Новые стихи.

Мы-то думали: он пропойца...

Мы-то думали: он пропойца.

Оказалось: он весельчак с точным

чувством моральных пропорций и с

детишками на плечах.

При перепроверке повторной

слухи те, что ходили о нём,

оказались фальшивкой

вздорной и сгорели синим огнём.

Что казалось кривой ухмылкой

оказалось улыбкой пылкой.

Вовсе он не глуп и не груб, а,

напротив, добр и бодр.

Смелый, словно аэроклуб, милый, как

пионерский сбор.

 

И, избавившись от сомнения,

подозренья сваливши с плеч, мы

всадили в него извинение,

просверкнувшее, словно меч.

Больше всего на свете хотела очутиться сейчас в безопасной гавани отеля дорогой Кристины. Устала от этой троицы, словно не обедала , а подносы таскала с грязной посудой.

-            Вы работаете? Кем? - искреннее, удивленное любопытство немецкой дамы.

Я кивнула. Саша и Егор напряглись очевидно и разом. Смотрели одинаково на меня, словно хотели взглядами заткнуть мой глупый рот. Жаль,что не друг на друга , порадовались бы.

-            Горничной в отеле на берегу, - я не стала шокировать эту чистую компанию своей посудомойкой.

Пауза. Хорошая, с выдохом кавалеров. Мне понравилось.

Саша отмер и стал прощаться. Я глядела в веселые глаза Бригиты и улыбалась беззаботно. Просто так. Что и как смотрел Егор , проверять не стала. Обойдется.

День упорно не желал заканчиваться. Что-то случилось на центральном выезде из парковки торгового центра. Тревожные красно-синие огни Скорой помощи и полиции. В боковых проездах моментом образовались заторы. Стадо машин наглухо заперло себя в подземной ловушке.

Саша развернулся ко мне в салоне автомобиля. Я сидела сзади, скинув узкие туфли и вытянув ноги на сиденье. Он протянул руку между спинками и погладил меня по коленке.

Заглянул в лицо. Я отвернулась.

-            Ты весь день отворачиваешься. Что-то не так? - его пальцы пошли выше, к краям чулков.

-            Там надолго? - я спрятала ноги за спинку водительского сиденья, игнорируя вопрос.

-            Минут на тридцать-сорок, - он вздохнул. Не стал настаивать здесь. Вышел из машины. Открыл заднюю дверь, хотел пересесть ко мне.

-            Я сбегаю в маркет, куплю своим конфет, - сказала я Саше. Выбралась на волю с противоположной стороны.

Сбегаю! Ха! На этих каблуках можно только стоять. Лучше - сидеть. Я медленно шла сквозь деловито-задумчивых людей, важно катящих перед собой железные телеги с едой и прочим. В некоторых сидели сосредоточенные дети. Следили, наверное, чтобы взрослые не забыли купить очередную хозяйственную хрень. Где же игрушки? Нелегкая занесла меня совсем не туда.

Андрей стоял возле стойци с мужскими сорочками. Один. Я замерла. Сегодня уже не удивлялась ничему. Он повернул ко мне лицо.

-            Не может быть! - высказал он вслух нашу обгцую мысль.

И подошел вплотную. Улыбался и смотрел. Снова туда, в то

самое,темное место. Г де пряталась моя душа.

-            Я ничей, - улыбнулся он, вспомнив старое, забыв поздороваться, сразу к главному. - А ты?

-            Я не могу, - призналась быстро, что бы не было соблазна.

Игнорируя всякую логику , протянула руку , провела

пальцами по его губам. Он поймал их, поцеловал. Я провела другой рукой по его груди, невольно задела ремень на поясе джинсов.

-            Совсем нельзя? - он коснулся пальцем моих губ.

Я поцеловала шершавую, теплую кожу. Смотрела в серые глаза заворожено. Желание пульсом билось везде. Он это ясно видел. Держал меня серым взглядом, приковывал.

-            Совсем, - я облизала губы, сглотнула слюну.

Андрей взял мою ладонь и приложил к губам. Заметил

кольца. Прямые брови приподнялись в вопросе. Сразу отстранился и оглядел с ног до головы, как будто только сейчас увидел. Задрал мою руку вверх и заставил сделать оборот вокруг себя, как в танце.

-            Вот это да! Шикарно выглядишь. Замуж вышла или продала себя подороже? - он снова ухмылялся. Как-то не слишком добро. К себе уже не приближал. Но смотрел с заметным восхищением. - Или и то и другое?

-            Не твое дело! - высказалась я.

Своим откровенным цинизмом он снял с меня оторопь наваждения. Похоть осталась. Другое что-то спряталось испугано и жалко. Я отвернулась. Если в глаза ему не смотреть, то дышать становится определенно легче.

Из примерочной в углу вышел толстый мужик, освободив место. Нет! А вдруг Андрей уйдет навсегда? Я не встречу его никогда-никогда? Я обернулась. Он стоял, смотрел на меня и думал тоже самое. Или нет? Или да? В кабинку втиснулась семья с детьми и ворохом цветастой одежды. Мы упустили шанс.

-            Мне нужно купить... не важно. Прощай.

Я направилась в другую сторону. Он поймал меня через секунду. Прижал к себе наконец-то. Я прятала лицо, не позволяя себя целовать. Вжималась в его горячее тело, что было сил. Желание стягивало нас неумолимо в одно целое. Он гладил меня по голове, целовал быстро и коротко в шею.

-            Бросай все и пойдем со мной.

-            Нет.

-            Ты же хочешь, я вижу. Зачем мучаешь себя и меня?

-            Нет.

-            Я не знаю, что тебя держит. Я все решу. Не бойся. Все будет хорошо, я обещаю, - целовал и говорил негромко в ухо. Я упрямо покачала головой. Что он может решить, морячок, веселый покоритель борделей? Застыл. Почуял мою насмешку. Разозлился. - В последний раз предлагаю. Пойдем со мной.

-            Нет. Нет. Нет, - я повторила три раза. Как заклинание.

-            Тогда свидание окончено!

Андрей с силой оторвал меня от себя. Посмотрел сердитыми глазами, хотел что-то сказать , передумал, махнул рукой:

-            Бывай здорова, Лола! Береги себя.

И ушел. Растворился в барахле и людях огромного магазина.

Я собрала себя из кусков обратно в целое. Выпрямилась. Выдохнула. Отдел с игрушками ждал меня сразу через проход. Двое взрослых кавказцев громко цокнули языками, когда я продефилировала мимо в своем красивом платье на невозможных каблуках. Вот это правильно. Просто отлично!

На душе, несмотря ни на что , переливалась веселая, честная отвага. Я удержалась на краю. Я выстояла. Никто не будет мной управлять. Только я.

-            Вещи возьми, - напомнил Саша. Машина остановилась возле дверей маленькой гостиницы доброй Кристины. Всю дорогу обратно я делала вид, что сплю на заднем сиденье. Если он мечтал поговорить или ещё что-нибудь, то у него не вышло. Между нами совсем ничего не случилось. Никакой ссоры. Никакого секса. Ни сегодня, ни накануне. Саша подозрительно спокойно принимал мои отказы. Не настаивал, словно действительно приехал только для того, что бы водить по магазинам. Всучить кольцо и признаться в любви. Улыбался сейчас и поглядывал на меня в зеркало заднего вида. Я замечала его глаза в отражении , прячась за спинки сидений.

Не нравятся мне эти загадки. Скорей бы он уехал. Я взяла послушно ворох картонных сумок , поцеловала мужчину в щеку, ввернувшись в щель между сиденьями.

-            Спасибо, - поблагодарила.

Глупая, бесполезная, пафосная фигня. Куда мне все это надевать? Кому здесь показывать? Выпита вон и махнула рукой на прощанье. Бээмвэ, коротко бибикнув, черной тварью исчезло в ночи.

-            Добрый вечер! - я вошла в кухню отеля. Бросила яркие пакеты небрежно к ножке стола. Прозрачную сумку с игрушками и конфетами водрузила на столешницу. Охи-ахи Кристины вокруг моего наряда. Радость Кирюши при виде сладостей и большой коробки с его любимыми паззлами. Красный монстр-робот - туда же. Словно домой вернулась. Как же это хорошо, оказывается. Плюхнулась на стул и прикрыла глаза.

-            Кушать хочешь? - вечная фраза в этом добром краю.

-Да!

Час ночи. Дом спал. Никто не орал песни в соседнем заведении. Тишина. Ручка на двери осторожно повернулась. Заперто. Подергалась едва слышно туда-сюда. Костяшки пальцев ткнулись дважды в стекло. Я видела силуэт на фоне темноты. Проглотила смех. Ну?

-            Открой. Это я, - попросил тихо Егор.

Я хмыкнула и открыла. Еще днем, в ресторане сделала ставку, споря сама с собой. Пока текло вино по белой скатерти.

Придет, не придет? Поставила новые, неудобные туфли и выиграла. Придется носить.

Никаких слов. Никаких вопросов и признаний. Быстро скинул спортивный костюм, разнеся свой запах по комнате. Кардамон, мята, что-то там еще. Ц,еловал долго,тщательно. Не насмехался и не старался показать, кто здесь взрослый и главный. Как будто даже прислушивался, что мне нравится, как. Словно хотел угодить,доставить удовольствие. Зря переживает. После победы над собой в гипермаркете, меня устраивало абсолютно все. Я прервала его затянувшуюся прелюдию, сама накатала резинку на давно ищущий меня член, расставила ноги, как можно шире, притянула сверху. Схватила доктора за безупречный зад и втолкнула в себя до самого дна. Обняла руками и ногами,даже переплела их на его спине. Словно он мог сбежать.

- Да! Да! Да! - орала шепотом в соленую шею. Грызла плечо. Синяки останутся. Он не возражал. Все терпел сегодня. Держал себя честно на краю. Вдруг замер. Мое сердце стукнулось трижды в его грудь. Гго не отвечало. Мгновенный ужас. Гго толчок и снова ритм внутри и снаружи. Я выгнулась и долгожданный, премиальный оргазм освободил меня от долгого напряжения дня. Все. Я уснула, оборвав эти бесконечные сутки.