Народ Ирана, несмотря на исторические нелегкие судьбы, на протяжении тысячелетий постоянно сохранял и развивал свою культуру, при этом оказывая на соседние и даже далекие страны благотворное влияние, заимствуя их достижения при этом.

Интерес к прошлому Ирана в нашей стране всегда был повышенным среди ученых или широкого круга читателей. Такой факт легко объяснить непрерывной связью с древнейших времен истории этого государства с историческим развитием обширных областей нашей страны. Однако особенно плодотворными считаются торговые связи и культурные контакты, которые практически никогда не прерывались в древности.

Раннесасанидская государственность

Недалеко от Стахра, являвшегося столицей Парса или Персиды, весной 227г. н.э. коронован в Иране на власть был царь Парса Арташир, который был сыном царя Папака, выступавшего представителем рода Сасана. Данной коронации предшествовала одержанная над парфянским царем АртабаномV победа. Оба этих события запечатлены были на скальных рельефах для потомков. Также отчеканены были монеты с нанесенным на них новым титулом Арташира, по которому он назывался «Поклоняющимся Мазде, богом, царем царей Ирана, происходящим из богов». Таким образом к власти в иранском государстве окончательно пришла новая династия Сасаниды, которой страна объединена была на четыре последующих столетия.

Государство парфян в 208г. расколото было на две части, из которых одна управлялась царем Валарша V, а вторая признана была за его братом Артабаном V. Позже включился в борьбу за Парфию римский император Каракалла. Сформировавшийся процесс распада парфянской государственности на серию полунезависимых и независимых царств стал проявлением глубочайшего кризиса всех обществ Средиземноморья. Также его проявлением выступил захват Папаком, являвшимся жрецом и мелким правителем одного района Парса, власти в Стахре. После смерти Папака его сыном Арташиром была реализована целая серия победоносных походов на расположенные по соседству области. После их завоевания, он двинулся с войсками на Месопотамию, где им была получена поддержка правителей ряда полузависимых, мелких государств.

Объединенными силами союзников была осаждена Селевкия, павшая в 223 г. Обозначенные выше успехи позволили превратить повелителя Парса в по-настоящему грозного противника для парфянского царя царей. Однако в решительном сражении армию Артабана сразить удалось исключительно посредством привлечения союзников из Месопотамии, представителей ряда знатных парфянских родов и правителей некоторых «царств», которые расположены были на территории Ирана.

Парфянская династия постоянно ослаблялась внутренними постоянными распрями и повсеместными неудачами во внешней политике, при этом Сасаниды связаны были одним древним центром, религиозным Ирана. При этом сформированное тяжелое положение государства, его распад на серию владений, которым ослаблены были внутриэкономические связи, а также практически полная остановка международной торговли однозначно требовали появления сильной государственной власти, способной хозяйственную жизнь страны наладить в интересах торговых городов и знати, доходы которой интенсивно падали. Именно для этого в руках держать требовалось Месопотамию, считавшуюся экономическим «сердцем Ирана».

Решение судьбы сасанидского государства в III в. осуществлялось в пределах его западных границ. Уже через три года после своей коронации новый царь царей, которым стал Арташир I, персидскую армию повел в Малую Азию и Сирию. Угроза персидского вторжения настолько серьезной была, что римскую армию возглавить в Северной Месопотамии пришлось императору Александру Северу. Римляне не смогли иранской столицы достичь, однако им удалось добиться определенных успехов в Армении.

Происходившие на границе стычки до 237 г. не прекращались. Сыном шаханшаха совместно с его наследником Шапуром, осщуществлявшим командование персидской армией, захвачена была Хатра в Месопотамии, однако решающей победы он не смог добиться. В 242г. императором Гордианом III были военные действия снова начаты. На протяжении двух десятилетий провинциями Месопотамии испытывался постоянный ужас чужеземных вторжений. При этом весь временной период 242-260 г.г. спокойным не был.

Если же судить по сохранившейся торжественной надписи Шапура I в местности под названием Накш-и Рустам на Каабе Зороастра, то проведенные с Римом три войны смогли Ирану принести успех. Окончание первой войны связано со смертью императора Гордиана, выплатой существенной дани в полмиллиона динариев, а также пленом знатных римлян и множества римских солдат. В период 244-251 г.г. персидские войска завоевали часть Армении и Адиабена, являвшегося районом древней Ассирии.

Во время второй войны, развязанной римлянами, военные действия развернуты были на сирийской территории. Армией Шапура I сокрушены были римские многочисленные легионы, в результате чего войска штурмом овладели важнейшими городами, расположенными в восточной части Малой Азии и в Сирии. Заключенный впоследствии мир оказался непрочным, поэтому фактически военные действия не прекращались. Полученный императором Валерианом в 257 году временный успех снова поражениями сменился, варвары теснили на западных границах римлян, а восточные провинции на протяжении полутора десятка лет поражены были чумой.

В то тяжелое для Рима время Шапур напал на Карры, а также Эдуссу на севере Месопотамии. В результате римляне осознали, что им противостоит великая держава. При этом речь велась не только о границе Месопотамии, но и во всех восточных провинциях под угрозой власть Рима оказалась. Римляне проиграли у Эдессы решительное сражение, в результате чего в плену оказался сам Валериан, а также сенаторы с другими вельможами. Правителем Шапуром в своей надписи сообщено было, что иранской армии удалось занять 36 крепостей и городов. Такого поражения Римской империи еще не приходилось испытывать.

Полученные на западе Шапуром I успехи продемонстрировали сплоченность и силу достаточно молодого государства, а также и слабость Рима, хотя перед смертью Шапур I еще позор поражения все-таки пережил. Между Востоком и Западом торговый основной путь во II-III вв. проходил к Средиземному морю непосредственно через Сирийскую степь из Месопотамии, что позволяло миновать присущие Армении и Закавказью трудные перевалы, где велись практически непрерывные войны. Для международной торговли важным перевалочным пунктом стал нейтральный оазис Пальмира (Тадмор), где было сформировано при царице Зенобии государство, которым на Ближнем Востоке были заявлены претензии на свое великодержавное положение. Однако его уничтожил римский император Аврелиан, а посланный на помощь Зенобии персидский корпус был разгромлен. Правда, римские успехи не смогли нарушить устойчивость западных иранских границ.

По результатам этих войн Иран смог присоединить существенные территории, а уже к 60-м годам III века пределы этого государства простирались от Сирии и Нижней Месопотамии до Инда, а также от Большого Кавказа до расположенного в Аравии Оманского полуострова. Шапуром I были выдвинуты претензии на обладание следующими землями: Чач (район Ташкента), Согл и Кушанское царство. В ходе первого тура единоборства двух основных держав Средиземноморья и Ближнего Востока, которыми выступали Римская империя с Сасанидским Ираном, победу одержать смог Иран.

В пределах завоеванных иранцами областей был утвержден зороастризм. Дальнейшие взаимоотношения Ирана с Римом неоднократно достигали трагической остроты. С середины IV века Ирану приходилось, в основном, удерживать восточную границу, где Сасаниды достигли крупных военных успехов. При царствовании Арташира I там постепенно укреплялась власть Ирана, опиравшаяся на заключенный с местными династиями союз. Однако и позже существовали полусамостоятельные царства, которыми управляли владыки досасанидских, старых династий.

Впервые шаханшахом Шапуром I в 245-248 годах предпринят был на восточные земли завоевательный поход. В итоге на востоке Иранского нагорья основан был новый, «царский» город под названием Нишапур, золотые монеты Шапура I стали чеканиться на монетном дворе в древнем городе Мерва, а его сын Нарсе стал обладателем всех завоеванных восточных провинций. Данный территориальный удел, существовавший до начала IV века, получил название “Сакастан, Турестан, Инд до побережья моря”.

После осуществленных Шапуром I походов на восток до середины IV века сасанидскими царями практически не велись там серьезные войны, так как их силы на тот момент исчерпаны были тяжелыми столкновениями на западных рубежах. О войне Шапура II на востоке первое достоверное сообщение датирует началом 357г. Правителю в то время удавалось с трудом сдерживать формируемый «враждебными племенами» натиск. Ему пришлось нести огромные потери, поэтому в 358 году был заключен мир с ними. Позже Шапур был втянут в западные военные действия, а возможность вести активные войны на востоке он получил лишь к концу 60-х годов IV века, предприняв большой поход на Кушанское царство и разрушив его окончательно. Территория Кушанского царства включена была в важнейший новый удел под названием «царство Кушан» (Кушаншахр), которым владели сасанидские царевичи, обладавшие правом выпуска собственных золотых и серебряных монет. В этих событиях принимали активное участие кочевники-хиониты, которые тогда являлись союзниками Сасанидов.

Бывшие кушанские земли в начале V в. завоеваны были Кадарой, основателем царства кадиртов. Вытеснить из Бактрии сасанидские войска он смог благодаря союзу с кочевниками. Тогда на этой земле и прилегающей территории было сформировано княжество, во главе которого находились представители кочевого племени эфталитов. При этом сасанидами удерживались только Герат, Мерв и иные города.

Около 442 г. произошла война с кидаритами. К 450 году над ними одержана была победа шаханшахом Ездигердом II, а также произошел захват Южной Бактрии. Но в 457-459гг. в ходе произошедшей между Сасанидами Перозом и Хормиздом междоусобной войны первый вынужден был уступить эфталитам, согласившимся ему помощь оказать, Восточный Тохаристан (Бактрию) совместно с религиозным и культурным центром этой земли, которым выступал город Балхом. Пероз с 70-х гг. Vв. вел на востоке упорные войны против эфталитов и кидаритов, постепенно терпя неудачи. Последний поход 484 года оказался провальным для сасанидской армии, которая разбита была эфталитами, а Пероз в этом бою погиб. Победителям достался царский гарем, множество пленных и обоз с казной. Иран обложили тяжелой данью, которую Сасанидом пришлось выплачивать эфталитам до середины VI века. Но Иранская держава под давлением варваров не рухнула.

Особенности государственного и общественного устройства сасанидского Ирана

Раннесасанидский период характеризуется сохранением 3 основных зон позднепармянской эпохи: самоуправляющихся городов, преимущественно расположенных на западе, полузависимых владений (шахров) и царств, разбросанных по всему Ирану, а также царского домена (дастакерта). Но эта структура постепенно нарушалась.

Наиболее наглядной считается картина гибели самоуправляющихся городов, которые свои органы управления терять стали при парфянах. Распад же Парфии повлек ослабление торговли и экономических связей. Когда Иран был объединен под властью новой династии, стало происходить в областях, ставших в III веке доменом царя царей, «основание» старых городов с названиями шаханшахов и потерей ими самоуправления. Создателем монархии Арташиром I было основано на западе Ирана только три города, а его сыном Шапуром I, расширившим границы дастакерта, было заложено уже 16 городов в различных частях государства. С того времени ими управляли шахрабы – государственные чиновники, призванные осуществлять в городах и их округе военную и гражданскую власть. Приписанная к этим городам сельская округа переходила в ведение центральной администрации.

В результате самоуправляющиеся города парфянской и селевкидской эпох, осуществлявшие функциональность центрального правительства и контролирование существенных территорий, были сменены в сасанидскую эпоху городами-ставками центрального управления. Вместо прежнего «союза» царя с городами стали более характерными «вольные», гибнущие города и расширяющийся царский дастакерт. В III-IV веках институт шахрабов стал в системе сасанидской администрации важнейшим. Но и он свое значение утратил к концу IV в.

На момент захвата власти в Иране Сасанидами существовало множество полузависимых «союзных» областей и царств. Часть из них представлена была крупными имениями, охватывающими серию сельских общин, однако действовали хозяева таких имений в качестве маленьких государей. В системе же парфянского государства они стали настолько независимыми, что судьба целого государства могла зависеть от политического мнения какого-то мелкого царька. Ориентация к сепаратизму отдельных правителей проявлялась в любых сложных политических ситуациях.

Сасанидскому периоду характерна постепенно растущая централизация, но и раннесасанидская государственность на начальных этапах собой представляла исключительно федерацию мелких владений и отдельных царств, которые находились от центральной власти в разной степени зависимости и связаны были с ней различными экономическими отношениями. Раннесасанидскими надписями упоминаются местные, прежние, полузависимые цари различных областей Ирана, Закавказья, Месопотамии. Но уже Шапур I уничтожил самостоятельность серии шахров. Управлять частью ранее автономных царств стали сыновья царя царей Ирана. В Западном Иране только царство Элиманда смогло просуществовать до середины IVв., а цари Элиманды и обладатели завоеванных Сасанидами кушанских земель за собой сохранили право выпускать собственные монеты. Осуществляемое сасанидскими царевичами управление важными областями, а также сходный по функциональности институт шахрабов свое существование прекратили в конце V в. Интенсивность феодализации констатировалась растущим сепаратизмом обладателей отдельных шахров, а также более мелких областей.

По зороастрийским, дидактическим, позднейшим сочинениям известно, что иранское население разделено было на четыре сословия: земледельцы, писцы, воины и жрецы. Такое деление, которое восходило к религиозным представлениям «Авесты», не могло реально отразить классовую стратификацию сасандской эпохи, однако освящено было традициями и религией. Значительная часть вельмож и земледельцев являлась воинами, придворные и государственные чиновники входили формально в сословие писцов, особым сословием выступали зороастрийские жрецы, а астрологи, обычные ремесленники, врачи и купцы принадлежали податному сословию земледельцев по аналогии с рядовыми крестьянами.

Получивший новую и догматическую форму зороастризм при Сасанидах стал государственной религией, в результате чего жрецы стали наставниками цариц и царя царей, а также в своих руках сосредоточили образование и судопроизводство. Высший класс иранского общества эпохи Сасанидов представлен был представителями рода – васпухрами, высшим рангом знати – вазургами и мелкими землевладельцами – азатами.

Шахрабами, владетельными принцами и иными вельможами, формировавшими высшую знать, был образован совет царя царей, обладавший правом голоса в соответствии с местнической системой. У каждого вельможи было в зале совета определенное место в соответствии с его знатностью. При дворе армянских Аршакидов, имевших с Сасанидами сходные обычаи, обладавшая правом заседать в царском совете знать получала и соответствующие отличительные знаки для своего ранга: подушку, трон или почетную головную повязку – диадему. Помимо этого, младшие цари заседали на драгоценных тронах, дарованных им шаханшахом за особые заслуги. Также существовал при дворе сложный церемониал с наличием целой иерархии придворных должностей. Формирование сасанидского государства было попыткой создания централизованной империи, которая базировалась бы на общественных, раннефеодальных отношениях.

Середина III века ознаменовалась в Иране значительным перераспределением земельного фонда и ростом царского дастакерта, постепенно охватившего существенную часть государственной территории. Расширение царских земель происходило посредством сокращения земель, относившихся ранее к самоуправляющим городам, и уделов крупной знати. Одновременно источниками отмечается все увеличивавшиеся, крупные пожалования земель данного фонда храмам и знати. При этом шаханшахами жаловались храмам, помимо земель, еще и сады, виноградники, стада, рабы и прочее. В результате царских жалований, благотворительных дарений знати и отправления определенных литургий получались достаточно внушительные владения. От этого имущества основной доход шел храмам, а доля жертвователей являлась очень небольшой. В надписях Шапура I было объявлено, что им жертвуется храмам и эта доля, ежегодно составлявшая более двух тонн зерна, огромное количество вина и тысячу ягнят.

Также громадные земельные массивы во владении находились у сельских, свободных общин. Позже этот земельный фонд также подвергся сокращению, и земли общин были переданы в частное, условное владение знати, а иногда и крупного чиновничества с собственной юрисдикцией и правом налоговых сборов. Постепенно эти земли преобразовывались в фактическую собственность обладателей. Изменение характера земельной собственности, а также характерное для феодального общества одновременное совмещение права собственника с судебными и политическими правами прекрасно прослеживается в период позднесасанидской эпохи.

Некоторыми крупными, частновладельческими хозяйствами, что особенно для западных районов Ирана было характерно, использовались рабы, однако достоверные свидетельства формирования рабским трудом основы их экономики отсутствуют. При этом к III веку констатируется частичное освобождение рабов с наделением их землей для последующего ведения собственного хозяйства. В таких случаях «рабское служение» занимало у рабов в пределах 1/3-1/10 всего имевшегося времени и нередко выражалось лишь в предоставлении доли дохода с предоставленного участка. Часто рабы находили применение в домашнем хозяйстве и ремесле. Кроме того, в раннесасанидский период существовала практика поселения на царских землях военнопленных, что было также и крупным хозяйствам характерно. Причем, рабами стать могли и крупные вельможи, в результате чего они вынуждены были возводить различные постройки на собственные средства.

Данные о налогообложении иранского населения имеются лишь неполные и отрывочные за III-IV века. Налоги платились податным населением в зависимости от величины полученного урожая, так как земельный кадастр отсутствовал. Больше информации имеется о налогах, которые платились «иноверцами» (христианами и иудеями), проживавшими на иранской территории. Распространение зороастрийского жречества не осуществлялось на приверженцев иных религий, которые в пределах государства проживали в значительном количестве. Со стороны же сасанидского правительства иноверцы нередко подвергались преследованиям. Они всегда были в готовности к переселениям и изгнаниям, поэтому старались обзаводиться больше движимым имуществом, а также составляли, в основном, торговое и ремесленное население.

Международная торговля

При Сасанидах международная торговля обладала огромным значением. Пересекавшие Иран важнейшие пути, в основном, сложились к I в н.э. При этом от Герата (территория нынешнего Афганистана) «царская дорога» ответвлялась на север, к Мерву, а далее в Самарканд. Там же этот путь должен был сливаться с Шелковым китайским путем по оазисам Восточного Туркменистана. С Шелковым путем район Сирии и Малой Азии связывался посредством сухопутной дороги, проходившей вдоль Евфрата к Персидскому заливу, или же караванной, древней дороги из Сирии через Иран. При этом проходивший через Персидский залив и Красное море морской путь в Индию не контролировался сасанидским Ираном и Парфией.

Основными международными товарами выступали предметы роскоши, включая китайский шелк-сырец, который реализовывался при посредничестве торговых, согдийских факторий, повсеместно распространившихся на протяженности Шелкового пути, и индийские товары, поступавшие в Иран, в основном, сухопутным путем. Среди них присутствовали драгоценные камни, опиум, пряности и благовония. В сасанидский и парфянский периоды основная торговая активность проявлялась христианами-сирийцами (арамеями), торговые поселения которых присутствовали в Месопотамии, Средней Азии, на востоке Ирана, а позже – практически до китайских границ.

Международная иранская торговля, в основном, являлась караванной, а плавания купцов из Ирана по Персидскому заливу регулярностью не отличались. Караванами из Месопотамии доставлялись в восточные, иранские области шелковые ткани малоазийской и египетской работы, сирийское стекло, масло, вино, изделия из металла. Потом осуществлялась переправка этих товаров в Индию и Китай, главным образом караванами локальных купцов. Перед заключением торгового договора требовалось установить характер товара, который мог быть «надежным» или «ненадежным». Последними, прежде всего, считались товары караванной, международной торговли, подвергавшиеся различным опасностям, включая море, врагов, власть и огонь.

Конечно же, сильнее стихийных бедствий оказывались формировавшиеся властью бесконечные пошлины, уплачиваемые в любых городах и на всех границах. С наступлением в III в. на Ближнем Востоке общеэкономического кризиса караванная торговля была практически прекращена. Но формирование сасанидского государство привело к ее восстановлению. В эту эпоху, как и во время парфянского периода, существовали международные, торговые крупные рынки. Однако международная торговля предельно тесно связана была с политикой, так как медь с железом выступали стратегическими товарами, которые запрещалось византийскими императорами продавать персам.

Религия Ирана

Зороастризм в сасанидский период стал государственной религией, что констатируется принятым Арташиром I после коронации зороастрийским, царским, новым титулом: “Поклоняющийся (Ахура-)Мадзе...”, а также основанием «царского» храма огня, который стал общегосударственным святилищем. У Арташира в то время была в руках сосредоточена гражданская, военная и религиозная власть. Списки его двора не содержат титула «верховный жрец», который отсутствует также в списках двора Шапура I.

Изначально отражение зороастризма сасанидских монархов присутствовало в официальных памятниках, формировавшихся титулатурой и символикой. В раннесасанидский период зороастризм сходен был с формами парфянского времени. В нем бесспорную роль выполняли культы Ахурамазды, Анахиты и Митры. Позже культ и Арташира I приобрел огромное значение, так как расположенный в гроте Накш-и Раджаб его храм долго почитался. Это являлось фоном действий первого реформатора сасанидской религии в лице жреца Картира, карьерный рост которого начался к концу царствования Арашира I. В то время он обладал скромным званием «хербед» - некоторое подобие учителя при храме, который будущих жрецов знакомил с зороастрийскими ритуалами.

Картир был возвышен при Шапуре I, поручившим ему организацию в Иране, а также завоеванных областях организацию жреческих общин и зороастрийских храмов. В государстве он занял выдающееся положение и стал духовником Варахрана II, являвшегося внуком Шапура I и взошедшего на иранский престол при его активном участии. Далее он получил титул «владыки» расположенного в Стахре храма Анахиты, а затем стал вершителем судьбы целого государства. Уже в глубокой старости Картир при государственном перевороте был убит.

Его жизнь, а также действия по формированию государственной религии и организации храмов изложены в его собственных надписях. Также Картиром подробно сообщается, что он (скорее его душа) смог совершить путешествие в потусторонний мир, побывав у престола Ахурамазды. У какого-то золотого трона пир происходит, а также там находятся весы, где Рашну взвешивает зло и добро. Кроме того, там находятся души праведников, которые в результате исполнения определенных ритуалов смогли достичь этого почета. Далее эти души после совершения ритуальной трапезы проходят в рай по мосту Чинват.

Картир считал себя пророком наподобие Заратуштры. При этом он выступал не только создателем государственной религии, но и политиком. Свою реформу он проводил в очень напряженной обстановке, так как при коронации Шапура I принят был еще один пророк и одновременно создатель собственной религии – Мани, учение которого могло пропагандироваться по всему Ирану. Такое развитие событий вызвано было открытием завоеваниями Сасанидов для Ирана новых идейных горизонтов: христианства, неоплатонизма, гностических учений, иудаизма и прочего. Вполне возможно, что Шапур решил принять Мани и разрешить пропаганду его учения с политическим расчетом по созданию повсеместно популярной веры, которую можно было бы понять на любом языке и в любой стране.

Учение Мани, как и христианство, зороастризм и иудаизм, содержало идеи Страшного суда и прихода миссии, а последователями Мани признавались Христос, Будда и Заратуштра. Основным в человеке по этому учению выступала не порожденная злом душа, а «искра божьего света», при этом задачей истинного праведника выступало способствование ее освобождению. Достичь этого возможно было исключительно крайним аскетизмом. Основной акцент учением Мани делался на крайний пессимизм, обособленность и замкнутость учения, а также отрицание любых активных действий, не считая проповеди.

При жизни Мани на востоке Ирана действовало двенадцать проповедников его идей, а в Мерве существовала манихейская, большая община, причем, многочисленные общины присутствовали в Месопотамии. Замкнутая и стройная структура этих общин, таинственность мистических обрядов, а также тщательное изучение гороскопов, звезд и судьбы привлекли к ним многих последователей. Однако традиционный для Ирана зороастризм и жрецы Картира все-таки стали преобладать в завоеванных сасанидскими войсками областях. Судьба Мани была трагичной. Его казнили через несколько лет после смерти его царственного покровителя, после чего данное учение объявлено было ересью, поэтому далее членам этой секты пришлось действовать тайно.

Расположенная в Иране сирийская церковь в 484 году приняла официально несторианское вероисповедание, которое византийским православием считалось ересью, и порвала отношения с византийской церковью. Помимо этого, Иран и Закавказье стали платформой для распространения монофизитского толка христианства, который также в Византии считался еретическим. Монофизиты и несториане в V веке были легализированы иранским правительством.

Сформировавшаяся при дворе сасанидских, первых монархов огромная роль Картира привела к тому, что государственность быстро пошла к теократии. Шаханшах Варахран II находился под полным влиянием Картира с его партией, которой была провозглашена доктрина «идеального государя». По положениям этой доктрины правитель должен был отличаться религиозностью, доверять всегда своему духовному наставнику, а также действовать в соответствии с догматами веры. Однако случившийся в 293 году переворот Наре привел к реставрации династийного культа, поэтому жрецами Анахиты стали снова повелители Ирана.

«Реставрация» подвела итог достаточно напряженной борьбе разнообразных придворных групп и жречества, которая разгорелась около концепции власти царя царей. Новая реформа зороастризма, которую предпринял главный жрец государства в лице Атурпата Михраспандана, стала результатом этих событий. Правда, она не сильно в формулировках отличалась от реализованной Картиром реформы. Реформирование Атурпата затронуло, прежде всего, зороастрийские храмы. При дворе шаханшахов появились магупаты различных иранских областей, а Атурпат получил титул магупата магупатов. Именно в IV в. по причине некоторых политических событий сасанидские шаханшахи приняли решение по возведению своей генеалогии к древним царям ахеменидского периода. В этом же веке по Ирану был распространен новый тип зороастрийских храмов в виде открытых со всех сторон павильонов под названием «четыре арки», которые на традиционные храмы раннесасанидской и позднеахеменидской эпох абсолютно не были похожи.

Позднесасанидская государственность

В Иране в V в. завершается установление социально-экономических, феодальных отношений, а также наблюдается возрастание политического могущества земельных магнатов. В результате поражения шаханшаха Пероза во время борьбы с эфталитами в 484 году его сын Кавад попал к ним в заложники. А когда приемник Пероза был низложен знатью и ослеплен, заговорщиками на престол был возведен Кавада, прибывший с эфталитскими войсками. Он был умным и тонким политиком, ясно осознававшим опасность стать марионеткой у сильных вельмож. Для их ослабления им организовывались придворные интриги, а также он воспользовался демагогическими лозунгами одного жреца из зороастрийского храма, начавшего в то время свое учение проповедовать. Это учение было зороастризмом с добавлением идей неортодоксальных школ и проповедей Мани.

При этом Маздак призывал верующих, в отличие от манихейства, к активным действиям для полной победы «царства света». По этому учению, подлинное царство разума и силы, наступление которого ожидалось в ближайшее время, построено должно быть уравнительным распределением жизненных благ. Однако новое учение при феодализации общества, крупных неудачах во внешней политике, голоде и неурожае стало идеологией открытого восстания городской бедноты и крестьян.

Кавад сделал Маздака ближайшим советником и назначил его верховным жрецом для нейтрализации среди духовенства и при дворе оппозиции посредством использования его абстрактных призывов к равенству и общему благу. Это было для правителя политической, временной акцией, которая направлена была на ослабление оппозиции знатных вельмож, ставших на своих землях почти независимыми правителями. Однако скоро движение стало неконтролируемым, поэтому сторонник Маздака на время смог получить безраздельную власть в государстве.

Размах движения потребовал от знати консолидации сил. В 496 году царским советом Кавада был смещен с престола и заточен в тюрьму. На престоле же появился брат Кавада, однако сам Кавад, сбежав из тюрьмы, смог заручиться помощью государя эфталитов, дочь которого являлась его женой. В 499 году он снова занял иранский престол, однако новые обстоятельства уже не позволяли ему поддерживать маздакитов. Правитель объявил широкие реформы налогообложения, которые в жизнь были приведены его сыном Хосровом I и позволили отколоть мелких землевладельцев от крайних маздакитов.

В ходе прошедшего десятилетия мелкопоместная аристократия смогла занять ключевые позиции в армии и администрации, в результате чего могла стать для центрального правительства сильной опорой. Кавад отошел от маздакитов, а сам Маздак в 528 году признан был отступником от праведной веры, его схватили и казнили, а последователей его учения ждала жестокая кара.

Подавление движения маздкитов привело к завершению феодализации Ирана. Сильная, царская, централизованная власть, которая при последних Сасанидах установилась, способствовала закреплению социально-экономического, нового порядка в интересах, прежде всего, феодальной, мелкой знати. В Иране наступление средневековья произошло в ходе внутренних процессов.

Южная Аравия и последние завоевания Сасанидов

Последующая история сасанидского Ирана уже выходит за пределы эпохи древности. При правлении последних Сасанидов держава получила небывалое процветание. Сыном Кавада, Хосровом I, были проведены решительные меры для упорядочения всей военной, налоговой и государственной системы, благодаря чему казалось, что создана централизованная империя. Около 570 года персами был завоеван на Аравийском полуострове Йемен, что позволило им получить господство в Красном море на морских путях.

Завоевание Южной Аравии привело к вовлечению в мировую историю еще одной, ранее практически полностью изолированной цивилизации. Государство и классовое общество возникли во второй половине второго тысячелетия до н.э. на юго-западе Аравии. Это была цивилизация семитских, южноаравийских племен, распространившаяся на территории Африки в первом тысячелетии до н.э. Своеобразие этой культуры было сформировано двумя факторами: положением на перекрестке торговых путей, которые связывали Средиземноморье с Индией и Восточной Европой, а также большой отдаленностью от всех иных государств. Там была реализована высокая техника ирригации, а соседство арабских, скотоводческих племен оказало содействие возникновению обмена. Особое значение для экономики Южной Аравии имели производившиеся там благовония, которые во всех странах высоко ценились. При этом культура благовоний сформировала основу сказочных богатств, предоставившие Йемену название «Счастливая Аравия».

Древняя же Южная Аравия представлена была многими государствами. В V веке она включилась в борьбу Ирана и Византии за господство на проходивших из Китая и Индии торговых путях. Христианство с иудаизмом стали знаменами политических, враждующих группировок, которые ориентировались на Иран и Византию. Опорой последней стал Аксум, а Хымьяр поддержал иранское государство. В результате ожесточенных хымьяро-эфиопских войн VI века хымьярское государство распалось, а Йемен был завоеван сасанидским Ираном.

Культура сасанидского Ирана

Ранее уже велась речь о зороастрийских реформах, проведенных Картиром. В позднесасанидской эпохе был введен так называемый авестский алфавит, специально созданный для записи религиозных текстов зороастризма. Тогда же появился словарь авестских слов, переведенных на среднеперсидский.

Возникновение сасанидского искусства произошло внезапно. При царствовании в разных районах Парса первых пяти шахшаншахов появилось тридцать скальных, громадных рельефов, на которых сформированы были новые каноны для иранского государства «официального портрета» жрецов, вельмож и царей. На сасанидское искусство заметное влияние оказали Кавказ, а также Центральная и Средняя Азия. Также существенный вклад внесен был парфянами и восточноримскими провинциями. Рельефами парфянской эпохи отражается прокламированная законность победы царей и династии. Влияние же восточноримских провинций нашло отражение в городе Бишапуре, построенном Шапуром I, где украсившие пол парадного зала дворца мозаики выполнены были в римско-сирийском стиле, а их сюжеты демонстрировали театральные маски, портреты актеров, музыкантов и танцовщиц, а также фрукты и цветы.

Разными источниками констатируется порядка сотни названий различных литературных, научных и религиозных произведений сасанидской эпохи. При этом десятки сасанидских книг из разных жанров были переведены на арабский язык, а затем и новоперсидский. Также существовал эпос, наполненный квазиисторическими именами героев, царей и целых династий. Данный литературный жанр находился в непрерывной связи с религиозными сочинениями, однако с реальной историей не соприкасался.

Заключение

Во время царствования в иранском государстве на протяжении 3-7 веков шаханшахов сасанидской династии развитие культуры и государственности представляется блестящим, однако этот процесс был достаточно монотонным, когда речь ведется об исторических, конкретных событиях.