В повседневной жизни термину "Агрессия" придали огромное количество разных красок, таких как: положительная, злокачественная, деструктивная. К положительному или доброкачественному фактору можно отнести такие проявления человека, как: мужество, спортивная злость, напор, нежелание сдаваться, храбрость, настойчивость. Злокачественная агрессия проявляется, как правило в : жестокости, хамстве, наглости, подлости. Ну и конечно же, деструктивная агрессия, согласно философским понятиям непременно направлена на ни что иное, как зло. Многие величайшие умы были поражены тем фактором, что человеку свойственно такое поведение. Разговоры о том, закладывается ли агрессивность человеку еще даже до его рождения и становится его спутником до конца дней, или же по природе своей человек добрый, но без проявления жестокости иной раз просто не выжить, велись и ведутся с самого начала осознанной жизни человечества. 
Древние философы из Поднебесной не могли дать однозначного ответа на этот вопрос. Одни сходились на мнении, что человек по природе своей "злой" и по-другому быть не может. Философ Мэн-Цзы утверждал обратное, что человек рождается абсолютно невинным и должен покинуть этот мир таким же. Или по крайней мере, после рождения человек является относительно нейтральным к проявлению жестокости и что, лишь по мере развития и становления его личности, пережив определенное воспитание и порочное приобщение к тем или иным социальным факторам делает его таковым. Также он полагал, что раз человек изначально не является плохим, то пытаться переучивать его на "плохую" сторону, значит идти против самой природы и это в корне является неправильным. Спустя 19 веков эту теорию поддержал и даже развил небезызвестный Жан-Жак Руссо. 
Человечество с течением времени, так или иначе, понятное дело, проявляло себя с не самой лучшей стороны. То и дело, появлялись различные диктаторы, жаждущие войн и завоеваний. Само собой, это нельзя трактовать ничем иным, кроме как, проявление агрессии, относительно другого человека. С другой стороны, в отличии от специально выведенных и созданных биологических видов, направленных исключительно на враждебное поведение, такие как: бойцовские виды собак или агрессивные грызуны - человек, в не зависимости от принадлежания к той или иной расе или этнической группе, а также религиозной принадлежности не проявлял себя более жестоко, чем любой другой человек, другой направленности. Во всех расах, верах исповедания или этнических группах, само собой, появлялись лидеры и конечно, же воины. Жестокие, иной раз безжалостные, но это не отменяет того факта, что все люди разные, и что в других расах таких людей нет, судить об этом так категорично, конечно же нельзя. 
Социальные науки единогласно пришли к мнению, что на проявление и становление агрессии в характере человека, влияют именно средовые факторы. К таковым можно отнести: неправильное воспитание, грубое воспитание, физические наказания в раннем возрасте, возможное унижение и принижение достоинств человека, наложение запрета на эмоциональное восприятие окружающей среды, а также, даже такой фактор , как чрезмерно высокая плотность населения. Все эти условия, по мнению "социальных и биологических наук" и могут привести к формированию чувства агрессии к окружающему миру у ребенка и даже взрослого человека. 
Природа человеческой агрессии с трудом, но все-таки поддается анализу. Даже, если взять в пример двух великих (в какой-то степени) людей своего времени, таких как Джек Потрошитель и Джон Рокфеллер, их обоих объединяет то, что их можно считать одинаково агрессивными, несмотря на то, что разница между ними колоссальна. Австрийский зоолог К. Лоренц уверен, что между различными человеческими популяциями несомненно есть различия. Так, что одни являются более агрессивными изначально, с самого их рождения, ввиду естественного отбора. В качестве своего примера он берет население племени Юта, которая славится своей особой жестокостью и непримиримостью. Согласно теории Лоренца, человеку свойственна агрессивность, так как он произошел от приматов, а поскольку последние известны всему миру, как травоядные, то поэтому у них отсутствуют инстинкты, присущие хищникам, такие как "инстинкт убийцы". В ходе эволюции, для сохранения своего вида, у хищников выработался "стоп-механизм" агрессии, относительно себе подобных, потому как, внутривидовая борьба, рано или поздно привела бы к полному вымиранию всего вида. У приматов же такой надобности никогда не было, ибо природа не могла представить себе, чтобы голые обезьяны стали бы хладнокровными убийцами, именно поэтому они спокойно сосуществует со всем животным миром уже много тысячелетий. В своей работе, которой Лоренц посвятил часть своей жизни, он отмечал, что в основном агрессия трактуется, как основная движущая сила в борьбе за существование, при том, что эта борьба, как правило, ведется внутри одного вида. 
Другой, известный деятель, Р. Докинз описывает человека, как самую эгоистичную машину, с одним лишь интересом - любыми всевозможными способами, как можно лучше обеспечить свои гены в целом. Другими словами, человек тоже борется за выживание в этом мире. И как становится понятно, когда один вид борется за выживание, то так или иначе, он покушается на благосостояние и даже жизнь другого вида. Происходит это по причине того, что внутри вида, представители которого очень схожи меж собой, вынуждены вести и выдерживать конкуренцию, опять-таки между собой за все необходимые им ресурсы. Чуть ли не самым главным "ресурсом" у каждого вида является - брачный партнер. Без которого невозможна сама основная цель существования вида - продолжение своего рода, своей линии. Как правило, борьба в этом направлении, происходит преимущественно среди самцов за самок. Это означает только одно, самец сможет продолжить свой род, а в первую очередь, просто отвоевать себе самку, только в том случае, если сможет отстоять свои интересы у конкурирующего самца. Без причинения ущерба, как становится понятно, тут уже практически не возможно обойтись. Логичным становится и то, что после того, как соперник был умерщвлен, съедать его. Но в полной мере, каннибализм в природе встречается крайне редко. Занимательным фактом проведения таких "боев" в природе, является то, что они все подчинены неким негласным правилам. Так, например, если во время проведения схватки, один из соперников демонстрирует, что он проиграл битву, то доминирующий самец, как правило, принимает победу, и отказывается от нанесения смертельного удара побежденному и дает ему шанс покинуть территорию. Таким образом, получается, что именно Человек Разумный является единственным видом, неподвластным этой природной мудрости. Ведь, именно человек убивает себе подобных ради того, чтобы стать единственным наследником "каиновой печати". 
Известный основатель психоанализа и психологии в целом, Зигмунд Фрейд в своей работе, получившей название "По ту сторону удовольствия" повествовал о своем понимании агрессии. Он рассматривал агрессию как соединение Эроса и Танатоса (созидающее начало и деструктивное начало), с доминантой в виде Танатоса. Он полагал, что именно Танатос находился в постоянной борьбе с Эросом, потому как пытался перевести жизнь в неорганическое состояние. Именно поэтому, по его мнению, агрессия - это проявление и бесспорное доказательство биологического инстинкта. Но в таком случае, напрашивается логичный вопрос, как тогда, если в человеке, изначально заложен инстинкт смерти, он проживает достаточно долгую жизнь? Ответ Фрейд нашел в механизме нейтрализации таковой, главную функцию которого выполняет - Человеческое Эго. После рождения у человека он в полной мере отсутствует, но по мере развития он начинает его приобретать и развивать, тем самым нейтрализуя свой инстинкт. 
Доктор H. Parens, который посвятил всю свою жизнь на изучение агрессии у детей, считает, что все дети рождаются с совершенно разным уровнем количества агрессивности. При этом он практически сопоставляет агрессию - активности, полагая, что со временем агрессия у ребенка перерастает в активность. Фрейд, к слову, тоже в своих работах частенько использовал слова "агрессивный" и "активный" как синонимы, но в последующих работах старался все больше от этого отходить. H. Parens также отмечал, что агрессия может проявляться в различных формах, но при этом все они имею общую направленность - желание субъекта не находиться "вне этого мира" и находить постоянный контакт с самим собой и с миром в частности, а также контролировать эти явления. Достижение любой цели обязательно требует подчинения и контролирования любых препятствий, встречающихся на пути. Для этого и нужна Активность. В таком случае, агрессия становится ключом, предоставляющим энергию для разрешения этих вопросов и препятствий, вставших на пути. В свою очередь, Фрейд не придавал особого значения агрессии, полагая, что инстинкт самосохранения и либидо являются наиболее доминирующими силами в человеке. Его ученик, Адлер в 1908 г. привел понятие агрессивности, к принципу, объединяющему психологические и биологические явления и назвал агрессивность - основным (всеобщим) инстинктом. Исходя из этого, он называл любые другие желания, которые так или иначе проявляются в жизни человека, подчиненными агрессии. Агрессивный инстинкт становился неким компенсатором психической силы человека, без которой он агрессивным путем справлялся и преодолевал любые трудности и преграды, стоящие перед ним. По мнению Адлера, в случае одновременного проявления сексуального и агрессивного инстинктов, последний всегда будет доминировать. В итоге, Адлер пришел к тому, что считал агрессивный инстинкт - способом преодоления препятствий и преград на пути, к чему-либо, а другими словами, к адаптации. 
Г. Маркузе, воспользовавшись учением Фрейда утверждает, что наша цивилизация строилась на запретах первичных инстинктов. Первый был направлен на сдерживание сексуальности, которая брала начало в длительных и увеличивающихся групповых отношениях. Вторая занималась сдерживанием инстинктов разрушения, которые вели к господству мужчины и природы, а также моральной и социальной смерти. Поскольку данный союз прекрасно работает, можно судить о том, что Эрос берет верх перед Танатосом, потому что социальное применение вынуждает инстинкты смерти быть на поводу у инстинктов жизни. С другой стороны, сам процесс цивилизации и приводит к тому, что человечество само начало выбирать количество контролируемой агрессии и сублимировать её. В таком случае и происходит ослабление Эроса, что приводит к высвобождению деструктивной энергии. Исходя из этого, можно предположить, что любой прогресс неизменно связан с регрессивной тенденцией на уровне инстинктов и со временем, цивилизация и человечество сталкиваются с тем, что приходится сталкиваться с тем, что только лишь, удовлетворять свои интересы и желания, а также к достижению покоя. М. Шеллер писал, что любое проявление порыва и воли к власти является ни чем иным, как проявление главного мотива человека к бытию, которое предшествует любой современной науке и технологии как начало научной мысли и интуиции. Любой организм переживает стремление природы к овладеванию и познанию, а также контролю. Отсюда, труд становится силой и провокацией, направленной на замещение познания самой природы, на преодоление сопротивления. При таком настрое к труду, любые образы субъективного мира предстают символами агрессии и направленности, действие становится осуществлением господства, а реальность сопоставляется сопротивлением. 
Социолог Фромм различал два вида агрессии. Первый вид агрессии человека, как и у животных был заложенным импульсом к атаке или же бегству, в зависимости от ситуации, в которой находится индивид, при угрозе опасности. Такая оборонительная агрессия, является доброкачественной и служит исключительно для выживания индивида или даже рода, она имеет биологические корни и затихает в момент исчезновения опасности. Противоположный ей вид агрессии - злокачественный, выражается в деструктивности и жестокости, проявляющейся исключительно у человека, у животных, как правило, такой агрессии не наблюдается. Такая агрессия не имеет никакой цели, а значит не служит никакому приспособлению. Фромм соотносил доброкачественно-оборонительную агрессию к злокачественной, как становление характера, то есть человек должен уметь разграничивать естественные влечения, имеющими свои корни в физиологических страстях и имеющими начало в характере. Инстинкт - сам по себе является ответом организма на физиологические потребности человека, а страсть - это уже является экзистенциальной потребностью, присущей исключительно человеку. 
Фромм также выводил целый ряд поведений , которые называл "псевдоагрессией". К таковым он относил: непреднамеренную агрессию (случайное ранение), игровую агрессию (необходимость, например, на учебных занятиях проявить свою ловкость и свои атлетические стороны, чтобы продемонстрировать свое мастерство), а также не несущие в себе никакой деструктивной цели и направленности отрицательных мотиваций (гнев, ненависть). Такие виды занятий, как фехтование, борьба, стрельба из лука, которое изначально были направлены на то, чтобы поразить противника, в конечном итоге и вовсе превратились в виды спорта, в которых во время проведения поединка имеет место проявление агрессии, которая, как правило, сразу же стихает после завершения оного. Концепция агрессии как самоутверждения находит свое начало среди мужчин в период воздействия гормона тестостерона, способствующего увеличению уровня агрессии и проявления подобного поведения. Мозг же животного направлен на то, чтобы мобилизовать все свои инстинкты в случае, когда ему угрожает опасность, а также, когда его ограничивают в жизненном пространстве, сексе, пище или когда его потомству угрожает опасность. Очевидным становится, что в таком случае проявляется оборонительная агрессия, но никак не деструктивная. Человек в этом случае, поступает двумя способами, заложенными у него на уровне подсознания, то есть, порой не осознанно, в критических ситуациях, он либо отвечает атакой, либо бегством. У человека эта врожденная тенденция проявляется заметно реже. Она проявляется только в случаях, действительно опасных для его существования или свободы, а также его имущества. Разумеется, что человек может проявлять агрессию в случаях, когда его интересы или религиозные предпочтения оскорбляются, но это не означает, что он всегда будет являться агрессивным. В этом плане, вполне возможно, можно оправдать проявление большей части войн, как оборонительную агрессию. Несмотря на все это, агрессия человека и животного всегда будет немного, но различной. Речь в этом контексте идет о том, что: 
Животное реагирует агрессией исключительно только в сам момент опасности. Человек же, обладая долей фантазии и в какой-то степени предвидения, способен реагировать агрессией не только на текущую обстановку, но и продумывать её, и использовать по назначению в будущем, в случае, если ему становится известно, что планируется против него не доброе. Другими словами, человеческая агрессия мобилизуется не только в момент опасности, но и тогда, когда условий для её появления нет совершенно. Получается, что человек способен "выдать" агрессию, согласно своим же собственным прогнозам. 
Человек, помимо того, как способен смоделировать будущую ситуацию, также очень прекрасно поддается убеждению и допускает варианты, чтобы им манипулировали, использовали по своему назначению и даже руководили им. Тем самым он способен разглядеть опасность, где её и вовсе нет. Благодаря этому, Фромм и объясняет начало современных и пройденных масштабных войн. 
Дополнительная мобилизация агрессии у человека по сравнению с животным обусловлена спецификой самого человеческого существования. Человек, также как и животное, вынужден отстаивать свои права на территорию и защищать его. Однако сфера интересов человека значительно выше и больше, чем у того же животного, из-за этого ему приходится обустраивать свои физические потребности, но и психологические. Ему необходим психологический покой и равновесие, для того, чтобы быть способным выполнять и осуществлять свои функции. И конечно же, самый главный интерес человека заключается в осознании себя, как личности. 
Фромм описывает реакцию на угрозу, как мобилизацию страха на реакцию нападения или тенденцию к бегству. Последнее решение дается человеку проще, в тех случаях, когда он пытается "не сесть в лужу". Когда условия являются слишком жесткими или когда позора избежать не получается, в таком случае закономерным является проявление реакции нападения. Страх и боль являются крайне негативно заряженными эмоциями и чувствами. Человек любыми средствами стремиться избавиться от них. При побеге от страха или боли, человек часто используют любые подручные средства, такие как: секс, сон или общение с людьми. Но наиболее правильным решением в этом отношении должна стать агрессивность. Когда человек в состоянии найти способ выхода из пассивного состояния страха в агрессию, нападение или даже к деструктивному нападению, то мучительное чувство страха сразу же отступает. 
Одним из других видов биологической приспособленности является "инструментальная" агрессия, которая служит лишь одной цели - обеспечение желаемого. Разрушение в этом случае играет не главную роль, а лишь вспомогательную, так как служит только средством для достижения истинной цели. Такой вид агрессии сродни схож с оборонительным, однако отличает их пара аспектов. У млекопитающих и хищников существует врожденная агрессия, которая служит им единственным способом пропитания. Но при этом у них существует определенная нейронная связь, которая мотивирует их нападать на других животных. У человека же такой врожденной способности нет, он ее получает эмпирическим путем, путем опыта и проб, а также основана она на обучении. При анализе подобного поведения Фромм описывает это как "желательное" и "необходимое", то есть в этом существует какая-то физиологическая потребность. Когда человек совершает кражу или любое другое противоправное действие, только лишь потому, что у него нет банального минимума средств на существование его или его потомства, это можно отнести к тому, что такое действие подразумевает физиологическую мотивацию. Человек, в отличии от того же животного желает иметь не только самое необходимое для существования, но и иметь достаток, чтобы обеспечить себе свое тщеславие, жажду власти и славы. Он не способен остановиться на том, что имеет. Человеку хочется ещё и ещё. При этом только лишь человек способен убивать только лишь для удовлетворения своих потребностей и интересов. Это единственное живое существо, которое способно убить себе подобного без какой-либо выгоды или смысла для себя. 
Одним из основополагающих факторов, влияющих на формирование злокачественной агрессии, Фромм считает и приводит сюда - скуку, депрессию и отсутствие интересов. В ходе эволюции человек приобрел такие свойства психики, не доступные ни одному другому существу, к ним относятся: разум, воображение, сознание. Такие аспекты не могут существовать в безвоздушном пространстве и требуют для себя создания соответствующих условий. Внутри такой структуры и образуются ценности человека и интересы, благодаря которым он начинает свое движение в той или иной заданной плоскости, чего стоит держаться, а чего лучше и вовсе избегать. Человеку просто необходимо создавать для себя объект почитания. Таковым может послужить простейший идол в диких племенах или же Бог в более развитых странах. 
Известно, что человеческий мозг нуждается в отдыхе. Но не только в нем, также ему требуется время от времени регулярная доза возбуждения. Г. Селлье называет состоянием эустресса. Отсутствие эмоционально значимых факторов в раннем возрасте, может послужить плохую службу в формировании агрессора в последующем развитии ребенка. При этом, этот фактор является наиболее значимым, даже по сравнению с физическими наказаниями и другими вредными методами воспитания. В условиях сенсорной изоляции, человек начинает испытывать страх и даже панику, а порой и галлюцинации. Фромм видит в правильном "созревании плода" - наличие чувства единения. Э. Эриксон значительно разработавший и углубивший эту тему, являясь её основоположником, утверждал о необходимости идентификации человека себя с другими людьми. Делается это для того, чтобы он мог сказать: "Я такой же, как и они". В этом отношении подростку намного проще причислять себя к числу наркоманов или хиппи, только лишь, потому что он не хочет считать себя одиноким и не идентифицировать себя вообще никак. 
По проблемам скуки и отсутствия интересов, Фромм различает 3 категории людей: 
Люди, активно действующие и проявляющие реакции на поступающие раздражители. Таким людям не ведома скука. 
Люди, нуждающиеся в постоянном подпитывании своих интересов. Такие люди обречены на скуку, но поскольку они её постоянно компенсируют, им она практически не известна. 
Люди, для которых практически невозможна ответная реакция на раздражители. Такие люди, как правило, очень больны, но не осознают этого, но при этом осознают свою ущербность. 
В третьем случае, Фромм отмечает что лица, находящиеся в этом пункте, в основном страдают от хронического дефицита внимания, депресии, которая огромным шаром, неизбежно ведет к хронической скуке. Самым опасным явлением в этом случае, является "некомпенсированная скука", которая перерастает в агрессию и насилие. Чаще всего, это проявляется в "пассивной форме", например, в желании смотреть кровавые фильмы и ужасы по телевизору. А от такого пассивного получения удовольствия очень легко перейти к активным действиям получения оного, непосредственно при помощи проделывания всего того же, что и является условием удовольствия. Как следствие, хроническая депрессия и отсутствие интересов приводит к тому, что у человека появляются трудности в общении с другими людьми. Эмоции у таких людей находятся в застывшем состоянии. Им неведомы чувства радости, любви, но при этом они также не испытывают боли и страданий. 
Также Фромм писал о важности значения структуры характера при формировании садизма. Человек, еще в меньшей степени, чем животные детерминирован инстинктами. У него развились компенсаторные способности, выполняющие функцию инстинктов. Такую компенсаторную роль у человека играет характер, являющийся специфической структурой, организующей человеческую энергию, направленную на достижение цели, а также определяет паттерн поведения. Фромм выделяет особый садистско-эксплуататорский характер, суть которого состоит в эксплуатации других людей, которых обладатель такого характера уничижает, т.е. относится к ним как к "человеческому материалу" или средству достижения цели. Основным стремлением продуктивной личности Фромм считает желание любить, одарять, делиться с другими. Влечения эти, обусловленные характером, бывают настолько сильными, что кажутся обладателю такого характера абсолютно естественными. 
Фромм ввел такое понятие, как "социальный характер", под которым понимает неведомую человечеству энергию, необходимую для формирования и существования определенного общества. Понятие "характер" вводится Фроммом, как наиважнейший фактор, объясняющий агрессивность, как страсть к разрушению и садизму. Все это коренится обычно в характере. У людей с садистическими наклонностями, такая страсть объёмами и интенсивностью становится доминирующим компонентом в составе личности. 
Фроммом были также введены такие понятия, как "биофилия" и "некрофилия". Под первым подразумевается - любовь ко всему живому, растущему и благоухающему. Под вторым понятием "спрятано" желание и интерес ко всему мертвому, механическому, сгнившему и погибшему, а также желание превратить все живое в таковое, ненормальная страсть к разрушению. Разрушениям, исключительно ради разрушения. Испытывание влечения к мертвому миру и погибшим людям наиболее частая картина в снах некрофилов. Такой характер наиболее четко прослеживается в мнении некрофилов, что все проблемы решаются исключительно одним путем - насилие. Также для некрофилов известен такой постулат, что "Насилие - это способ превратить человека в труп". Такие люди совершенно не заинтересованы в сопереживании другим людям, они никогда не выказывают желания помочь другим людям, не пытаются найти способ конструктивного диалога с другими людьми. Некрофилы находят свои интересы в изучении всех проблем и болезней человеческого тела и в теме смерти. 
Одной из самых трудноуловимых черт характера некрофилов является снижение интересов к жизни или безжизненность. Достаточно умный и образованный некрофил может рассказать вам об интересующей его теме очень подробно и точно, но сделать это так холодно, безинтересно, скучно и безжизненно. Противоположность ему - биофил, может рассказывать о незначительных вещах, но делать это действительно интересно и занимательно, что вам захочется слушать и слушать его далее, дополнительно "заражаясь" позитивом от него. Самый яркий некрофил, с которым Фромм "работал" на протяжении своих работ был Гитлер. Фромму был интересен процесс становления его таким, каким он стал, на протяжении всей жизни. С целью выживания, человек должен получать удовлетворение своих физических процессов, иначе просто нельзя. Его инстинкты заставляют снова и снова проделывать одну и ту же работу, чтобы удовлетворить свои потребности, при этом действуя в том направлении, которое требуется для выживания. При этом исполнение одних лишь физиологических потребностей не ведет к моральному удовлетворению и не гарантирует счастья и благополучного состояния человека. 
Опираясь на знания и учения Фрейда, согласно ему, садизм и садистические желания, которые могут быть и не связаны с действиями сексуального характера, все равно имеют корни в сексуальной мотивации. Желание добиться власти, также как и жадность или нарциссизм - все эти связи определенным образом связанны с сексуальным поведением. Потому как, нет ни одной сферы жизнедеятельности человека, более "чистой" или "не заученной". Именно в сексуальной сфере проявляется его истинная натура и характер, здесь он не может проявлять себя подражателем или вести себя стереотипно, здесь он тот, кто он есть. 
А. Геллен утверждал, что духовные институты слишком сильно канализируют притязания и интересы субъекта к его представлениям и рефлексиям. Также он остается очень раздасадованным, относительно эпохи, которая обрекает человека на утрату контакта человека с миром, тем самым оставляя ему единственное решение - стать пленником воображения. Согласно его представлениям, фантазии - это порок, недостаток, иллюзии и обман. Опять же, с другой стороны сама "Гелленовская теория" гласит о том, что человек - существо фантазирующее, при этом одинокое и самоуглубленное. В этом же и кроется очередное различие между человеком и животным. Животное может изучать внешний мир, но для самого себя остается неизведанным. Человек, также, как и животное, окружен многочисленным количеством других видов и людей, в округ себя, однако в случай чего, человек способен "уйти в себя", а животное нет. 
Нахождение в реальном мире без рефлексии и отражении своей сути на мир, возможно лишь в том случае, если человек находится на уровне, способном достаточно сильно и интенсивно воспринимать и концентрировать свое внимание. Если же такого не происходит, человек обречен на "уход в себя" с последующей рефлексией и подчинением своим же законам своего собственного мира, на уровне фантазий и воображений, именно том уровне, которое и порождает "тех самых чудовищ и монстров". Такое бытие, согласно Гелленовской теории, является подобием сна и дереализации. 
По мнению Г. Маркузе за все время существования общества, оно подвергалось культурному подавлению и цензу. При этом не только биологическое и общественное состояние, но и отдельные стороны бытия человека, как и структура его интересов, в частности. С другой стороны, именно это принуждении и стало основоположником или первым витком прогресса в полной мере. Потому, что несдерживаемый и неконтролируемый сексуальный инстинкт и его подобие - агрессивный инстинкт являются крайне губительными. Разрушительная мощь и сила этих обоих инстинктов заключается в императивном стремлении к получению максимально возможного удовольствия и удовлетворения как самой цели. Достаточно вспомнить один пример, когда подопытной мыши в зону удовольствия мозга был введен электрод. Впоследствии, эта же мышь сама себя и "убила" от истощения, чрезмерным стимулированием этой зоны. Отсюда же и проистекает необходимость отклонить инстинкты от их цели, при помощи обложения запретов, гарантирующих их невостребованность. Обычно таким запретом становится власть, которая регулирует это при помощи различных законов и федеративных, социальных и моральных норм. В некоторых случаях "прибегают" к помощи религиозного направления. Как только происходит модификация, перенаправление инстинктов и начинает происходить цивилизация. Сдержанная энергия в этом случае идет на поддержание творческих интересов человека или же на простой, повседневный труд. Все ради того, чтобы цивилизация продолжала существовать. Дополнительный "замок" на инстинктах сдерживают силовые структуры стран, а также положительные и отрицательные санкции, вводящиеся на тот или иной слой закона. Человек в полной мере не может считаться человеком до тех пор, пока не произойдет его полноценная трансформация его природы и сущности, действующей не только в угоду интересов его инстинктов, но и на принципы, которыми это удовлетворение инстинктов достигается. Зигмунд Фрейд назвал это явление - трансформацией принципа удовольствия в другой принцип, принцип реальности. Бессознательное в человеке заинтересовано исключительно в получении удовольствия, а сознание человека должно направлять и мотивировать его заниматься чем то большим. 
Однако же, если не сдерживать принцип, по которому человек получает удовольствие, то это непременно приведет к тому, что человек познает конфликт с природным и человеческим окружением. В таком случае, человек начинает осознавать, что полное, но при этом безболезненное удовлетворение всех его потребностей просто невозможно. Это ведет к новому кризису, результат которого должен вывести его на новый принцип реальности. Благодаря этому, человек учится отказываться от опасного, но доступного принципа удовлетворения на некоторое время, до тех пора, пока он не будет уверен, что там его будет ждать гарантированное удовлетворение. 
Как только принцип реальности у человека начинает формироваться более осознано, то только тогда "подобие человека" перестает в полноценное "Я", способное рассуждать критически и осторожно. Человек начинает стремиться к тому, что "полезно", и при этом без причинения ущерба собственному здоровью или психической составляющей. Под фактором принципа реальности, человек начинает развивать функцию разума и ведущие из него способности к самопознанию, мышлению, анализу, памяти и к вниманию. Он становится полностью сознательным и мыслящим индивидом, который приводится в действие под действием моделей поведения, навязанных ему извне. И при этом остается только лишь одна функция, которая остается без изменений - фантазия. Находясь порознь от принципов реальности, фантазия держится принципов удовольствия. 
Ф. Перлз полагал, что агрессия и деструкция, в качестве элементов восприятия необходимы для того, чтобы научиться глубоко воспринимать и понимать действительность. Следующим процессом после деструкции идет реструкция. Оба этих явления ни в коим разе не относятся друг к другу, они нужны лишь для того, чтобы научить наше поведение относится к объектам. Отсюда получается, что любое доверительное отношение строится на разрушенных барьерах, когда люди начинают понимать друг друга, к слову и К. Лоренц об этом же говорил. Такое поведение свидетельствует о том, что человек сперва изучает другого человека некоторое время, спустя которое уже могут начать строиться новые отношения, согласно его потребностям. В том случае, если некое переживание не разрушается, а просто целиком "проглатывается" человеком, то на выходе получается, ни что иное, как просто обычная форма без содержания. Если человек не умеет разрушать, а затем реструктуризовать отношения с новым человеком, а эти два процесса являются по сути своей производными от взаимодействия эмоционально-волевой и интеллектуальных сфер, то это значит, что человек не способен выстроить отношения на доверительной основе. 
Французским психиатром Клерасбо было отмечено, что при формировании агрессивных личностей имеют место быть садистические фантазии и представления. Известно ведь, что для того, чтобы достичь сексуального возбуждения, садисту хватает одной лишь фантазии. Фантазия сама по себе является процессом формирования возможных будущих идей или показателем того, что такая программа уже работает и существует. 
Большое количество психически больных людей дают волю своим фантазиям и галлюцинациям, они позволяют бреду и искажениям в сознании изменить реальность в угоду своих потребностей, в том числе и эмоциональных. Однако при этом они не теряют мысли о возможном переходе в иной, другой мир. До определенной степени они "влачат" двойное существование. Сохраняя свои собственные представления и осознание о существующем "реальном" мире, они создают для себя "свой собственный", где им гораздо удобнее и комфортнее находиться. Таким образом они защищаются от "внешнего" мира. Фантазируя, они используют возможность воображения не для того, чтобы овладеть реальностью, а для того, чтобы наоборот, избежать её. Фантазия является их основной частью мышления. 
Одним из видов проявления насильственных действий агрессии и деструктивности, является - жестокость. Само определение жестокости в юридическом плане представляет собой очень брутальные способы совершения и проведения преступлений. Используется оно для обозначения соответствующих свойств характера преступника. Жестокость также имеет место быть преднамеренной и непроизвольной, проявляться она может как в словах (умышленное унижение словами) или же использоваться в воображении и при фантазировании, когда человек представляет себе образы истязаний, пыток и причинение мучений людям или животным. Жестокость может проявляться как к людям, так и к животным. Нередок случай, когда человек может испытывать особую жестокость к людям, но при этом в то же время испытывать сентиментальность к животным. Именно жестокость придает определенную "окраску" действиям преступного характера, таким как: насильственные действия, доведение до самоубийства, хулиганским действиям или оставлении в опасном месте, а также многим другим. Как правило, большая часть населения любого общества крайне негативно относится к действиям преступного характера, совершенных с особой жестокостью, даже если они были формально санкционированы. Личностная черта, как жестокость можно воспринимать, как таковую в случаях, когда доставляет удовольствие и когда человек изъявляет желание в причинении вреда людям или животным, в действии или наоборот, бездействии, а также в фантазировании подобных сцен. Желание и стремление, а порой даже и влечение к жестокости становится до какой-то степени почти нормальным явлением на сегодняшний день. Ф. Ницше полагал, что такое явление является абсолютно нормальным, и что оргии особой жестокости являются фундаментальным фактором в формировании общества и всего человеческого рода в целом. Сексуальная сфера тоже известна такими проявлениями, как садизм и мазохизм. Сексуальная отстраненность или же фригидность не означает, что человеку не интересно причинение вреда или страданий, а также стремление к власти и даже могущества, которая достигается при помощи причинения увечий и страданий. Морализаторство, как вид мышления также является подвидом проявления власти и силы, которая проявляется в виде получения неподдельного удовольствия от страданий. Морализаторство, также является следствием желания причинять боль и страдания. 
Злокачественная агрессия, как и деструктивное поведение являются основополагающими факторами антисоциального и асоциального поведения индивида. К. Ясперс говорил о том, что асоциальность формируется как следствие неспособности и отсутствия возможности научиться общаться с другими людьми и справляться со сложившимися ситуациями. Понятное дело, что такая неспособность является чем-то весьма и весьма мучительным. Любой контакт с людьми становится по-настоящему пыткой и не выдерживая своей личности, человек старается избегать таких проявлений, стараясь находиться в уединении. Это и является источником страданий индивида, потому как закрывшись ото всех, он начинает испытывать тоску и не возможность испытывать чувство любви и общения с другими людьми. Его поведение становится заметным для окружающих, которым он досаждает своей неловкостью и неуклюжестью. Застенчивость перемешивается с неумением общаться и бесцеремонностью, все его проявления становятся неумеренными, противореча всем канонам поведения в обществе. Он начинает замечать, что окружающие его реагирует на него не так, как он бы того хотел, из-за чего еще сильнее начинает замыкаться в себе. Для того, чтобы уметь выстраивать межличностные отношения, необходимо в первую очередь обладать эмпатией, чего у таких людей, как правило, нет. 
Под эмпатией, в общих чертах принято понимать - способность человека, аналагово опосредованной функцией лимбической системы воспринимать и обрабатывать информацию поступающей извне, расщепляя ее и при помощи предустановленной обратной связи прогноза последующих действий и событий, вырабатывать стратегию и модель поведения для получения наибольшей выгоды из ситуации. Эмпатия не является "застывшей" функцией, это процесс при котором, как раз таки и происходят межличностные отношения и контакты, результатом которых становится возможность разрешение и удовлетворение проблем и потребностей, своих или собеседника. При этом не редок, когда разрешаются и удовлетворяются и высшие потребности. Результатом общения становится разрушение и изменение в нейрохимическом составе мозга, каждой из общающихся сторон. Если же функция лимбической системы одной стороны нарушена, то происходит порочный круг, при котором эмпатия становится нарушенной или и вовсе невозможной. Чем выше у человека эмпатия, тем чаще он будет стараться искать общение, тем самым еще больше увеличивая свой уровень эмпатии и совсем наоборот. Человек с довольно низкими эмфатическими показателями не старается заводить новых отношений и знакомств, не ищет общения, из-за чего у него страдает процесс идентификации и уровень эмпатии снижается и его витальные потребности становятся все более и более не удовлетворенными. Люди такого склада наиболее подвержены интроспекции и склонны к морализаторству болезненной саморефлексии и как это называет ряд авторов-психологов склонны к снижению собственной достоверности. Также как и к чувству внутренней пустоты, мертвенности и рассуждательству и как правило, такие люди обладают аффективным фоном или дистимией. Сенсорная и эмоциональная депривация часто приводит к одному и тому же - к психозу. Данные индивиды являются очень рациональными, поскольку их мышление лишено лишней эмоциональной подверженности. Чаще всего под воздействием различных факторов среды, таких как обстоятельства стрессовых ситуаций, они способны совершить переход на совершенно новый уровень экзистенции. Как правило, это сразу же сопровождается чувством собственной ущербности, поскольку они перешли и познали совершенно новый уровень. Как все та же, самая подопытная крыса, с вживленным в зону мозга электродом , которая то и дело нажимала на рычаг, они ищут способы вернуться на свой низкий эмоциональный уровень путем принятия различных психотропных препаратов или совершения и выполнения опасных и рискованных мероприятий. 
Александер в своей работе " Заметки об отношении комплекса неполноценности к комплексу вины" от 1938 г. дошел до того, что начал разграничивать психологию чувства вины и психологию чувства неполноценности, другими словами - стыда. В литературе такой направленности в те годы стали использовать эти два термина, как взаимозаменямые слова. Однако, Александер дал четко понять, что они имеют совершенно различные, если и вовсе не противоположные значения и эмоциональное содержание, а также различные функциональные результаты. У Александера, чувство вины - это ни что иное, как реакция на любое неправильное действие, совершенное или всего лишь замысленное по отношению к другому человеку, что может спровоцировать желание получить заслуженное наказание. Виновный человек, в поисках наказания, чувствуя свою вину перестает быть агрессивным, находясь в состоянии "замороженности" или даже "ментальном оцепенении". Подобная реакция наиболее четко наблюдается у депрессивных больных, а так у заторможенных людей и отсталых, которые частенько обвиняют себя в греховности. А вот, как раз таки, стыд, по Александеру, это реакция организма на слабость, ощущение неумелости, униженности по отношению к себе или другим. Психологическое значение стыда играет совершенно другую роль в сознании человека, оно наоборот способно породить агрессивность в мозгу и действиях человека. Для того, чтобы избавиться от стыда человек должен продемонстрировать агрессию или наказать обидчика, тем самым показать, что он не слаб, как его хотели выставить, он способен победить того, кто его подставил. Стыд сам по себе, является настолько примитивной реакцией, что проявляется даже у животных, но вот чувство вины способно проявить себя только у людей, которых есть настоящее чувство совести, когда у него есть осознание значимости в его окружении и он признает моральные ценности своего круга. 
Любые проявления враждебности и агрессивности, а также отчужденности импульсов способны вызвать чувство вины. Оно же в свою очередь способно подавить желание человека участвовать в соревновании с другим человеком. Когда отсутствует возможность самоутвердиться посредством успешного соревнования с другими людьми, у человека парализуется чувство агрессивность и желание враждовать. Чувства, которые также в последствии будут подавлены чувством вины. Таким образом, образуется еще один порочный круг, который лежит в основе различных невротических расстройств личности.