного веса медной монеты, которая взамен обычной для нее разменной функции начала выполнять роль главного платежного средства. Стало очень затруднительно выполнять платежи при помощи медных денег. Например, вес 100 рублей составлял больше 6 пудов, тогда как 1000 рублей весили 62,5 пуда. Так, для перевозки платежей в казну требовались существенные расходы. Еще во времена Петра III велась активная подготовка к эмиссии бумажных денег. Именно он издал указ про учреждение Государственного банка, а также про выпуск банковских билетов. Не смотря на это, указ не выполнили. А в 1768 году развязалась успешная для Российского государства русско-турецкая война. Не хватало металлических денег, которые были в те времена в обороте, для качественного оснащения армии, возведения Черноморского флота, а также поселений в Новороссии, строительства и основания городов Одесса и Севастополь. Такие проблемы были развязаны благодаря выпуску бумажных денег. В соответствии с правительственным манифестом (от 1768 года) в Москве и Петербурге основались два банка для выпуска (эмиссии), размена ассигнаций. Для экономии серебряных денег выполнялся размен ассигнаций на медные монеты. Уже в 1772 году, для избежания в столицах накопления медных денег, было принято решение основать банковские конторы в губерниях. Печатали ассигнации на качественной белой бумаге с водяными знаками, а также с крупными надписями «Действует к пользе оного», «Любовь к отечеству», и еще ряд мелких. Если оценить надписи, во времена Екатерины II понимали верно национальную идею выпуска бумажных денег. Потому «первый блин» выпуска бумажных денег вышел абсолютно не «комом». По состоянию на 1775 год в обращении уже была общая сумма ассигнаций больше, чем на 20 миллионов рублей, на военные расходы ушло 13 миллионов, а это в четыре раза больше, чем первоначально намеченная сумма. 
1. Абсолютно все ассигнации обеспечились свободным разменом на медные средства. 
Порицатели бумажной денежной системы, которую создала Екатерина II, чаще всего объединяют два этапа ее действия – первые 20 лет, а также дальнейшие годы, после манифеста 1786 года. Первые 17 лет применения ассигнаций в России признают самыми успешными для развития института бумажных денег. На то время курс ассигнационного рубля в соотношении с серебряным на Петербургской бирже в период с 1769 - 1786 годы понизился только на одну копейку: с 99 коп./руб. понизился до 98 коп./руб. В 1786 году после издания манифеста, к ранее выпущенным ассигнациям на 46,2 миллионов рублей только за один 1787 год выпустили дополнительно ассигнаций суммой 53,4 миллионов рублей, а это почти не отразилось на биржевом курсе российский ассигнаций в соотношении с серебряным рублем, однако далее этот курс стал понижаться, в 1796 год - под конец правления Екатерины II он составил 79 коп./руб. Во времена Екатерины II выпуск бумажных денег стал причиной прироста денежной массы в ассигнациях (было 2,6 млн. руб., стало 157,7 миллионов рублей (почти в 60 раз), но их рыночный курс в форме серебряных монет понизился только в 1,25 раза). Если мыслить теоретически, то это доказывает тот факт, что девальвация бумажных денег во время совместного обращения вместе с металлическими монетами произошла не только из-за возможности обмена бумажных денег на серебряные и золотые, но и из-за несоответствия общего количества денег существующим потребностям инвестиций и товарного обращения. В екатериненские времена, руководители финансов отмечали отсутствие прямых связей между курсом денег в серебре и объемом выпуска бумажных денег. 
Если вспомнить про успехи денежной политики во времена правления Екатерины II, можно смело утверждать, что и политика и власть были не идеальны. По завершению первой русско-турецкой войны эмиссия бумажных ассигнаций резко сократился почти в 4,5 раза, по причине уменьшения потребности в бумажных деньгах. Однако после 6 лет следования умеренной политики денежной эмиссии, уже с 1782 года стартует новый этап форсирования выпуска бумажных денег. В этот раз эмиссию ассигнаций связывали не просто с заселением, хозяйственным освоением, укреплением южных русских территорий, а и с повышением расходов на армию и флот. Кроме того, постоянно возрастала часть расходов бюджета на содержание и обслуживание двора, бюрократического аппарата, и покрытие зарубежных займов. 
Издержки на содержание двора во времена Екатерины II возросли в 5,3 раза, армии – в 2,6 раза, управленческого аппарата - в 5,8 раза. И эти цифры говорят о различных социальных процессах. Возрастание расходов на армию говорит о том, что дворянство продолжает справляться со своей функцией, для этого оно наделялось землей – иными словами для военной службы. Возрастание издержек на содержание двора, а также аппарата управления, говорит немного о другом: сразу после смерти Петра I и двор, и дворянство стали активно увеличивать непроизводительные издержки. Крупные, средние землевладельцы расходовали доходы, полученные от экспорта продукции сельскохозяйственного предназначения не для развитие сельского хозяйства либо промышленности, напротив – для импорта европейских товаров, путешествия в Европу, оплату гувернеров и т.д. Во времена Екатерины II увеличилось изъятие доходов из сельского хозяйства. Большинство российских крестьян не были крепостными. Мало чем отличалось бесправие крепостных от состояния свободных английских рабочих, и рабочего класса в целом в остальных западноевропейских странах. Вольные и крепостные российские крестьяне принимали активное участие в торговле, предпринимательстве. А помещики совершенно не мешали своим крепостным заниматься заработком деньги, так как не было смысла отказываться от оброка в достаточно крупных суммах. Для перехода на капиталистический манер ведения сельского хозяйства помешало отсутствие необходимых благоприятных экономических условий, которые бы позволили приумножить аграрный капитал. 
Предположительно, капиталистический манер развития сельского хозяйства подразумевает, что полученные от него доходы не полностью тратятся, а накапливаются, затем вкладываются в скот, удобрение, технику и т.д. Из-за феодального присвоения ренты происходило сдерживание развитие России поскольку феодалы и двор продолжали проедать произведенный продукт. Двор, дворянство, вместе с остальными представителями правящего слоя создали так называемое привилегированное использование импортных изделий, это значит, что они расходовали прибыль от экспорта сельскохозяйственных товаров на то, чтобы поддерживать и развивать рабочие места в Европе. Павлом I был издан указ, который гласил о введении покровительствующих тарифов, однако таким шагом он еще больше настроил против себя и аристократию, и двор. Вся трагедия царя Павла І полагала в том, что он не был в состоянии выразить национальную идею, так как это делали Петр I, Екатерина II. Про это свидетельствует следующая деталь, - религиозный характер надписи, которую выполняли на новых качественных монетах, что начали выпускать впервые в России во времена Павла I: “не нам, не нам, а имени твоему”. Павел I спутал национальную идею с религиозной! Он не понимал, что, после приказ убрать ныне действующих с монет изображение Екатерины II, тем самым он подрывает собственный авторитет власти. Конечно, новые высококачественные монеты, выпущенные при Павле I в первый раз за всю историю России появились в обращение на Западной Европе. Но в соотношении с талером, курс конвертируемого рубля искусственно занижался, появилась угроза скупки русских монет для их дальнейшей переплавки в талеры, а это несет огромные убытки для России. По этой причине было принято решение отказаться от конвертации рубля. 


Александр I, сразу после восхождения на престол, выдал манифест про отмену покровительствующих вето на вывоз товаров, а также таможенных тарифов, принятых Павлом I. Однако, либерализм Александра I касался исключительно свободы для прозападного дворянства. Кроме того, он упростил условия вывоза товара из России, вернул все бенефиции дворянства, добавил новые – ослабление цензуры, свобода выезда из страны, возможность открытия частных типографий. Как результат, вышла гремучая смесь демократических свобод дворянства и феодального паразитизма. Такая смесь проявляла все свои самые гремучие качества на протяжении всего XIX века, а также в начале XX века. Во время Александра I продолжала нарастать эмиссия бумажных денег, в 1810 году за ассигнацию уже могли дать всего 25 коп./руб. в серебре. Таким образом, кризис денежного обращения, что стартовал еще во времена Екатерины II, и сопровождался инфляцией, постоянными отставаниями в развитии сельского хозяйства, промышленности, пришел к пику остроты. Виновны в этом не бумажные деньги, а государственная и социальная политика, которые диктовали выпуск ассигнаций. Из-за либеральной политики Александра I произошел рост внешней торговли: величина русского экспорта возросла с 29 миллионов рублей на начало 90-х годов XVIII века до 58 миллионов рублей в 20-х годах XIX века.
2 . Крупная часть доходов, полученных от растущего экспорта, транзитом маскируя под издержки по импорту в угоду правящего сословия перекачивались в Европу, на этом фоне постоянно росло ярмо на податные слои населения, социальная сфера и экономика находились на спаде. Особо приближенные ко двору приверженцы либеральных реформ склоняли самодержца к тому, что самое важное – это путь к конституционной монархии. И все же, можно говорить о том, что дворянская конституция не смогла бы решить все проблемы. В особенности, свобода, которую дали экспортерам, импортерам, только нагнетала существующие социальные и экономические конфликты: темпы экономического роста существенно отставали от темпов роста издержек правящего сословия. 
Когда деньги расходуют для целей очень далеких от интересов государства, соответственно и денежная система будет находиться в расстроенном состоянии, и любые ее преобразования не смогут дать ожидаемого эффекта. Точно так, только наоборот, если государство ведет политику, которая содействует развитию хозяйства, науки, то денежная система будет успешно эволюционировать. Тому подтверждение - реформы денежной системы во времена правления Николая I. Сразу после восстания декабристов, царь понял, как глубоко он разочарован в либеральном дворянстве. Потому он нанес сильный удар по сословным бенефициям «высокородного» дворянства и поднял статус госслужащих – чиновников. Так же царь ограничил привилегии по поводу свободного выезда за границу. Данные реформы, сокращение привилегий и свобод дворянства, вместе с остальными действиями по поддержке предпринимательства имели благоприятное влияние на дальнейшее развитие российского хозяйства. Меньше стали проедаться доходы от экспорта, у России стали появляться средства на закупку машин за границей, а также для накопления определенного личного опыта в сфере машиностроения. Меньше чем за тридцать лет государство при Николае I смогло перевести свою мануфактурную промышленность в машинное производство, - произошла первая промышленная революция. По сравнению с петровскими реформами, правительство Николая I не поставило государство «на дыбы», страна имела достаточно средств для того, чтобы вести войну с Турцией, а также для того, чтобы развивать хозяйство. Естественно, были свои проблемы: из-за отсутствия личного машиностроения западные страны имели определенное техническое превосходство, которое подтвердилось во время Крымской войны, однако в целом страна сделала значительный шаг вперед. 
При Николае I в качестве Министра финансов служил граф Канкрин Е.Ф. - сторонник протекционизма. Он сменил на данном посту Гурьева Д.А. - такого активного сторонника либеральной фритредерской политики. Можно заметить прямую связь между денежным обращением и внедрением протекционистских тарифов. Когда в 1810 году, по предложению Мордвинова Н.С. - популярного в Европе теоретика, практика русского протекционизма, внедрили запретный закон на ввоз товаров и продуктов по импорту, это привело к росту курса российского ассигнационного рубля в шиллингах с 6,7 (1811 год) до 11,12 шилингов (1812 год).
3. Противоположные результаты имела отмена протекционистского тарифа в 1816 году, его замена на фритредерский. Произошло обесценение русских денег, а это отразилось на разорении промышленности, которая работала на внутренний рынок. Резко обесценивались ассигнации. Для феодалов это было на руку, однако мешало укреплению внутреннего рынка и развитию промышленности страны. 
Как говорилось ранее, российские феодалы и придворная камарилья ориентировались на европейский рынок. Стоит это учитывать во время анализа политики министра финансов Канкрина. Отстаивая интересы внутреннего рынка, ему удавалось выигрывать войну с фритредерами, при этом не вступая в открытые стычки и не идя в прямые атаки против либерализма. Министр Канкрин достиг усиления денежно-кредитной системы, благодаря последовательной политике и финансовым маневрам. Он смог решить трудности трансформации к бездефицитному бюджету, а также к стабильному денежному обращению. В то же время, ему удалось зафиксировать курс обесценивающихся ассигнаций, он не допустил дальнейшего падения, путем отказа от «фронтовой» атаки на ассигнации, полной заменой казначейскими билетами. 
В 1831 году, чтобы поднять престиж бумажных денег, было принято решение выпустить на небольшую сумму казначейские билеты, разменные на серебро и золото, они были обеспеченны гарантией от государства на безоговорочное погашение. Существовал также альтернативный более либеральный способ для укрепления курса бумажных денег, он полагал в сокращении денег в форме ассигнаций, для того, чтобы поднять их курс в серебре. Канкрин считал такой способ неправильным и неприемлемым, так как это могло привести к уменьшению денежной массы. С другой стороны, было невозможным бросить обращение ассигнаций в той форме, которая существовала, поскольку обесценение бумажных денег забирало у денежной системы устойчивость и стабильность. Канкрин решил выполнить финансовый маневр: он вернул металлическое обращение наряду с бумажными деньгами. 
Уже в 1839 году в России созданы первые депозитные кассы, которые занимались выпуском депозитных билетов, обеспечивали серебром в соотношении рубль за рубль. Таким образом была снята проблема множественности курсов металлических и бумажных денег. Согласно манифесту 1839 года про устройство новой денежной системы гласилось, что серебряный рубль в форме монет, а также кредитных билетов, разменных на монеты, - провозглашался главной и законной денежной единицей, тогда как обесцененный раньше ассигнационный рубль так же оставался в обращении, как второстепенный знак, с установленным государством фиксированным курсом по отношению к серебряному рублю. Если оценить это событие с позиции эволюции денег, то это значило начало постепенного превращения в кредитные деньги ассигнационных бумажных денег. 
В 1843 году завершилась денежная реформа: началось изъятие из обращения ассигнаций, и их замена на кредитные билеты, которые можно было разменять на золотые и серебряные монеты по предъявлению. Столь высокий класс всех финансовых маневров министра Канкрина можно подтвердить еще тем фактом, что новые кредитные билеты действовали наравне с монетами, а поступление золота, в обмен на кредитные билеты, превышало требование проведение обмена бумажных денег на золотые монеты. Так почему же Канкрин выбрал главной монетной единицей серебро, вместо золота? Если следовать экономической логике, то серебряных монет намного больше, чем золотых, а к тому же, они дешевле золотых, однако дороже, чем медные. Очевидно, что специалист такого уровня проводил множество оценочных расчетов потребности народа в серебряных монетах. И все его расчеты подтвердились. Бумажные деньги будут кредитными только тогда, когда их курс в соотношении с ходящим на равных с ними серебряными монетами гарантирован на таком уровне: рубль к рублю. Во время правительства Канкрина получилось превратить бумажный рубль в кредитный, и все же, в 1845 году, после его смерти ситуация кардинально поменялась. Дальнейшим министрам финансов уже не удалось противостоять всем тем внешним и внутренним силам, что выигрывали во время обесценения рубля. Спустя два года после ухода Канкрина в 1,6 раз возросло количество бумажных денег.
4. По окончанию Крымской войны прекратился размен на серебро и золото кредитных билетов. Стартовал новый период ценовой и бумажно-денежной инфляции. Само по себе такое решение - отказ размена бумажных денег на ценные металлы (серебро и золото) особенно не предвещало опасности для российской экономической безопасности. Про это свидетельствует опыт XIX века. Вместе с началом правительства Александра II, буржуазное правительство США с целью покрытия издержек гражданской войны, для устранения всех ее последствий, организовало выпуск 4 миллиардов неразменных долларов.


5. Такая невероятная сумма совсем не навредила США. Скорее наоборот, она способствовала активному строительству, формировались импортозамещающие производства, начали прокладывать железнодорожные пути и т.д. И все это происходило без потрясений и социальных жертв. Подобный опыт успешного использования неразменных бумажных долларов можно объяснить беспрецедентным усилением политики протекционизма. Сразу же, как Юг дал ответ в форме гражданской войны на строгий протекционистский закон со стороны буржуазного правительства, в период с 1850 - 1860 года США практически полностью отказались от ведения внешней торговли, объявили идею «внутренний рынок безграничен». В итоге США превратились в лидера мировой экономики, так как денежный капитал оставался доступным для предпринимателей, которые трудились во благо внутреннего рынка. 
Царь Александр II провел множество реформ, в том числе отменил крепостное право. Его реформы проходили по прямо противоположной идее, основываясь на займы, экспорт, импорт товаров в Западную Европу. После отмены крепостного права не было результатов, которые хоть чем то напоминают результаты США, сразу же после отмены рабства. А все дело в том, что в США и в России велась радикально противоположная кредитно-денежная политика! 
Все денежные реформы в период с 1856 по 1861 года реализовывали «молодые финансисты», которые следовали крайне либеральным взглядам, ориентировались на фритредерскую политику – курс на интересы финансового капитала Запада. Во время проведения реформ ставили следующие цели:
1) устранить изобилие бумажных денег не через сложные маневры «отсталого» Канкрина, а путем обычного вывода их из обращения, через сокращение денежной массы; 
2) переключиться на конвертируемость рубля; 
3) устранить государственное управление банками, создать систему коммерческих банков;
4) сменить прямую государственную эмиссию денег операциями с ценными бумагами (включая западные биржи) и займами. 
В итоге, подобное уменьшение рублевой денежной массы причинило огромный ущерб для экономики России. Конвертируемость рубля в результате ничего не дала, да и не могла ничего дать для роста внутреннего рынка. Банковская реформа 1856 – 1861 годов тоже проводилась не в интересах Российского государства. 
Во времена Канкрина была сформирована очень стройная банковская система, что контролировалась государством: Ассигнационный банк – размен и эмиссия денег; 
Коммерческий банк – выдача торговых кредитов; 
Заемный банк – выдача земельных кредитов; 
Приказы общественного призрения и сохранения казны – депозитарное обслуживание, земельные кредиты и т.д. 
С точки зрения «молодых финансистов», а также тех сил, что за ними стоят, главная ошибка в государственной банковской системе полагала именно в том, что она не давала возможности спекулировать денежными ресурсами. В самом начале торговлю денежными ресурсами хотели внедрить рыночным путем: были выпущены в обращение процентные бумаги, их ставка составляла 5%, а это выше, нежели в старых банках. Чтобы повысить привлекательность процентных бумаг их обращение ввели на зарубежных биржах. В России владельцы денег никак не соблазнялись высокими ставками, не хотели покупать эти подозрительные процентные бумаги, взамен отдавая предпочтение сохранности своих сбережений в уже проверенных старых банках. В результате «Молодые финансисты» решили издать директиву, которая гласила: снижается размер процентов по вкладам до 2% годовых во всех старых банках. В ответ клиенты все же доверяли только старым банкам. Вот тогда «молодые финансисты» решили целиком проигнорировать все рыночные законы «честной конкуренции» и административным путем упразднили старые банки. Всех вкладчиков наказали «за предрассудки», их просто ограбили: во время перевода депозитов, ценных бумаг в новые банки, вклады конвертировали таким образом: 65 коп. за 1 рубль. Об этом так говорил Шарапов С.: «поместный класс лишили оборотных средств (упразднив прежние кредитные учреждения), а потом сдали в эксплуатацию частным банкам»
6. Формирование в России коммерческих банков в комплексе с уменьшением денежной массы во время упразднения «избыточных» ассигнаций привело к дефициту денежных средств для развития промышленности, ведения сельского хозяйства, что функционирует для внутреннего рынка. Такой дефицит существовал вплоть до революций в начале XX века, и это одна из причин формирования революционной ситуации. Если обобщить исторический опыт, то можно сформулировать так: коммерциализация банковской системы нигде и никогда не ставала продвижением вперед на пути эволюции кредита. Коммерческая точка зрения утверждает, что это самый простой и эффективный способ спекуляции денежными ресурсами. Следующее по эффективности - кредитование внешнеторговых операций, а потом - кредитирование операций внутренней торговли. И когда наконец-то дойдет очередь инвестиций в сельское хозяйство, промышленность, окажется, что у коммерческих банков просто больше нет на это средств. 
Кредитно-денежная система, что была создана в реформах 1856 – 1861 годов, направленная на спекулятивные и импортные операции, не содержала средств для того, чтобы начать в России вторую промышленную революцию. А инвестиции, направленные в экономику страны выполнялись в большей мере в форме иностранных займов, которые носили связанный характер (по сути кредитовали только западные компании). Потому постепенно банковская система превращалась в достояние западноевропейских финансовых акул. 
Существует такое мнение в литературе: «в 1861 году самодержавный строй принял решение разделить с обществом (прежде всего с крестьянством) часть прав собственности», из-за чего «ему удалось продлить свое существование еще на десятилетия». И когда в начале XX века он не «пожадничал», принял решение выпустить пары из котлов социальной напряженности сквозь узкую створку предоставления политических свобод, таким образом «он сам себе вымостил дорогу к гибели, сначала потеряв власть, а потом и собственность».
7 . Однако реформа 1861 года не предполагала раздачи крестьянами прав собственности. Наоборот, земли делили таким путем, что создавалась спорная ситуация при обработке крестьянами наделов, что были у них в личном пользовании, из-за вклинивания туда «отрезков», который якобы принадлежали помещикам. Во время реформ 1856 – 1861 годов самодержавие поделилось совсем не правами собственности, скорее денежной властью и то с коммерческими банками или с западными кредиторами. В процессе дальнейшей демократизации печати и суда, Александр II отдал частью своей политической власти, оданако по сравнению с США, это связывалось не с переходом к политическому господству сил, что ориентированны на внутренний рынок, скорее напротив, с возрастанием влияния прозападных кругов, которые негативно настроенны как к самодержавию, равно как и к развитию русского капитализма. 


И все же, как самодержавию удалось после реформ 1856 – 1861 годов продлить на десятилетие свое существование? Вся суть в том, что самодержавие смогло сохранить политическую власть из-за укрепления государственного управления, а также развития внутреннего рынка во времена Александра III, он начал правление с отстранения от власти противников развития российской промышленности, а также высокородных сторонников и покровителей коррупционеров. Его правительство выявило поддержку силам, которые выступали за строительство своих отечественных современных заводов. Одна из заслуг правительства Александра III - благодаря политике царя в России началось строительство химических, металлургических, машиностроительных заводов, которые в будущем составили базу тяжелой промышленности России. Спустя 26 лет отсрочки второй промышленной революции на территории России, во время правительства Александра III ее наконец-то провели. В это время государство смогло немного усилить свою финансовую власть. В период с 1883 по 1884 года принимались законы, которые поставили коммерческие банки под государственный контроль. По указу царя были снижены налоги на крестьян, вместо этого были установлены подати для более имущих слоев, включая подать. Кроме того, Александр III внедрил налогообложение на доходы от удельных имений, которые служат для денежного обслуживания императорской фамилии. 
Еще при жизни Александра III прозападная часть финансовой власти, которая была враждебно настроена к самодержавию, настраивалась на взятие реванша за временное укрепление государственных финансов. Основное оружие в борьбе с финансовой независимостью державы, наравне как и с протекционистской политикой, было во второй половине XIX века массовое навязывание идеи золотого стандарта, - свободного обмена бумажных денег на монеты из золота. По сути пропаганда золотого стандарта основывалась на характеристике преимуществ данной системы: на мировом рынке такие деньги легко конвертируются, на них беспрепятственно можно покупать товары для импорта. И при этом, естественно, замалчивают негативные стороны узкой направленности денежной системы обслуживания сферы внешней торговли. Так, во второй половине XIX века уровень развития промышленности в ведущих мировых странах достиг таких масштабов, что бумажных денег, разменных на золото уже не хватало для реализации товарно-денежного обмена в стране. По этим причинам все ведущие страны обладали огромным количеством бумажных денежных единиц, что были неразменны на золото, включая те случаи, когда в законодательстве гарантировалось получение определенного количества бумажных денег, свободно обменных на золотые монеты. 
Начался реванш враждебной к интересам России финансовой власти с процесса подготовки к уменьшению денежной массы в России, а также с принятия определенных мер по такому сокращению. С 1885 года министры финансов России перенаправляли часть денежных средств с целью накопления в казне золотых монет. Таким образом интересы внутреннего рынка ставили в жертву во благо реализации идеи конвертации рубля. 
Николай II в 1897 году подписал манифест про введение золотого стандарта в России, представил манифест Витте С.Ю. Можно сказать, что таким образом царь собственноручно подписал смертный приговор российскому самодержавию. Вводился золотой стандарт в России на очень невыгодных условиях для страны. Так, Россия добровольно в два раза увеличивала свой внешний долг, при этом брала на себя обязательство в уплате долга не в серебре, а в золоте. Удельный вес рублей, неразменных на золото, был в разы меньше, нежели часть неразменных бумажных денег, действующих в странах Запада. Добровольное сокращение денежной массы направляло российскую денежную систему на первоочередное обеспечение импорта и экспорта. И снова для сельского хозяйства и промышленности стран не выделялись деньги. 
Для того, чтобы разрешить проблемы государственных расходов и инвестиций, правительство решило резко увеличить займы за рубежом, которые с радостью давались под золото. В период с XIX века до 1897 года в российскую промышленность вложили 429 миллионов рублей иностранных инвестиций, тогда как с 1897 года по 1901 – целый 1043 миллион рублей. По причине использования иностранных инвестиций, займа промышленное развитие в России продлился только до 1900 года. После этого пришла пора «платить по счетам» за взятые займы, а также иностранные инвестиции. На начало XX века Россия каждый год платила европейским банкам сумму 482 миллионов рублей золотом, а это практически половина от суммы, которая была у них получена в период 1887 – 1901 годы. Для того, чтобы выплачивать внешние займы, приходилось наращивать экспорт зерна, прочих сырьевых товаров и продуктов. Если взять вывоз до золотого стандарта за единицу, можно сказать, что в 1902 году он увеличился почти в полтора раза, в 1903 году почти в 1,6 раз.
8. Усиливался гнет крестьян, их заставляли отдавать зерно, чтобы перенаправлять его на экспорт. В промышленности через нехватку денежных средств так само держалась высокая социальная напряженность. В результате в 1901 году на смену промышленному подъему пришел острый кризис, который уже с 1903 года перерос в депрессию и продолжался вплоть до 1908-1909 годов. 
Можно утверждать, что революцию 1905 года спровоцировала политика выкачивания зерна государства для покрытия внешних долгов, процентов по ним. В феврале 1917 года либеральная прослойка совершила революцию. Кредитно-денежная система страны была развалена Временным правительством. Им на смену пришли большевики, которые для начала окончательно разрушили денежную и банковскую системы, а потом создали с нуля национальную денежную систему. Из-за этого во времена нэпа и транспорт, и промышленность смогли восстановиться практически за 6 лет.