а)   признание необходимости особого статуса Крыма;

б)  признание того, что права и интересы жителей Крыма (а также перспективы его развития) можно расценивать выше забот о неколебимости государственных суверенитетов.

При таком подходе юридические решения не обязаны придумываться сразу и навсегда; приближаться к позитивному результату можно последовательно, шаг за шагом снимая напряжение и облегчая жизнь крымчан. Определенные шаги потребуют согласованных российско-украинских решений, но многие Россия способна совершать и в одностороннем порядке. Можно вообразить, например, такую последовательность действий:

   признание того, что проблема Крыма и нормализации жизни крымчан существует;

   признание за крымчанами права быть гражданами как России, так и Украины; права придерживаться разных мнений относительно государственной принадлежности Крыма и не быть за это преследуемым;

   совместная с Украиной (в перспективе планирования последующих шагов) работа по снятию ограничений с крымчан: «крымская прописка» в паспорте перестает быть ограничивающей в международных передвижениях, пропускной режим упрощается, перестает действовать уголовное преследование со стороны Украины за посещение Крыма и т.п.;

   признание права украинских граждан, живущих в Крыму, в уголовных делах быть судимыми украинскими судами по украинским законам;

   обсуждение особого статуса Крымской автономии с особым гражданством, носителями которого могут быть как российские граждане, так и украинские. Синхронизация основных положений о крымской автономии в российском и украинском законодательстве;

   фактическое введение крымской автономии в действие (с правом установле­ния особой таможенной зоны, с правом крымского парламента утверждать или не утверждать общероссийские/общеукраинские законы и т.п.).

При подобном ходе событий наиболее задевающие государственное самолюбие вопросы смогут решаться в рабочем порядке, утрачивая остроту. Из зоны конфликта двух надолго отчужденных друг от друга стран и народов автономный Крым невольно превратится в зону их интенсивного сотрудничества: ведь здесь будет насущной потребностью постоянно сближать и согласовывать интересы граждан, государств, предпринимательских проектов, международных программ и т.д.

Конечно, это всего лишь образ возможного подхода, а не реальная политическая программа. Я отдаю себе отчет, что судьбы стран зависят не от сочинения изящных проектов, а от раскладов политических сил, чьих-то последовательных усилий и стечения обстоятельств.

 

Но хорошо бы нам в серьезных делах не поддаваться иллюзиям «окончательных решений» и «неразрешимости противоречий», не принимать за них отсутствие доброй воли, инерцию мысли и неготовность к действию. Иначе мороки «исторических справедливостей» надолго будут средой наших печальных блужданий.