На протяжении долгого времени человечество волновал вопрос о том, как же взаимосвязаны нравственность и религия. Некоторые философы (в частности религиозные) настаивали на определенной точке зрения, согласно которой не существует «безрелиогиозной» морали. Тем временем остальные уверены в том, что моральные императивы вполне самодостаточны и независимы. Весьма распространенным стало представление о том, что мораль и религия тесно связаны друг с другом и являют собой, по большому счету, одно и то же. 

Содержание:
1. Вводное слово
2. Результаты изучений темы
3. Исходники
4. Приложения:
А. Точность памяти Мязина Гаврила Ивановича.
Б. Объявление войны.
В. Пришлось рано повзрослеть.
Г. Зачем нужна кружка в тряпичной сумке.
Д. Как меня замели.
Е. Ночёвка под звёздами и 1 кг хлеба.
Ё. Голодный город и стих отцу.

статья снята

После смерти Наты Густав Маннергейм продолжал поддерживать отношения с сестрой жены, Соней, и ее мужем, кавалергардом Дми­трием фон Менгденом. Переписка велась в основном по-русски.

Отношения между Натой и младшей дочерью, Софи, были, по-вщ мому, сложными. О сути конфликта нигде ясно не говорится, но скор всего, члены семьи знали, в чем дело. Бесспорно одно: жизнь дочерей б рона и баронессы Маннергейм была омрачена серьезными проблемами 18 марта Густав уже на пути в Европу. С борта корабля он го\ до сообщает сестре: «Р. S. Если ты перезваниваешься с Эрнстол можешь рассказать ему, что я застрелил в числе прочего мощное большого тигра,man eaterJ чудовище, которое убило 2 мужчин Его длина 10 футов 7 дюймов и это самый крупный, убитый в Непа ле в этом году»[1] [2].

Дорогая Ева,

спасибо за дружеское и содержательное письмо. Поистине хорошо, что твое возвращение домой прошло без того, чтобы повредить Твоим многострадальным ногам.

Зависел бы от капризов правящей партии. Я сожалею, что не в состоянии сообщить тебе лучших новостей.

Мой отъезд приближается. 29-го се

Он ходил на охоту и в Финляндии — на лосей и мелкую дичь. По крайней мере дважды он охотился в обществе Геринга, с которым был коротко знаком. Тот, помимо руководства авиацией, по со­вместительству ведал охотничьими угодьями вермахта. В 1935-м Маннергейм побывал с «охотничьим» визитом в поместье Геринга в Восточной Пруссии, на Куршской косе, а в 1937 году, по его же приглашению, — где-то близ Берлина.

 

Эмиграция — не бегство и, ко­нечно, не преступление. Эмигра­ция — несчастье.

Марк Алданов

Переименовал заведение в «Избу четырех ветров» и с блеском испол­нял роль хозяина, принимая там своих гостей, иногда весьма знат­ных, — например, голландского принца Хенрика. Увлеченный игрой во владельца поместья, Маннергейм пытался даже разводить цветы, но без особого успеха — на скальном грунте цветы не приживались, и к тому же острова действительно насквозь продувались всеми ве­трами.

Неожиданным для него оказалось известие об измене полковника, пере­шедшего на сторону Германии. Примечательно, что узнал он об этом от императрицы Александры Федоровны.

После жестоких боев в Карпатах в конце января 1917 года 12-ю ка­валерийскую дивизию отвели в Бессарабию на пополнение и отдых. Маннергейм воспользовался передышкой и попросил отпуск, чтобы съездить в Финляндию. Проезжая через Петербург где-то в середине февраля, он решил засвидетельствовать свое почтение императору, находившемуся в это время в Царском Селе. Свитский генерал мог, как мы помним, беспрепятственно попасть на аудиенцию к монарху.

26 июня 1908 г. В монастыре Утай-Шань, ...Прерву свое описание, чтобы рассказать о приеме у Далай-ламы, пока впе­чатления еще свежие. В 2 часа ко мне прибыл бегом тибетец, знаками давая понять, что меня ждут у высокого господина. Пока я брился и переодевался в более приличную одежду, при­бежал второй, уже совершенно запыхавшийся, выражая свое или, скорее, своего господина нетерпение. Я и сам был столь же нетерпелив, но было невозможно одеваться быстрее, чем я это делал. Когда я был готов, прибыл еще и мой приятель князь, бегом, и спросил что это значит, что я заставляю Его Святейшество ждать столь долго. Вместе мы быстро отправились. Мой спутник, хотя он и тибетец, вынужден был пару раз остановиться, чтобы отдышаться и освежить себя веером.

меня в храмы, которые Тимпа велел держать открытыми по приказу его святейшества. Группа монастырских строений была с трех сторон окружена невысокими балконами, на кото­рых плотно, один за другим установлены большие молитвенные мельницы или, скорее, цилиндры. Эти строения тянутся, веро­ятно, на пару верст. Бесчисленные паломникибольшей ча­стью спотыкающиеся, иссохшие деды и бабкиобходят эти галереи из конца в конец, крутя все эти цилиндрообразные мель­ницы. Это механическое совершение молитвы время от времени прерывается,

. В сарае я увидел мужчину, у которого отморожена рука. Он как раз приехал. Его жена и одна из дочерей замерзли на­смерть, и мужик оставил их у одного камня, накрыв чапаном. Вторая дочь спасласьс отмороженной ногой1.

несколько торговцев и с тридцать вьючных лошадей, идущих на юг из Кулъджи.

Обоснованно или необоснованно приписывают. Они очень боязливы и ничего не рассказывают. Они тщательно скрывают религиозные различия, говорят, что язык сортов —- их родной (остальное Населе­ние уверяет, что между собой они разговаривают на другом языке), и именуют себя по названию селения, где проживают, утверждая, что селение получило название в соответствии с ними. Таким об­разом, в Тамагиле живет тамагилъский народ, в Хайранбаге близ Яркенда народ хайранбаг и т. д. Хотелось бы, напротив, предполо­жить, что они называют себя по селению, где проживают, чтобы скрыть свое происхождение.

Экспедиции верхом в области Хотана я заезжал в Йоткан и Тати, где когда-то были буддийские города и где жители производили —- и до сих пор производятраскопки в поисках золотого песка или малочисленных обломков золотых орнаментов. Особенно в первом из вышеназванных мест, где ... находился в древности Хотан, этими раскопками занимаются в большом масштабе, как жители этой де­ревни и соседних с нею, так и предприимчивые хотанские капитали­сты. Никаких руин не видно, как не обнаружено и никаких остатков строительного материала, который здесь истлел, в отличие от тех буддийских городов, которые покрыл песок Такла Макана и которые там не подвергались воздействию воды.

навстречу и несут на своих плечах тяжелые вьюки там, где лошади этого не могут. За этот невероятно тяжелый труд сарт или ки­таец-купец в лучшем случае награждает их несколькими копейка­ми или щепками дров. Последние ценнее денег при их безотрадной жизни в этом настоящем орлином гнезде, где редко два дня прохо­дит без снежного бурана. От правительства они получают в месяц по 1 лану (1 руб. 60 коп.) и 3 шын пшеничной муки (ок. 8 фунтов).

 


27 августа. После трудного 45-верстного перехода разбили лагерь возле нескольких киргизских кибиток в долине Кызыл-Ой, на покрытом смесью гальки и камней обширном глинистом пло­скогорье, которое окружают со всех сторон высокие горы. Моя лучшая вьючная лошадь на последнем издыхании,

Правительство вынуждено уйти в отставку, и премьер мнистром с благословения Москвы становится Паасикиви. Они очень разные, эти двое старых политиков. Маннергейм обвинял Паасикиви в соглашательстве. Он был уверен в том, что, сохраняя известную твердость и достоинство, можно добиться у СССР большего, нежели проявляя покорность.

За несколько часов до начала переговоров, не выдержал: инсульт. Его заменил министр ино­странных дел Энкель. Договор о перемирии был подписан 19 сентя­бря 1944 года.

28 сентября территорию Порккала передали советской стороне.

«ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ»

Век мой, зверь мой, кто сумеет Заглянуть в твои зрачки И своею кровью склеит Двух столетий позвонки?

О. Мандельштам. Век

Наибольшие со­мнения у Маннергейма вызывала необходимость перебросить силы с Карельского перешейка на север до заключения перемирия, ибо действия советской стороны, как всегда, непредсказуемы.

Новый президент республики, семидесятисемилетний маршал Финляндии, фельдмар­шал Густав Маннергейм только что дважды — по-фински и по-швед­ски — произнес слова присяги. Паасикиви посылает ему ободряю­щее письмо.

Ю. Паасикиви — Г. Маннергейму

Высокоуважаемый Брат!

Ко всем другим Твоим тяжким обязанностям прибавляется теперь огромный груз. Я сочувствую тебе лично. Но, думая о блоге страны, не могу скрыть своего удовлетворения таким поворотом событий.

Для того чтобы подобный договор вступил в силу, он должен быть одобрен парламентом. Финляндия вновь зажата «между корой и древесиной»: нужно во что бы то ни стало заключить мир с СССР, но для этого необходимо продержаться и не капитули­ровать, и с другой стороны — избежать карательных мер со стороны Германии.

Таннер и Маннергейм — управляют страной, Сталин в действительно­сти готов заключить сепаратный мир, не требуя смены правительства и отставки Маннергейма.

Финляндия слишком зависима от нее политически и экономически, чтобы решиться на сепаратные переговоры. Риббентроп в декабре 1942 года недвусмысленно дал понять, что война против СССР -— это битва с большевизмом и Германия не допустит выхода Финляндии из этой битвы, пока она не закончится полным уничто­жением одной из сторон.

Вопрос о нейтрализации Балтийского моря снят, и рас­смотрение его отставлено. Со своей стороны поддерживал принятие Вашей помощи.

Как и многие друзья вашей страны, я надеюсь, что вы идете навстречу великому бу­дущемуВеликой, объединенной и счастливой Польши, вместе с большей частью Прибалтики, что поставит нас в почти сосед­ские отношения...1

К королевскому ордену Маннергейм распорядился добавить еще одну розу, как символ Аландов. Ни дружбы, ни, тем более, оборонного сотрудничества с бывшей метрополией не по­лучилось, и это впоследствии сказалось на политике обеих стран. Швеция подняла вопрос об Аландах на парижской мирной кон­ференции, но безрезультатно; в 1921 году решением Лиги Наций Аландские острова были признаны нейтральной территорией в со­ставе Финляндии.

Независимость Финляндии. В случае возрождения монархии Россия ни за что не откажется от своего права на Финляндию. Позднее Маннергейм сопоставил имперские устремления царской и социалистиче­ской России: «...Это „право44 основывалось на тех же стратегических соображениях, которые появились вновь в требованиях Советской России осенью 1939 года...  необходимым условием для безопас­ности Петербурга являлись русские укрепленные военные базы на северном берегу Финского залива и в Ханко.

Скрывал свою частную жизнь, и письма Китти он, скорее всего, уничтожил. Но его письма к возлюбленной сохранились.

В Финляндии все это время продолжаются дебаты по поводу государственного устройства. После ужасов гражданской войны многие считают, что конституционная монархия — единственная надежная форма правления, тем более что ее никто и не отменял с 1772 года. В парламенте, из которого социал-демократы демон­стративно вышли, теперь в большинстве монархисты.

НИ БОГ, НИ ЦАРЬ И НИ ГЕРОЙ

Никто не даст нам избавленья —

ни бог, ни царь и ни герой,

добьемся мы освобожденья

своею собственной рукой!

«Интернационал»

Судить только за совершенные во время войны преступления, а остальных отпустить по домам. Но что он считал преступлением, подлежащим наказанию? Участие в боях? Социалистические убеждения?

Родился вовремя, чтобы осуществить грезу своей жизни и стать освободителем роди­ны. Великолепное достижение, которое может быть участью только немногих избранных1.

Год назад, когда наша горечь из-за твоего изгнания оыла преиело- ной, у меня, я думаю, было полное право выйти в отставку и тем самым выразить свое мнение. Хотя такой поступок принес бы мне большие осложнения, я серьезно его обдумывал и говорил об этом с Папой, Софией и Юханом, как мне помнится. У меня сложилось впечатление, что они скорее советовали мне отказаться от своего замысла, чем осуществить его. Это выражение своего мнения, ко­торое тогда было бы полностью оправданным, сегодня получило бы совершенно другое значение и наименование. Оно попросту не под­ходит.

в 1901 году закон о ликвидации финляндских войск и введении в Финляндии, как и в остальных частях России, всеобщей воин­ской повинности. Но сопротивление обычно законопослушных жителей Финляндии оказалось на редкость упорным: в 1902 году 60% призывников просто не явилось на призывные пункты. Опа­саясь беспорядков, в 1905 году финляндцев вовсе освободили от прохождения военной службы в российских войсках, заменив ее специальным налогом.

Зачисленный на новую должность в мае 1903 года, Маннергейм успел прослужить чуть больше года и решил вновь круто поменять свою жизнь. В феврале 1904 года началась Русско-японская война. Маннергейм просил перевести его в действующие войска, несмотря на то, что Брусилов не хотел отпускать способного и исполнительно­го подчиненного. В послужном списке значится: «Высочайшим при­казом, состоявшимся в 7-й день октября месяца 1904 г., переведен в 52 драгунский Нежинский полк подполковником с отчислением от школы». И далее: «Прибыл в полк 10 ноября 1904».

Г. Маннергейм — А. Фредериксу 22, О. Brunnsparken, Helsingfors,

17 ноября 1937 г.

Дорогой друг,

с грустью прочел я те два письма, которые ты мне переслал, и одно из которых отсылаю назад, как ты просил.

Это настоящая трагедия, от которой бедная жертва заслу­жила быть избавленной, по меньшей мере, хотя бы благодаря своей щедрости и гуманитарной активности. И без слов ясно, что я буду счастлив сделать все для меня возможное, чтобы смягчить для гра­фини то печальное будущее, которое ее ожидает. К сожалению, моя ситуация отнюдь не так блистательна, как, похоже, думают многие. У меня есть доходы, благодаря которым я могу жить до­вольно прилично здесь, где жизнь дешева, но у меня часто возника­ют труднопреодолимые сложности.

Еще в марте 1902 года Густав в конце писем, как и прежде, пере­дает приветы от Наты, но уже в августе в длинном послании к брату Юхану ни о жене, ни о дочерях — ни слова.

Поначалу Натаактивно поддерживала мужа в его увлечениях, бывала на скачках и, скорее всего, не возражала против покупки новых лошадей. Скакуны Маннергейма часто брали призы, но ча­стенько и проигрывали. Наездником на скачках бывал он сам, или жокей, или кто-то из приятелей. Иногда ему удавалось совершить выгодную сделку и, продав породистую лошадь, купить еще луч­шую.

Ноту семье. Но не совсем уверен, осуществится ли замысел в этом году. Если бы у Тебя появилось желание провести каникулы здесь, в деревне, Ты доставила бы Нате большую радость, и нечего даже говорить, в каком восторге был бы я. Дорога из Гельсингфорса за­нимает ровно двое суток, но в целом она не слишком утомитель­на. Тебе нужно будет попросить Агнес Идестам или какого-нибудь другого из знакомых встретить Тебя в Петербурге и проводить на московский поезд. Я бы в Москве тебя встретил.

Поступил приказ и эскадроны построились, как увидели царя и царицу, блед­ных и серьезных, проехавших мимо в парной коляске и сопрово­ждаемых каретами императорской свиты обратно по той же дороге, по которой следовало сказочно блестящее коронационное шествие. В чем дело, мы еще не знали. Но по потрясенному выражению на лицах безмолвного общества можно было заключить, что случи­лось нечто роковое.

На протяжении долгого времени человечество волновал вопрос о том, как же взаимосвязаны нравственность и религия. Некоторые философы (в частности религиозные) настаивали на определенной точке зрения, согласно которой не существует «безрелиогиозной» морали. Тем временем остальные уверены в том, что моральные императивы вполне самодостаточны и независимы. Весьма распространенным стало представление о том, что мораль и религия тесно связаны друг с другом и являют собой, по большому счету, одно и то же.